Томберг: снимая меня с должности, совет поторопился

После интервью для Postimees Ханно Томберг отправился по Пикк ялг на встречу с Таави Рыйвасом.

ФОТО: Tairo Lutter

Отозванный с должности председателя правления Фонда развития предпринимательства (EAS) Ханно Томберг не согласен с претензиями, предъявленными в качестве причины его увольнения, и считает, что совет слишком поторопился. 

- Вы считаете ваше увольнение справедливым?

- Это было решением совета, а у совета есть право, как назначать председателя правления на должность, так и снимать его. Я не хотел бы комментировать личные чувства. В то же время, хочу оспорить претензии, которые мне предъявило Министерство экономики и коммуникаций. В течение всех двух недель министр предпринимательства оказывала давление на председателя правления, принуждая меня уйти в отставку добровольно, поскольку, по ее оценке, репутации EAS был нанесен невосполнимый ущерб.

- Когда вы узнали, что совет обсуждает вашу отставку?

- Совет EAS обсуждал вопрос Эрмамаа 2 ноября, когда была обнародована работа аудиторской фирмы KPMG и Министерства финансов. Тогда совет выразил поддержку деятельности сегодняшнего руководства EAS и заверил, что правление может продолжать свою плановую работу. В тот же вечер министр предпринимательства Лийса Овийр вызвала меня к себе и сделала предложение уйти в отставку, от которого я отказался.

- Вы не были готовы сами написать заявление об уходе.

- В ситуации, когда я вижу, что EAS управляют хорошо, и наши процессы идут точно так, как было договорено с Министерством экономики и коммуникации, я не считаю правильным менять руководство. Я вижу, что в случае моего увольнения поступили так же поспешно, как раньше поспешили вдвинуть претензии к руководству EAS. Совет не выслушал обоснования и объяснения правления. Поэтому я не считаю, что должен был сам подать заявление об уходе.

- Вы по-прежнему считаете, что правление EAS не могло изменить решение по поводу OÜ Ermamaa от 2012 года, согласно которому за не открытие туристического хутора требовалось вернуть десять процентов от дотации?

- По этому поводу мы получили много юридических оценок и суть их едина: в 2016 году на основе той же мотивации нельзя было увеличить требование о возврате дотации. На основании аудита Министерства финансов выяснилось, что эта мотивация не может быть обоснованной, и нам нужно было найти другую причину для требования по возврату деньг. В EAS сейчас идет производство, в результате которого мы должны прийти к решению, выставлять OÜ Ermamaa дополнительное требование о возврате или нет.

Министр Лийса Овийр сделала EAS предложение, чтобы мы закончили производство и покрыли требование из своего фонда. Я считаю, что это решение было бы незаконным, и этого мы делать не хотим.

По моим данным, решение правления EAS от 2012 года было согласовано как с Министерством экономии и коммуникаций, так и с Министерством финансов. На самом ли деле это так, участники этой истории должны подтвердить сами, поскольку документы и письменные доказательства этого не сохранены. К сожалению, тогдашние члены правления EAS очень плохо помнят те времена.

- Если бы в 2012 году вы входили в состав правления EAS, вы бы поступили по-другому?

- Хорошо быть умным задним числом. Я считаю, что в 2012 году правление фонда совершило ошибку, вписав условным требованием, что, если Эрмамаа не продолжит запланированную деятельность, то точно придется вернуть 10 процентов. Это решение нужно было передать следующему правлению.

- А нынешнее правление EAS не совершило ошибки?

- Мы признали, что должны были лучше предвидеть реакцию общественности по OÜ Ermamaa. В то же время, собственный правовой отдел госзаказов фонда четко сказал, что у нынешнего правления EAS нет возможности изменить решение о ставке требования по возврату.

- В среду председатель совета Эрки Мёльдер сказал, что в отставку должно уйти и все правление EAS. Оправдан ли этот шаг?

- Я не могу говорить за других членов правления.

