Пеэтер Коппель: если в трубу вылетит Deutsche Bank, финансовой системе придется хуже, чем в 2008 году

Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Фото: Mihkel Maripuu

В 2008 году в США обанкротился Lehman Brothers, инвестиционный банк с долгой историей. То был первый удар крупнейшего (пока что?) финансового кризиса на памяти поколения, пишет колумнист Пеэтер Коппель пишет на портале Postimees.

На пике этого кризиса никто толком не понимал, будет ли существовать завтра глобальная финансовая система – и появятся ли молоко и хлеб в магазине через неделю. Да, вот так всё было плохо. Сегодня об этом можно говорить уже без страха. Кризис удалось загнать в определенные рамки сверхнизкими учетными ставками, безудержным печатанием денег и принятым на самом верху решением: ни одной системообразующей институции обанкротиться не дадут. Банкротство Lehman Brothers вынудило капитализм сменить рыночную экономику на экономику притворства, в которой постоянная симуляция необходима объективно.

Как ни жаль, сегодня в воздухе опять ощущается чад от зажженных запалов. На сей раз грозит взорваться такое количество динамита, что банкротство Lehman Brothers покажется нам всем не взрывом, но всхлипом. Речь идет о Deutsche Bank, о банке, который в основном работает в среде, распрощавшейся с концепцией экономического роста (в Европе) – и страдает в том числе по итогам эксперимента с отрицательной учетной ставкой европейского ЦБ.

По-серьезному запал загорелся летом, когда американский филиал банка не выдержал проведенного Федеральной резервной системой США стресс-теста. Две недели назад американский департамент юстиции счел, что за свои проделки в разгар кризиса банк мог бы заплатить штраф/компенсацию в размере более 14 миллиардов долларов. После чего здоровье Deutsche Bank стало вызывать серьезные опасения уже у многих людей, а акции банка упали так, как не падали уже 30 лет. Если вспомнить о том, как менялась стоимость акций Deutsche Bank в последнее время, станет ясно, что ситуация уж очень напоминает ситуацию с Lehman Brothers.

Правда, уважаемые люди говорят, что на динамику стоимости акций они внимания не обращают. Однако достаточно того, что о падении акций узнают люди, разместившие в Deutsche Bank свои средства: доверие к банку испарится моментально. Вдобавок Deutsche Bank – партнер множества финансовых учреждений по всему миру, и сокращение объема сделок с ним «на всякий случай» сделает банк больным в прямом смысле слова.

И вот уже Международный валютный фонд объявляет Deutsche Bank важнейшим (потенциальным) источником системного риска на данный момент. По различным оценкам неконтролируемое банкротство банка ударит по финансовой системе раз в пять сильнее, чем ударило по ней банкротство Lehman Brothers. О том, какую роль играет Deutsche Bank на глобальной рынке деривативов, нет смысла даже и говорить. О цифрах такого порядка могут рассуждать разве что астрономы.

Теперь вернемся к ваднейшему решению прошлых лет: не допускать банкротства важнейших системообразующих финансовых институций (которые, как говорится, too big to fail – слишком велики, чтобы развалиться). Не так давно немцы на уровне правительства дали понять, что конкретного плана спасения Deutsche Bank попросту нет. Это стало известно после того, как в газету Die Zeit просочилась информация о том, что если такой план и есть, он крайне схематичен.

Нетрудно понять, кто именно разводит тут демагогию – ее разводит правительство. Признав наличие плана спасения, оно загнало бы себя в угол – сегодня признавать реальность на уровне государства нельзя. Запал хотят погасить тогда и только тогда, когда положение станет близко к взрывоопасному. Тогда можно будет сказать, что «ничего другого не остается», и тем самым в какой-то мере успокоить раздраженных налогоплательщиков.

В результате мы имеем следующий сценарий: Deutsche Bank не станет банкротом, потому что правительство ФРГ / европейский Центробанк / Европейский Союз проведут масштабную операцию по его спасению. Хотя рынками подобная ситуация будет ощущаться как безусловно неудобная, ожидать существенных изменений в финансовой среде не стоит. Финансовый сектор сумел добиться того, что его баланс (портфель займов) в Европе стал более качественным, что уменьшает и вероятность финансового кризиса. Если все пойдет как надо, казус Deutsche Bank останется всего лишь исключением из правил.

Перевод с эстонского.

Наверх