Таави Рыйвас: главной ошибкой была утрата бдительности

Таави Рыйвас в передаче Ringvaade.

ФОТО: ETV

В Партии реформ есть те, кто считает, что пришедшее вчера к власти правительство Центристской партии, соцдемов и IRL окрыляет и объединяет  лишь ненависть к успеху реформистов, но есть немало и таких, которые советуют остыть, проанализировать допущенные ошибки и начать готовиться к следующим выборам. 

Последний год для Партии реформ на первый взгляд был полон отличных возможностей, но все пошло наперекосяк: одновременно на обочине президентской гонки оказались и стоявшая за Мариной Кальюранд семья Роозиманнус, и оставшаяся без вожделенного повышения семья Каллас. Теперь же медленно, но верно к финишной прямой приближается и блестящее время правления партией ее руководителя Таави Рыйваса.

Рыйвас может настаивать на том, что он на последних выборах привел свою партию к победе, получив поддержку 160 000 жителей Эстонии, но сегодня эта логика больше не работает. В рейтингах и данных о доверии к реформистам их задевает то, что Рыйвас позволил партии, 17 лет находившейся у власти, скатиться в оппозицию, десятки членов партии потеряли работу, а сама она оказалась на самых низких позициях.

Находясь у власти, личность руководителя фракции Партии реформ не имела для белок такого значения, как теперь, когда они оказались в оппозиции. Сегодня от нового главы фракции, бывшего министра экономики, члена совета партии и руководителя ее столичного отделения Кристена Михала ожидают многого. Он участвовал во всех выборах, которые приводили партию к победам: такого же азарта, расторопности и воодушевления ждут от него и теперь.

Михал считает себя скорее человеком Юргена Лиги и Сийма Калласса, то есть он является сторонником идеологии правого либерализма.

Во время президентских выборов многие удивлялись, почему Михал ведет себя так тихо. Не дает установок и комментариев, не вмешивается в борьбу двух кандидатов, а просто явно болеет за то, чтобы в президенты выбрали соцдема Эйки Нестора. Как и давний руководитель Партии реформ Андрус Ансип, Михал придерживается того мнения, что реформистам не должны принадлежать все высшие посты государства, поскольку в этом случае они окажутся под очень жестким давлением. Намного проще работать с партнерами, которые чувствуют, что и они важны и признаны на высоких должностях.

В свое время Андрус Ансип добровольно отказался от поста премьер-министра, Рыйваса же это сделать заставили. Но наверняка что-то их и объединяет, о чем мы и спросили самого Таави Рыйваса.

- Что общего между вами и Андрусом Ансипом в должности премьер-министра?

- То, что во время обоих правлений мы выиграли выборы и к концу работы наша партия все же оставалась в числе двух самых популярных партий страны. У нас было много внешних кризисов, которые влияли на работу правительства, но важным преимуществом оставалось то, что нас все время поддерживал народ.

Андрус ушел добровольно, хотя и его кресло постоянно раскачивали, но мы оба ушли не потому, что народ нам больше не доверял и нас не поддерживал, а потому, что партнеры решили сделать другие комбинации.

- Рейтинг Партии реформ все же снизился. В своей прощальной речи вы сказали, что не совершили никаких ошибок…

- Когда я начинал и заканчивал работу в роли премьер-министра, процент поддержки у нас оставался практически одинаковым. Я не говорил, что у меня не было ошибок, я сказал, что мы не сделали ничего из того, что нам предъявили в качестве претензий.

- Теперь, оставшись без должности премьер-министра, думали ли вы о том, что нужно было больше обсуждать что -либо с партнерами по правительству, быть ближе к народу Эстонии?

- Некоторые мои высказывания и интервью неправильно поняли, на самом деле я хотел сказать, что со стороны партнеров не было ни одной претензии по существу, или фактической, было лишь желание развернуть правительство в другую сторону. Надеюсь, что сегодня это поняли все.

Естественно, мы все совершали ошибки. Ни один член правительства, как и премьер-министр, не были идеальными. Но самой большой ошибкой я считаю то, что мы в Партии реформ были слишком наивными, и не заметили, как нам врали глядя прямо в глаза. В тактическом смысле, конечно, это было ошибкой. Но раскаиваюсь ли я в том, что не взял имеющую договор с «Единой Россией» Центристскую партию в правительство? Конечно, нет. Иногда лучше оставаться верным своим принципам.

Сегодня (вчераприм. ред.) я говорил с Юри Ратасом и сказал, что договор с «Единой Россией» остается для них камнем преткновения. Об этом будут ему напоминать и в Эстонии, и за ее пределами. Он это не понимает. Но нужно подумать о репутации Эстонии, а не о пунктах, гарантирующих победы на внутригосударственных выборах. Договор с режимом Путина автоматически превращает Эстонию в бесправное государство. Это серьезная проблема.

- В какой-то момент и у вас была возможность заключить договор с Центристской партией?

- Во время президентских выборов, конечно, была возможность договориться с центристами, чтобы создать иное правительство. Но это был не мой личный выбор, а выбор всей Партии реформ, что мы не будем разрушать коалицию и красной линией для нас остается договор с «Единой Россией». Я считаю, что это была очень честная и принципиальная позиция.

Если эти принципы мы должны будем защищать и в оппозиции, то это важнее самых высоких должностей.

- Партию реформ явно ждут перемены и ваша позиция в качестве руководителя не очень уверенная. Как вы сами оцениваете свои возможности?

- Я не чувствую внутри партии какого-то теснящего меня давления. Я встречался с людьми в регионах и видел, что выход из правительства скорее повлиял на объединение команды. Сейчас у меня есть привилегия самому решать, останусь ли я председателем партии. Для нашей партии сейчас это не является вопросом первостепенной важности.

Я согласен с тем, что Михал в какой-то момент может стать председателем партии, и если я представляю его кандидатом на пост руководителя фракции, то будьте уверены, что этот вопрос мы между собой обсудили и обо всем договорились. Я не согласен с тем, что место вице-спикера Рийгикогу (новая должность Рыйвасаприм. ред.) - формальность. Конечно, нет. Напомню, что на этом месте есть хорошая возможность заниматься политикой и заявлять о партии. Это одна из самых высоких платформ в Эстонии, и никаких интриг я тут не вижу.

Мне приятно, что команда партии, которая какое-то время работала в спокойном темпе, активизировалась. Мы не ищем виновных. Сейчас мы хотим выбрать новый темп для партии, взять на себя в оппозиции роль не придиры, а систематического критика определенных вещей. Но прежде всего нам нужно поработать над собой.

НАВЕРХ