Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Отмена совместных деклараций супругов: кто точно проиграет

27
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Николай Караев | ФОТО: архив автора

В 2018 году коалиция планирует не только поднять не облагаемый налогом минимум, но и лишить супругов возможности подавать совместные налоговые декларации. О том, на ком и как это скажется, пишет Николай Караев.

Ситуация достаточно запутанная, чему свидетельством – ошибки, которые совершают люди, взявшиеся эту отмену комментировать. Попробуем разобраться.

Как дела обстоят сейчас?

Согласно сайту Налогово-таможенного департамента, совместные декларации имеют право подавать лица, состоящие в браке. Смысл в том, что супружеская пара имеет право на двойной не облагаемый налогом минимум, и если зарплата/пенсия одного из супругов столь мала, что он(а) весь свой минимум за год не исчерпывает, уплаченный налог с остатка возвращают в пределах неиспользованной суммы.

Проще показать на примере. Пусть муж весь год зарабатывал брутто 1000 евро в месяц, а жена работала полгода и получала брутто 340 евро в месяц. С мужа ежемесячно удерживают подоходный налог 158,8 евро в месяц, с жены – 31,55 евро в месяц. Всего – 2094,9 евро за год (12 * 158,8 + 6 * 31,55). При этом супруги на двоих зарабатывают брутто 14040 евро в год (12 * 1000 + 6 * 340), а сумма не облагаемого налогом минимума де-факто составляет для них 3060 евро (12 * 170 для мужа плюс 6 * 170 для жены).

В совместной декларации совокупный доход супругов составляет те же 14 040 евро, а вот минимум увеличивается до 4080 евро (12 * 170 + 12 * 170). Разница между 4080 евро и 3060 евро – 1020 евро, с них и возвращается 20 процентов подоходного налога, 204 евро. В конечном итоге супруги уплачивают сейчас 1890,9 евро налога.

Как это было бы в 2018 году?

Отмени власть совместные декларации сейчас, супруги потеряли бы 204 евро. С 2018 годом, на который запланирована налоговая реформа, всё сложнее: если бы реформисты остались у власти, минимум должен был бы увеличиться до 190 евро в месяц. Тогда (не будем утомлять читателя вычислениями) общая сумма налога составила бы 2022,9 евро, вернули бы супругам 228 евро, и уплатили бы они в конечном счете 1794,9 евро налога.

Вот с этой цифрой и надо сравнивать результат налоговой реформы, которая, с одной стороны, отменит совместные декларации, а с другой – поднимет минимум до 500 евро в месяц для зарплат менее 1200 евро. И тут, надо сказать, министр финансов Свен Сестер прав: поскольку 500 евро на одного все равно больше, чем 380 евро (два раза по 190) на двоих, выигрыш налицо. Жена в новых условиях не платит налог вообще (ее зарплата меньше 500 евро), а муж платит 1113,6 евро за год.

Это меньше, чем 1794,9 евро; разница в данном примере состаляет 56 евро на семью в месяц – нешибко, но хоть что-то.

У кого при новой системе будут проблемы?

У пар, в которых один из супругов получает достаточно большую зарплату, а второй – очень маленькую или никакой. Фишка очень проста: минимум в 500 евро на одного и правда больше, чем два минимума по 190 евро, но не будем забывать, что на промежутке брутто-зарплат от 1200 до 2100 евро минимум понижается с 500 евро до 0 евро. Как именно это будет происходить, пока неизвестно; предположим, что линейно – то есть с каждым дополнительным евро брутто-зарплаты человек будет терять около 56 евроцентов от минимума.

Теперь следите за руками: при зарплате 1416 евро брутто минимум снизится до 380 евро. Если, скажем, муж получает 1416 евро в месяц, а жена – домохозяйка, пара от реформы ничего не выигрывает и не проигрывает: налог так и так платится с учетом минимума в те же самые 380 евро.

Итого: если один из супругов получает больше 1416 евро, а второй не зарабатывает ничего, пара в 2018 году будет платить больше, чем если бы совместные декларации сохранились. Такие пары с единственным кормильцем и пострадают от реформы в первую очередь.

Заметим, что это сомнительная социальная политика: когда в семье на двоих (хорошо, если на двоих!) приходится пусть 1500 евро, это небогатая семья, у которой после выплаты налогов на руки останется по 628 евро чистыми на человека в месяц. Да, больше, чем у многих, но вряд ли стоит говорить даже о среднем классе.

По мере приближения брутто-зарплаты единственного кормильца к 2100 евро потери увеличиваются. Если брутто-зарплата мужа – 2100 евро, а жена не работает, без реформы им вернули бы 456 евро за год (12 * 190 * 0,2; муж платил бы налог с учетом своего минимума, при расчете суммы возвращаемого налога налоговики учли бы только минимум жены, который она не использовала). После реформы им не будут возвращать ничего. Таков минус отмены совместных деклараций.

Что же это за экономия такая?

Подобных пар в Эстонии вряд ли слишком много, хотя сколько точно – никто сказать не может. Возникает интересный вопрос: если подавляющее большинство от реформы выигрывает, откуда берется огромная экономия в 60-70 миллионов евро, о которой с гордостью вещает Сестер? Ну правда: если почти все в плюсе и получают деньги от государства, почему в итоге госбюджет тоже в плюсе? Тут одно из двух: либо кто-то кого-то обманывает, либо кто-то где-то привирает.

Озадачившись, я задал вопрос об экономии Минфину. Насколько удалось понять сбивчивый ответ чиновника, все дело в базе для сравнения. По удивительной причине Минфин отталкивался в расчетах не от реальной ситуации, к которой мы пришли бы в 2018 году, если бы реформы не было (минимум – 190 евро в месяц, совместные декларации не отменены), а от ситуации гипотетической: каковы были бы расходы, если бы минимум подняли до 500 евро в месяц, но совместные декларации сохранили бы?

При таком раскладе действительно выгода налицо, и я даже верю, что она составит 60-70 миллионов. Но расклад этот неверен.

Грубая аналогия: у вас нет зонта, а завтра обещали дождь; вы решаете купить зонт и ввиду нехватки средств отказываетесь от обеда. Чтобы понять плюсы и минусы решения, сравнивать нужно две ситуации: (1) «я с обедом, но промок до нитки» и (2) «я останусь голодным, зато не простужусь».

Рассуждать с важным видом о том, что купить зонт вместо обеда будет значительно выгоднее, чем и на зонт потратиться, и венский шницель заглотить, – значит вешать окружающим, а то и себе самому лапшу на уши. Воображаемые прибытки, конечно, утешительны. Но только в грезах, увы.

Наверх