Министерство установило квоты на рабочие места для людей с ограниченными возможностями

Инвалидная коляска. Иллюстративное фото.

ФОТО: Ants Liigus / Pärnu Postimees

Министерство социальных дел распределило между министерствами и уездами квоту в тысячу рабочих мест, в рамках которой в ближайшие пять лет муниципальным и госучреждениям следует набрать на работу людей с ограниченными возможностями. 

Такую цель поставило перед правительственными учреждениями Рийгикогу, приняв законы о реформе трудоспособности. По словам министра здравоохранения и труда Евгения Осиновского, было посчитано, сколько людей работает в государственном секторе и сколько надо будет еще нанять, а также распределить по отраслям и уездам. В итоге получилась цифра в тысячу рабочих мест.

«Это не какие-то квоты, за невыполнение которых будут гонять, а лишь те цели, с которыми учреждениям следует считаться при подборе персонала. Им нужно больше рассчитывать на людей с частичной работоспособностью», - объяснил министр по вопросам труда Осиновский.

Позитивная неожиданность

Число тысяча показалось красивым, большим, но неожиданно выяснилось, что в правительственных учреждениях, школах, больницах, учреждениях по уходу, озеленительных предприятиях самоуправлений и других учреждениях, которые выполняют государственные поручения, уже работает более 10 000 человек, подходящих под критерии квоты. И это без всяких государственных квот.

«10 000 - это позитивная неожиданность, поскольку распространено отношение, что взять на работу человека с ограниченной работоспособностью невозможно», - констатировал Осиновский, который в начале недели разослал по министерствам и самоуправлениям указания с цифрами их квот.

По словам министра, когда осенью министерство стало спрашивать у ведомств, как они относятся к найму людей с частичной трудоспособностью, то первой реакцией слишком многих самоуправлений и министерств стало, что у них, мол, нет даже пандусов при входе.

«Как будто все они передвигаются в инвалидных креслах!» - заметили в министерстве, добавив, что в обществе в целом, так и ведомствах отношение к людям с особыми потребностями изменилось мало. Жаловались также на то, что откуда взять деньги на сооружение пандусов, чтобы можно было нанять таких работников. По словам министра, в ближайшие пять лет правительственные и муниципальные учреждения все равно должны обзавестись пандусами.

«Мы привыкли думать, что пусть люди с особыми потребностями сидят где-то за шкафом, мы же платим им небольшую социальную пенсию, а на рынке труда им делать нечего – это бесчеловечный и опасный подход», - сказал Осиновский.

Министр пояснил, что основная цель, почему от местных самоуправлений и госучреждений требуют принятия на работу людей с частичной потерей трудоспособности, состоит в том, чтобы изменить отношение во всем обществе, поэтому госучреждения должны показать пример другим работодателям.

Хотя Министерство социальных дел выяснило, что в государственном секторе уже работает более 10 000 людей с ограниченными возможностями, то сами работодатели могут даже не знать, что у них есть люди с особыми потребностями. Поскольку большинство людей с частичной трудоспособностью (так они будут называться с 1 июля) не передвигается в инвалидных колясках, а их особые потребности внешне не заметны.

Люди не горят желанием докладывать работодателю о своих проблемах со здоровьем, боясь, что негативные предубеждения могут помешать их карьерным возможностям или вообще от них постараются избавиться.

Из обратной связи с госучреждениями выяснилось, что другие работники боятся, что работники с особыми потребностями не смогут работать на том же уровне, что здоровые, получая такую же зарплату. Министерство считает, что о таких вещах следует говорить открыто, тогда человек с частичной трудоспособностью сможет работать, скажем, на полставки и получать соответствующую зарплату. 

Какие рабочие места в учреждениях можно было бы предложить людям с частичной трудоспособностью, чтобы учреждения не начали хитрить и для выполнения квоты нанимать только людей с видимыми физическими недостатками, или переоформлять уже работающих людей, подходящих под квоты?

По словам министра здравоохранения и труда, одной из предпосылок успешности проведения реформы нетрудоспособности является изменение отношения к людям с особыми потребностями и частичной трудоспособностью.

Подходящие качества

Осиновский привел пример с Министерством обороны, где, исходя из опыта других стран, подумали, что ряд должностей могли бы занимать люди с синдромом Аспергера. «У них отдельные умения существенно лучше развиты, чем у других, или, например, должности, на которых могли бы иметь предпочтение люди с недостатками некоторых органов чувств, поскольку у них сильнее развиты другие чувства», - привел Осиновский примеры возможностей использования таких людей, которыми могли бы воспользоваться и другие работодатели при найме персонала.

Основский согласился с тем, что уровень образования людей с ограниченной работоспособностью ниже среднего по стране: в Эстонии высшее образование имеется у 27 процентов работающего населения, а у людей с ограниченной трудоспособностью только у одиннадцати процентов. Но людей имеющих профессиональное образование среди них больше.

«Мы хотим изменить трафареты мышления и добиться того, чтобы в объявления на занятие вакансий стало появляться указание на то, что ждем также кандидатов с ограниченной трудоспособностью, - добавил министр. – Если в политике найма персонала поставить цель предлагать людям с частичной трудоспособностью больше работы, то названные нами цифры, скорее всего, будут превзойдены».

Кроме того, что необходимо изменить отношение работников с полной трудоспособностью и работодателей, инициаторы проведения реформы надеются также изменить и отношение к труду и людей с особенными потребностями.

Уже сейчас перед вступлением 1 июля законов о проведении реформы в силу заметно увеличилось количество людей с ограниченной трудоспособностью, обратившихся в поисках работы в Кассу по безработице.  

НАВЕРХ