Посол России: ратификации пограничного договора мешают плохие отношения

Александр Петров.

ФОТО: Liis Treimann

Ратификации пограничного договора между Эстонией и Россией препятствует двустороннее напряжение, считает посол России в Эстонии Александр Петров. Таким мнением Александр Петров поделился в интервью российскому изданию «Известия», кроме того рассказав об атмосфере недоверия из-за размещения войск НАТО и возможности смены внешнеполитического курса.

— Александр Михайлович, как вы можете охарактеризовать российско-эстонские отношения в настоящее время? Какие существуют сложности?

— Начну с того, что в Таллин я прибыл 11 октября — практически одновременно с этим, в ноябре, в Москву прибыл новый посол Эстонии Арти Хилпус. Принимая у него верительные грамоты, наш президент четко сказал, что Россия настроена на взаимоуважительный диалог в духе добрососедства. Фактически это были инструкции, как нам работать в этой стране.

В настоящее время, однако, в политической сфере отношения переживают сложный период. Это касается и торгово-экономических связей, где итоговые цифры не радуют. Политические отношения в цифрах не измеришь, но у нас заморожены механизмы двустороннего взаимодействия. Это не наша вина — мы готовы к ведению диалога, но этому прямо препятствуют государства — члены НАТО, которые заняли определенную позицию по отношению к нам. Против нас были введены санкции, существует практика запрета на въезд определенных граждан в Эстонию — на мой взгляд, совершенно немотивированного. В результате стопорится продвижение вперед по ряду областей.

— А как дислокация войск НАТО на территории страны влияет на развитие двусторонних отношений?  

— Я неоднократно говорил в ходе встреч с эстонскими представителями, что ни один серьезный западный политик не верит в агрессивные планы России. Способствует ли размещение ПРО созданию атмосферы доверия между нашими странами? Нет и нет. Отсюда — невозможность решать важные вопросы между РФ и Эстонией. 

— Расскажите, пожалуйста, подробнее, какие вопросы нуждаются в урегулировании?    

— Во-первых, это ратификация договоров о госгранице. Мы неоднократно заявляли эстонским представителям, что ратификация пограндоговоров предполагает наличие соответствующей атмосферы, а именно — когда стороны избегают того, что способствует нагнетанию напряженности. Этого пока не произошло. В качестве примера: 9 мая из Пскова в Тарту направлялась делегация во главе с вице-мэром Пскова. На границе эту делегацию держат в течение пяти часов, осматривают всё до мелочей, ничего не находят, но не пускают. Между тем в Тарту ее ждали, чтобы совместно отметить историческую и важную для обеих стран дату. К сожалению, такого рода примеры не исключение.

Кроме того, меня несколько раз вызывали в МИД по поводу якобы нарушения воздушного пространства Эстонии. На каждый такой протест в Москве через посольство Эстонии передавалась подробная информация, где наглядно было видно, что никакого нарушения воздушного пространства не было. Однако это не изменило позицию эстонской стороны.

— А что предприниматели говорят по поводу антироссийских санкций?

— Бизнес недоволен сохранением санкций против России. Видные представители эстонского бизнеса говорят о том, что ограничительные меры наносят прямой ущерб эстонской экономике. В прошлом году товарооборот упал более чем на 30%. Известная история, как пытались сбыть 35 тыс. т салаки — то, что раньше поставлялось на российский рынок, оказалось невостребованным. Эта задача стала практически неразрешимой. В итоге удалось пристроить только часть этого улова. В разговорах предприниматели признаются, что лучше российского рынка по объему продаж и по ценовым предложениям не найти. Мнение бизнеса однозначное. 

— Эстонские политики к ним прислушиваются?

— Внешняя политика Эстонии идет в русле той линии, которая диктуется из Брюсселя. Мне трудно воспринимать заявления, которые звучат из уст высокопоставленных чиновников. Недавно премьер-министр Таави Рыйвас заявил, что, даже если придется пожертвовать всей экономикой, Эстония от санкций не откажется. От себя хотелось бы пожелать, чтобы Таллин больше руководствовался своими национальными интересами, был более самостоятельным в принятии решений.

— Возможна ли смена внешнеполитического курса страны?

— В разговорах со своими эстонскими собеседниками я стараюсь заглядывать вперед. У меня мысль простая — конец санкциям уже не за горами. Западные политики не раз говорили, что санкции — это тупиковый путь, страдают обе стороны. Их конец неизбежен, и я обращаю внимание на то, с каким багажом подойдут эстонские партнеры, когда санкции перестанут существовать. Целый ряд стран готовится к этому, в том числе и в переговорах с нами. А кто об этом сейчас не думает, тот окажется в стане аутсайдеров, что пойдет ему во вред. 

Нужно заглянуть чуть дальше собственного носа, чтобы не упустить этот момент, чтобы иметь возможность нарастить сотрудничество в торгово-экономической сфере, в политике. Пока, к сожалению, о долгосрочной перспективе они не задумываются. Хотел бы пожелать Эстонии большей прозорливости, чего пока нет. 

НАВЕРХ