Эдвард Лукас: нам следовало бы танцевать на могиле Фиделя Кастро

Фидель Кастро

ФОТО: SCANPIX.

BNS публикует колонку известного журналиста Эдварда Лукаса. 

Вредные и преступные идеи, за которые боролся Фидель Кастро, никуда не исчезли. Они вернулись, но в ином обличье. Либеральный строй, который он ненавидел — такие буржуазные образования, как правовое государство, свободные выборы и свобода слова — находятся под ударами и слева, и справа. Даже отношение к ним следующего президента США представляется несколько неопределенным. За рубежом Европе грозит одна из серьезнейших опасностей за три последних десятилетия — вновь воплотившаяся сама в себе Россия. Смерть господина Кастро — это возможность напомнить о том, что холодная война была смутной, ужасной и серьезной, мы ее почти проиграли и мы рады тому, что мы ее выиграли. Разве нет?

К сожалению, власть имущие — от Папы Римского до Барака Обамы и Жана-Клода Юнкера рассматривают смерть коммунистического лидера как событие, которое достойно пафосного и трогающего за сердце воспевания его исторической роли. Им бы следовало делать разницу между тем, что хорошо, и что плохо.

То, что плохим людям по силам вершить важные и интересные дела, не парадокс. Ужасные по своей природе люди на редкость скучны, и если они надолго задерживаются у власти, может случиться и что-нибудь хорошее. Сталин провел индустриализацию Советского Союза и преобразовал инфраструктуру государства. Гитлер строил дороги и способствовал здоровому образу жизни (некоторые группы людей, к которым отношение было менее благосклонным, считали его режим, так скажем, слишком последовательным).

Также важно воздерживаться от искушения представлять сильные качества личности как моральные. Смелость, преданность, умение выразить себя могут вызывать зависть, но любоваться ими не стоит. Многие нацисты были смелыми, достаточное количество коммунистов было преданным идеалам. Пропагандисты - мастера слова (и даже вдохновенные и чарующие ораторы). Но это не делает их хорошими людьми.

Да, к числу заслуг режима господина Кастро можно отнести организацию услуг здравоохранения в бедной стране, в которой прежде их не было. Он противостоял сильнейшему давлению со стороны США и режим, который он сверг, был нечестным и жестоким.

Но это не значит, что мы должны теперь скорбеть по его кончине. Напомню кое-что: режим Кастро применял пытки и использовал самые жестокие формы психологического давления в стиле КГБ. Этот режим убивал и бросал за решетку людей, уничтожал жизни и установил характерный для Советского Союза пуританский контроль за культурой и личной жизнью людей. Гомосексуалистов режим отправлял в концлагеря (и запрещал рок-музыку и длинные волосы). Из социалистического рая бежали сотни тысяч людей. Куба, которая должна была стать одним из самых богатых государств в западном полушарии, со времен холодной войны была зависимой от субсидий наркоманкой, и как иссяк приток рублей, от страны остались одни руины.

В неуместном раболепии перед господином Кастро на самом деле мало общего с ним самим или с островом, которым он неумело управлял. К тому же это раболепие не открывает для осмысления тупики, в которые ведут подобные идеи. К чему они приводят, ярко иллюстрирует на своем примере задыхающаяся от экономической нищеты Венесуэла.

Вместо этого говорится главным образом об обращенной на себя ненависти Запада и его самообмане. Восхваляя коммунистическую Кубу и ее основателя, даже если он отличался умеренностью, можно показать, что искра левого идеализма по-прежнему тлеет в ваших романтических душах, что вас страшат империализм и призывы к войне, что ваши сердца на стороне угнетенного. Если бы вы жили в то время, то сражались бы на полях гражданской войны в Испании и писали бы об этом стихи, и играли бы в Касабланке.

При таком образе мысли проблемой является то обстоятельство, то она искажает близкое нам настоящее так же комфортно, как и отдаленное прошлое. Мы не в состоянии противостоять Владимиру Путину, когда считаем, что Запад из-за своих алчности, империализма и милитаризма настолько ущербен, что не заслуживает защиты. Наш лагерь не был совершенен прежде, не идеален он и сейчас, однако в войне важнее не проигрывать. Мы должны были бы танцевать на могиле господина Кастро, а не желать, чтобы он победил. 

НАВЕРХ