- Объясняя причины вашей отставки, кроме OÜ Ermamaa совет выставил еще целый ряд претензий. Первой было то, что в 2017 году EAS хотел получить в бюджет прибавку в размере 10 миллионов евро, объяснив, что в портфеле потенциальных инвестиций в центр иностранных инвестиций сейчас находятся проекты 38 промышленных предприятий. По сообщению совета, выяснилось, что портфель пуст и потенциальные возможности есть только у расширения уже имеющихся предприятий.

- Это неправда, портфель собирали из предприятий Ида-Вируского фонда развития промышленной зоны и находящихся в собственном портфеле иностранных инвестиций EAS, у которых было желание инвестировать в Эстонию. Поскольку выбор метода на сегодняшний день задержан на полгода, и нам по-прежнему неизвестно, на каких условиях он будет применяться, у нас не было возможности предложить его потенциальным иностранным инвесторам.

Когда метод будет готов и провозглашен, только тогда мы сможем оценить, можем ли мы привести в Эстонию больше инвесторов или нет. Возможные заинтересованные в нашем портфеле есть.

Сейчас нужно смотреть не только на инвестиционный портфель EAS, но и на то, какие дополнительные возможности есть у промпарка, создаваемого Ида-Вируским фондом развития промышленной зоны. Я по-прежнему осмелюсь утверждать, что у нас есть десять потенциальных инвесторов.

- Одной из претензий было, что стоимость проекта нового бренда Эстонии была 200 000 евро, 30 000 из которых было запланировано на поиск знака, но результата так и нет.

- Совет EAS одобрил деятельность команды дизайнеров. Каким мог бы быть символ Эстонии, выяснится к концу года. Если министр Овийр и Министерство экономики и коммуникаций утверждают, что мы не справились с этой работой, то нужно было бы дождаться результата и оценить его после нового года.

- Еще одна претензия – конкурс на поиск нового руководителя Центра иностранных инвестиций закончился уже 31 июля, но до сих пор этого руководителя не смогли найти.

- По результатам конкурса мы сделали несколько предложений, но, к сожалению, за шесть-семь прошедших месяцев хорошего кандидата найти не удалось. Части из имевшихся претендентов мы сделали другие предложения о работе, часть не имела достаточной мотивации для этого рабочего места. Именно поэтому человек до сих пор не найден.

Я по-прежнему говорю, что центром иностранных инвестиций должен руководить первый торговец Эстонии, то есть нужно искать амбициозного руководителя с международным опытом и нацеленного на будущее. О возможном кандидате мы говорили и с министром, но, к сожалению, результата нет. Я говорил своей команде, что к началу нового года этого человека нужно найти.

- Вас упрекают и в том, что министр предпринимательства Лийза Овийр хочет сделать из EAS агентство предпринимательства, где к каждому предпринимателю подходят персонально, но эту идею не удалось воплотить.

- Уже два месяца назад EAS начал процесс движения в сторону агентства предпринимательства. У нас есть шесть целей, в числе которых мы хотим выработать новые портфели услуг, ценные предложения для клиентов и новой порядок администрирования клиентов. Также в стадии реконструкции находится подразделение дотаций.

Об этом мы проинформировали и совет, и министра. К сожалению, из-за громких событий последних двух недель министр не нашла время поговорить с нами на эту тему.

- И еще одной претензией было, что e-Estonia Showroom, являющаяся одним из главных каналов представления Эстонии, не хочет входить с состав EAS. Это ярко показывает, что думают друг о друге организации, задачей которых является создание репутации Эстонии как дома, так и за рубежом.

- Это самое абсурдное утверждение из всех, что я сегодня (вчера – прим. ред.) слышал. EAS объявил конкурс на господряд на визуализацию e-Estonia Showroom, объем которого вместе с налогом с оборота составил более 280 000 евро. Мы готовили конкурс в сотрудничестве с отделом господрядов EAS и командой e-Estonia Showroom. Это очень хорошая работа и это обвинение мне кажется самым безосновательным. 

НАВЕРХ