Яанус Рахумяги: следующие десять месяцев будут самыми опасными (2)

Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Яанус Рахумяги.
Яанус Рахумяги. Фото: Toomas Huik

Энтузиазм в отношении одного или другого кандидата в президенты США и агитационная работа за политику в пользу выхода Эстонии из ЕС является очень близоруким, пишет эксперт по вопросам безопасности Яанус Рахумяги.

Обеспокоенность Эстонии международной безопасностью в быстро меняющемся мире, с учетом заразности очень опасной для нас евроатлантической раздробленности, которая распространяется с сумасшедшей скоростью, вполне обоснована. Поскольку возможности Запада разрешить конфликт на Украине снизились, а его причины находятся в прямой связи с нашей безопасностью, то нам важно знать, почему это так.

Именно тогда, когда министры иностранных дел США и России Джон Керри и Сергей Лавров в июле достигли первоначального соглашения о сотрудничестве в Сирии, что должно было послужить благодатной почвой для урегулирования конфликта на Украине, пришла новость о попытке переворота в Турции. Все, что было достигнуто, развалилось, поскольку ни США, ни Россия не знали, что будет дальше, как новая ситуация в Турции скажется на национальных интересах этих государств и способности США проводить операции в Сирии.

Поскольку соглашение по Сирии развалилось, то как у американцев, так и русских пропал интерес и возможности о чем-то договорится по Украине. Тут стоит вспомнить, что США не принимали участи в переговорах так называемой «нормандской четверки», что означает, что не Россия решила затормозить начало переговоров с США по Украине, а Турция выдернула из-под ног России и США ближневосточный ковер, что погубило сирийскую инициативу Джона Керри.

Предстоящие президентские выборы в США и явная внутриполитическая слабость правительств Германии и Франции не усиливают убежденности в том, что эти государства могли бы в ближайшее время способствовать позитивным изменениям на Украине. Сейчас даже трудно себе представить, как у Франции и Германии хватило бы энергии и времени дальше работать в рамках «норманнской четверки» и развивать минский процесс, или что Европа серьезно могла бы выступить гарантом мира, поскольку в самой Европе текущая ситуация является весьма хаотичной.

Во всем объеме раздробленность Европы ощутить тяжело. Понятно, что Brexit вызвал замешательство во всем ЕС, также как бракоразводный процесс маленькой семьи многих заставляет пересмотреть свои семейные отношения. Но то, что происходит в европейской политике, гораздо глубже того, о чем пишут газеты.

Например, председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер является не очень популярной фигурой в европейских политических кругах, польское правительство совсем не уважает председателя Евросовета, столь же непопулярен среди вершителей судеб Европы председатель Европарламента Мартин Шульц. Греция все глубже увязает в своих долгах. Многие банки Италии находятся в кризисе. Великобритания выходит из ЕС, миллион въехавших в Германию мигрантов практически уничтожили политическое будущее Меркель и политический авторитет Германии, который она сумела набрать после Второй мировой войны. Президент Франции Франсуа Олланд непопулярен на родине из-за неспособности защитить свою страну и граждан от терроризма.

Ситуацию в Европе усугубляет то, что Юнкер и Олланд выбрали в качестве переговорщика по Brexit бывшего министра иностранных дел Франции Мишеля Барнье, что сделает выход Великобритании из ЕС длительным и сложным. А тут еще политическая нестабильность в Испании и Португалии, удаление Турции от Европы, проблемы с Виктором Орбаном в Венгрии и популистом Робертом Фицо в Словакии, желание бывшего премьер-министра Польши Качиньского усложнить отношения между Германией и Польшей, а также притормозить импорт энергоносителей из России в Европу. Эта ситуация была еще до того, как континентальная часть Европы полностью ощутила на себе влияние Brexit. Это уже не говоря об ожидаемых новых потоках беженцев из Сирии и Турции, а также действиях ИГИЛ в Европе, которые создают новые турбулентности. 

Трудно представить себе, как 27 членов ЕС сумеют найти консенсус в будущем, когда надо будет продлить или расширить санкции против России, если ЕС продолжит свою политику открытых дверей для беженцев. Короче, если оставаться на жестких позициях, то существует опасность того, что ЕС не сможет коллективно принять необходимые внешнеполитические решения, чтобы справиться кризисами таких масштабов как на Украине, потоком мигрантов, спадом экономики в Европе, который может затянуться еще на десять лет.

Даже доступ Украины к дополнительному финансированию через МВФ попал под политическое сомнение, поскольку главу МВФ Кристин Лагард во Франции обвиняют в злоупотреблениях властью. Перспектива удаления Украины от Великобритании и ЕС, снижение чувства социальной солидарности в Европе в результате массовой иммиграции молодых мусульман, которая сопровождается ростом страха населения перед необузданным терроризмом, создает большое давление на так называемые общеевропейские ценности. Все это существенно ослабило авторитет и влияние Европы на отношения России и Украины.

Возвращаясь к мнениям некоторых эстонских политиков о том, что один американский президент будет для Эстонии лучше другого, приходится констатировать, что это простодушная позиция. Нанесенный Дональдом Трампом ущерб и склонность Хилари Клинтон к протекционизму в обоих случаях угрожают завершением гегемонии США в мировой политике.

Нынешний республиканский кандидат хочет отдать Крым России, а демократический может начать поставлять оружие Украине. Трампа не интересует, что Россия делает на территории бывшего Советского Союза, а Клинтон не собирается вести переговоры с Россией до тех пор, пока президентом страны является Путин.

Вне зависимости от того, кто станет следующим президентом США, существует большая опасность того, что Донбасс превратится в постоянный замороженный конфликт. Тяжело поверить в то, что после победы на выборах тот или иной кандидат в президенты намерен уделить много своего времени и политического капитала Украине или Восточной Европе. 

Если Вашингтон и намерен заняться европейской дипломатией, то это случится не раньше весны 2017 года, после того, как новый президент принесет присягу. Наиболее вероятно то, что новый президент больше не станет производить в отношениях с Россией какую-либо перезагрузку. В таком случае вакуум на востоке Украины расширится и начнет привлекать в регион все больше вооруженных насильственно настроенных преступников за границ Украины.

Снижающееся участие Европы и США в украинских делах только распаляет участвующие в конфликте силы. Ослабленное украинское правительство уже не будет столь привлекательно в плане иностранной помощи и инвестиций. Хорошего решения пока не видно. Таким образом, нашей важнейшей целью в плане обеспечения международной безопасности на ближайшие десять месяцев остается активная дипломатия в отношениях с НАТО, чтобы наши интересы были защищены в условиях политического вакуума безопасности из-за происходящих в мире событий.

Наверх