Отец Марины Кальюранд, воюя в рядах СС, был награжден двумя Железными крестами

Имантс Уйтс.

ФОТО: Repro

Родной отец Марины Кальюранд является дважды кавалером Железного креста. Эти награды он получил, воюя в рядах латышских частей СС, как стало известно из опубликованной в конце 1980-х газетной статьи, которая была иллюстрирована фотографией улыбающегося Имантса Уйтса с огромными усами на фоне своего дома и развевающегося латвийского флага. 

По сохранившейся вырезке невозможно определить, речь идет о статье в местной газете Пярнумаа (место проживания Имантса Уйтса недалеко от Мыйзакюла когда-то относилось к Пярнускому уезду) или Вильяндимаа. Или вообще в газете какого-то объединения репрессированных. На вырезке нет ни автора, ни даты выхода в печать, но с большой вероятностью ее появление можно отнести к лету 1989 года.

Обратившиеся в Postimees любители истории вспоминают, что как во время Балтийской цепи 1989 года, так и в дни сорванного милицией в Тори слета ветеранов войны (с немецкой стороны) недалеко от Мыйзакюла проживал бывший эсэсовец, который сумел объединить вокруг себя как воевавших эстонцев, так и латышей. 

Этим человеком и был Уйтс – отец кандидата в президенты Марины Кальюранд. Образованный идейный мужчина, во дворе которого в честь всевозможных праздников развевались флаги всех трех стран Балтии. На эстонском языке он говорил так хорошо, что никто не мог заподозрить в нем латыша. Уйтс дослужился до младшего офицерского звания в войсках СС (унтерштурмфюрер - прим. автора) и имел боевые награды.

Местные помнят его как доброго человека. Его дом всегда был чист и открыт, но после его смерти в 1993 году потихоньку зарос кустами и деревьями. Получаемую из Германии гуманитарную помощь он отдавал другим. Так, например, один из его соседей получил от него дефицитное в то время инвалидное кресло.

После августовского путча 1991 года Уйст съездил по крайней мере один раз в Германию на слет бывших боевых товарищей. Там кто-то пожертвовал ему Железный крест первой степени, который он заслужил во время войны, но которого у него не осталось. 

В полученной Postimees вырезке отсутствуют многие важные с точки зрения истории данные, но она дает хорошее представление о том, кто был отец Кальюранд на самом деле. Человек, который потом в составе нарвского рабочего батальона строил сверхсекретный завод редкоземельных материалов в Силламяэ.  

Упрекать Марину Кальюранд в том, что она до сих под говорила, что ее отец служил во вспомогательных частях немецкой авиации, нельзя. Дело в том, что она могла и не знать о службе во фронтовых частях и боевых наградах отца. Иматнс Уйтс мог об этом вообще не рассказывать матери Кальюранд, с которой он прожил лет десять, которая была тогда чиновником одного из министерств ЭССР. В те времена такая скрытность была вполне понятна.

Комментарий Марины Кальюранд:

Я ничего не знаю об этой статье. Информацию о прошлом отца я получала от матери. Знала, что моего отца мобилизовали во время Второй мировой войны в немецкую армию и он служил во вспомогательных авиационных частях. В наказание он потом работал в составе рабочего батальона в Нарве, где познакомился с моей матерью. Это все.

Я ребенком несколько раз встречалась с отцом, последний раз - когда я училась в средней школе. Но о его прошлом мы никогда не говорили. Так что я ничего не могу сказать по поводу этой статьи о Железном кресте.

Выдержки из статьи «Награжден Железным крестом»

23 июля, в День победы над Ландесвером я сидел за столом у господина Имантса Уйтса, который служил в 19-й дивизии войск СС. Пили хорошее пиво и говорили о событиях, которые происходили почти 50 лет назад. Эта дата была и для него значимая, поскольку в это же время Уйтсу пришлось вступить в сражение с врагом - Красной армией. Замысловатые ходы его длинной жизни привели родившегося и выросшего в Курляндии мужчину в конце концов в Эстонию.

О 1941 годе господин Уйтс помнит, что их семью должны были выслать, но благодаря заблаговременно полученной отцом информации, они укрылись в лесу. Прибывшие на латвийскую территорию немцы такими делами, как их красные предшественники не занимались, вот почему их больше поддержало население. Измученные и запуганные русской оккупацией люди надеялись на восстановление с немецкой помощью государственной независимости.

Как уже было сказано, под ружье И. Уйтса поставили 23 июня 1943 года. Он воевал в составе 19-й дивизии СС, которая была сформирована в основном из латышей.

До отправки на фронт И. Уйтс прошел обучение в батальоне связи. На фронте под Вологдой он спасся чудом, его чуть не пристрелили. Раненного бойца оправили в Ригу на лечение, а потом опять на фронт. На длинном, тяжелом и опасном фронтовом пути ему потребовалось немало мужества.

…/Текст отсутствует/…

В соответствии с заслугами его наградили Железным крестом II степени. Потом история повторилась, но уже в другом месте, тогда ему присвоили Железный крест уже I степени. За пятнадцать успешных сражений он получил соответствующий наградной знак, который доказывал, что его владелец в кустах не отсиживался. 

Как бывает на войне, победила сторона, у которой было больше пушечного мяса.

…/Текст отсутствует/…

…хотела Партия и ее Великий Вождь.

В плен Имантс Уйтс попал 25 мая 1945 года. «Изменники родины» отправили на лесозаготовки в Подольск, поскольку работа должна была исправить человека! Господин Уйтс получил очень хорошее место ротного писаря.

Позже, в 1949 году еще перед высылкой, один штабной офицер помог многим заключенным – им удалось отправить на родину справки о том, что их сыновья служат в Красной армии. А когда пришло время высылки в Сибирь, то они их предъявили …

…/Текст отсутствует/…

…показать, что стало причиной спасения их от второй высылки.

Новым объектом «исправительных работ» стало главное здание НКВД в Москве на Огарева, 6. У такого здания этажей под землей было больше, чем над землей. Особенно странным оказался один плановый поход в баню. Прежде всего их рабочие одежды не направили на санобработку, что породило мрачные страхи и подозрения. Выходить пришлось через другие двери, а после помывки с мылом, что случалось крайне редко, они прошли в помещение, где их ждала свеженька форма войск НКВД…

Принудительные работы бывших «изменников родины» продолжились под эгидой этой печально известной организации в Эстонии в Силламяэ, где И. Уйтсу пришлось строить обогатительный комбинат. На свободу отпустили только после смерти Сталина и Берии. Вернуться на родину было опасно, поскольку была информация о том, что в отношении освободившихся репрессии продолжались и их наказывали за дела военных лет. В Эстонии  Уйтс окончил университет, где изучил эстонский язык. Нынешнее время (необратимых?) перемен и усиливающийся нажим на правящие круги позволяет надеется на изменение отношения к тем, которые волей судьбы не оказались «на правильной стороне». Во всяком случае унтерштурмфюрер Уйтс очень надеется на это. 

Автор статьи и издание неизвестны

НАВЕРХ