Бывший узник Гуантанамо откровенно рассказал о жизни в Эстонии (5)

rus.postimees.ee
Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Тюрьма Гуантанамо.
Тюрьма Гуантанамо. Фото: SCANPIX

Бывший заключенный Гуантанамо йеменец Ахмед Абдула Куадер уже полтора года живет в Эстонии. В интервью New York Times он рассказал о жизни в нашей стране, а также о своем прошлом, которое преследует его до сих пор. 

По словам Куадера, когда он приехал в Эстонию, он ничего не знал о нашей стране. Несмотря на это, он начал новую жизнь. Он отмечает, что, прибыв в Эстонию, почувствовал, что вновь родился, сообщает Postimees.ee.

При этом время его приезда оказалось неудачным – в Париже произошли теракты, а Европу охватил кризис беженцев. В итоге новость о том, что в Эстонию прибудет бывший заключенный, была многими жителями воспринята негативно.  

Ахмед Абдула Куадер
Ахмед Абдула Куадер Фото: The New York Times

Куадер тогда думал про себя: «Я думаю, что я не буду свободным до тех пор, пока не отмою свое имя. Иначе я навсегда останусь парнем, который был в Гуантанамо». Мужчина принял решение не давать интервью и говорить как можно меньше о своем прошлом.  

Несмотря на то, что он благодарен Эстонии и у него был позитивный опыт общения в нашей стране, дружелюбно к нему относятся далеко не все. Осень прошлого года его стал доставать пьяный сосед, который дошел до того, что начал угрожать йеменцу оружием и свалил ему под дверь мусор. Куадеру пришлось вызвать полицию.

«Я чувствую себя словно человек, который держит в руках маленькую свечку. Мне говорят – не смотри в прошлое, смотри в будущее. Но проблема в том, что будущее кажется мне темным и пугающим», - поделился своими страхами бывший узник Гуантанамо.

По его словам, в Эстонии практически невозможно достать халяльную еду и мужчине все время кажется, что в общественном транспорте на него смотрят враждебно. Он хотел бы вернуться обратно в Йемен, но боится, что там не поверят в то, что о не был связан с террористами, и отправят его в тюрьму. 

Наверх