Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Юрий Иваненко из "Поющих гитар": я бы посоветовал молодым музыкантам учиться в Европе

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Юрий Иваненко. | ФОТО: архив организаторов концерта

Незадолго до эстонских гастролей «Поющих гитар» Марианна Тарасенко поговорила с бас-гитаристом и солистом Юрием Иваненко.

– Я прочитала о вас такой отзыв: настоящий черт бас-гитары. Вы ощущаете себя чертом?

– Уже нет, сейчас – главное не рассыпаться (смеется). Впрочем, я и раньше себя с чертом не ассоциировал. А как меня воспринимают другие – пусть так и воспринимают. Ну черт, так черт.

– Что за упаднические мысли – не рассыпаться. Хотя, конечно, они периодически посещают каждого. А что помогает не рассыпаться вам?

– Сцена, музыка, публика. Главным образом, именно публика.

– Это в творчестве. А в жизни?

– А в жизни – отдых. Очень люблю рыбалку, собирать грибы. Вот такой у меня modus vivendi. Ну, иногда все же и гитара помогает – так, для себя играю.

– Гастролируете много?

– Гастролей сейчас не очень много – к счастью. Или к несчастью? (Вздыхает.) Но не обращайте внимания, это у меня сейчас настроение такое – ленивое и печальное. Отдых перед гастролями. Чтобы на концертах работать с полной отдачей.

– Что касается творческой судьбы «Поющих гитар» – она счастливая или нет? Многие артисты ВИА, великолепные музыканты и вокалисты, жалуются на то, что сначала они редко появлялись в телеэфире по причине своего не слишком верноподданнического отношения к социалистическому строю, а когда он рухнул, – потому что стали востребованными совершенно другие исполнители, прямо скажем, профессионализмом не грешившие...

– Нет, нам все-таки повезло больше. Конечно, московские ребята, которые пели про партию и комсомол, условия имели более тепличные, но все-таки мы были первыми, а это важно.

– Кого-то из современных исполнителей или музыкантов можете отметить? Есть новые имена?

– Никого. Во всяком случае, из тех, кого я слышал хоть краем уха. Может, есть кто-то, но я его не знаю. Это стыдно: такая огромная талантливая страна – и никого. Я очень люблю русскую народную и классическую музыку, но что касается остального, то дело плохо. Ребята, которые возглавляют эту тусовку, в жизни не пропустят тех, кто талантливее их. Вот и результат. Я много лет прожил в Израиле, вернулся – и ничего за 25 лет не изменилось, не нашли ни одного музыканта. Всё вторично. И я не вижу выхода. Поэтому молодым музыкантам я бы посоветовал учиться в Европе, где можно почерпнуть что-то новое. А потом уже с этим новым возвращаться в Россию.

– Но как же они пробьются с этим новым по возвращении, если вы говорите, что не пробиться?

– Да, это тоже, конечно, вопрос.

– А почему вы уехали в Израиль?

– Я уехал в начале девяностых, у меня только что родились дочки-двойняшки. В России был полный развал, жить там было невозможно.

– И почему вернулись?

– Да потому, что и в Израиле жить невозможно (смеется)... Но вообще я не очень хотел бы говорить на эту тему.

– Чего ожидаете от концерта в Таллинне?

– В первую очередь – теплого приема.

– А Таллинн вам нравится?

– Да. Я вообще очень люблю Европу, там я как будто купаюсь в теплой воде…

– О, так вы едете в правильное место. Теплая вода – это точно в Эстонию в ноябре.

– Я имею в виду состояние души, а в действительно теплой субстанции я просидел 20 лет в Израиле. Когда я говорю о Европе, я имею в виду средневековую европейскую архитектуру, а в Таллинне она отлично представлена.

Наверх