Ивар Райг: уйдут ли британцы из Евросоюза?

Ивар Райг

ФОТО: Peeter Langovits

Переговоры британцев о выходе из ЕС займут время и могут закончиться новым договором, который также поставят в Соединенном королевстве на референдум, предсказывает умеренный евроскептик ученый-экономист Ивар Райг.

За британским референдумом о дальнейшем пребывании в Евросоюзе напряженно следил весь мир. Провести трезвый анализ различных причин принятого народом решения затрудняют всплески эмоций. Но явно нашла подтверждение старая мысль о том, что Великобритания относится к одному из тех государств Европы, для которых суверенность личности суть ядро суверенности государства. Это часто понимается и даже так, если государство не суверенно, то его граждане рабы.

Большинство британцев трактуют установление власти международных организаций над отдельными лицами, предприятиями и государством как ограничение суверенности. Хотя в определенных условиях это может оказаться и нужным, но для этого требуется время от времени просить дополнительных полномочий у граждан или, как минимум, у их полномочных представителей. Однако британцы не считают Евросоюз достаточно демократической организацией, поскольку право надгосударственной законодательной инициативы имеется только у Еврокомиссии, членов которой народ не выбирал. Хорошо сработал лозунг: «Возьмем власть у Брюсселя назад». Политики и граждане нескольких государств уже высказали желание провести референдумы по условиям вхождения в ЕС, чтобы сделать объединение более демократичным и легитимным.

Шокирующий результат британского референдума заставляет руководителей Евросоюза придти к мысли о том, что видимо с сотрудничеством что-то не так, раз одно из крупнейших государств-членов хочет выйти из союза. Руководители ЕС оказались неспособны решить экономический кризис в Греции и некоторых других странах Южной Европы, провести структурные экономические реформы, а экономический рост отстает от многих других развитых стран. Внешняя граница Евросоюза не защищена, а миграционная политика становится все большей нагрузкой для налогоплательщиков. Большинство членов ЕС хочет получить большие возможности по блокировке законодательных актов ЕС для национальных парламентов в тех случаях, когда они противоречат национальным интересам.

Не случайно в своей программной речи президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер в качестве одной из своих важнейших задач назвал удержание Великобритании в ЕС, а также вместе с Дональдам Туском участвовал во всех важнейших эпизодах достижения соглашения с Великобританией в Европейском совете. Юнкерс прекрасно понимает и то, что экономика многих государств ЕС требует проведения основательных реформ, но без Великобритании их трудно запустить. В результате референдума новый особый статус Великобритании, о котором договорились 2 февраля в Европейском совете, в силу не вступит. Но это не значит, что сотрудничество ЕС и Великобритании прекратится.

Согласно статьи 50 Лиссабонского договора переговоры о выходе из ЕС начинаются после того, как страна представила соответствующее заявление в в Европейский совет. Срок для проведения переговоров установлен в два года, но его можно продлить. Результаты переговоров должны получить одобрение Европарламента и утверждены квалифицированным большинством Европейского совета. Маловероятно, что такие переговоры пройдут быстро, т.е. завершаться выходом Великобритании из ЕС через два года. Переговоры начнутся только тогда, когда осенью в Великобритании появится новый премьер-министр. Не исключено, что переговорный срок продлят, и в сотрудничестве подходящих политических сил постараются достичь нового соглашения, которые можно будет выставить на новый референдум. Так уже было в нескольких государствах ЕС (Дании и Ирландии), где неоднократно выносили на референдум договоренности об исключениях и особой процедуре.

Британское правительство уже достаточно основательно приготовилось переговорам о выходе из ЕС, предлагая на своей домашней странице несколько вариантов Брексита с учетом опыта сотрудничества с ЕС Канады, Норвегии, Швейцарии и других государств. О различных сценариях писал уже и руководитель эстонского филиала Pricewaterhouse Coopers Аго Вилу (см. Postimees от 22.06). Самые трудные переговоры видимо будут по вопросам бюджета ЕС и условий допуска на общий рынок. Проще будет разобраться с вопросами внутренней политики и финансов, поскольку Великобритания не присоединилась ни к Шенгену, ни к единой валюте. Переговорщикам предстоит разработка новой модели выхода, поскольку подобного прецедента нет, если отбросить выход из ЕС Гренландии. В переговорах будут участвовать не только представители Еврокомиссии, но всех государств ЕС, что сделает достижение соглашения очень сложным, поскольку у каждого государства имеется и свой опыт, и свои особенные интересы в экономическом и политическом сотрудничестве с Великобританией. Несколько государств-членов ЕС хотели бы продолжить сотрудничество с Великобританией на особых условиях, но Еврокомиссия наверняка постарается избежать исключений и занять жесткую позицию в плане предоставления особых условий.

На регулярных конференциях The Bruges, патроном которых в течение долгого времени была Маргарет Тэтчер, уже давно обсуждали не только пути выхода Великобритании и необходимость заключения определенных соглашений. Но там даже составлялись списки законодательных актов ЕС, которые необходимо аннулировать после выхода Великобритании, планировали создание в правительстве должности министра реформ, разработку независимых от ЕС законов, например, о свободной торговле с США, Канадой, Австралией, Индией, Китаем и другими странами, в отношении которых некоторые члены ЕС были особенно неуступчивы.

На различных мероприятиях в Лондоне и других местах Англии я неоднократно сталкивался с тем, что очень многие политики и особенно избиратели проявляли неожиданный меркантилизм и прагматичность. Их не особенно интересовали разговоры единых европейских ценностях и солидарности. Они уверенны, что уже в среднесрочной перспективе выход из ЕС будут для них выгоден. Более того, многие британцы даже считают, что дружеский развод был бы выгоден всем. Материковая Европа избавилась бы от постоянно тормозящей работу по углублению сотрудничества островной страны, а Великобритания получила назад бы свой суверенитет и свободные руки в экономике. По мнению большинства британцев Дэвид Кэмерон слишком мало просил у членов ЕС и Брюсселя и добился лишь косметических правок в регламенте ЕС. Архаичная неэффективная модель руководства ЕС и его политика требуют более основательной модернизации и приведения в соответствие с требованиями времени, чем это позволило бы сделать последнее соглашение. Результаты референдума могут стать сигналом к проведению основательных реформ в ЕС.

Результаты референдума запустят не только процесс выхода Соединенного королевства из ЕС, но и еще несколько политико-экономических процессов. Начнется процесс снижения товарообмена Великобритании с ЕС и особенно с Ирландией, а также появятся ограничения в передвижении и использовании рабочей силы. Одновременно крепнуть связи Великобритании с другими великими державами мира, по примеру США еще деловые круги некоторых других государств направят свои европейские инвестиции в в экономику Великобритании. Поскольку избиратели Северной Ирландии и Шотландии в большинстве своем поддерживают вхождение Великобритании в ЕС, то это может вызвать процесс присоединения Северной Ирландии к Ирландии, а также укрепления независимости Шотландии. Великобритания может стать Малоанглией, Шотландией и Ирландией. Евросоюз может еще более потерять свое значение в мировой экономике и политике и со временем может преобразоваться на региональные объединения по принципу запад-восток или север-юг. Не исключено, что выход Великобритании опять возродит идею федерализации ЕС или даже объединения части материковой Европы в одно государство.

Поскольку Эстонии предстоит в первой половине 2018 года председательствовать в ЕС, то уже сейчас стоило бы серьезно подумать о новом видении будущего Европы и начать вместе с партнерами готовить предложения, которые в в 2018 году можно было бы представить в качестве Таллиннской хартии.

НАВЕРХ