Психически нездоровых людей сложно отправить на принудительное лечение

На лестничной клетке многоквартирного жилого дома по бульвару Валуоя в Вильянди был застрелен мужчина.

ФОТО: Elmo Riig/SAKALA

Мужчина преследовал убегавшего от него 11-летнего мальчика, а когда догнал, ударил ребенка молотком по голове. Агрессивный мужчина избивал женщину в общественном месте, а после начал угрожать топором людям, которые звонили в «Центр тревоги». Мужчина в автобусе ударил ножом сидевшего перед ним пассажира.

Все эти случившиеся в последнее время в Эстонии происшествия, к счастью, закончились не так трагично, как могли бы, поскольку в каждой нашелся хотя бы один смелый человек, вовремя вмешавшийся в происходящее.

Ставший в Пярну жертвой нападения мужчины с молотком ребенок легко отделался благодаря тому, что на голове у него был велосипедный шлем, а во дворе его дома находился человек, который задержал нападавшего. Размахивавший в Таллинне топором мужчина попытался было сбежать от прибывшей на место происшествия полиции, но в итоге был пойман. Нанесший опасное для жизни ранение в шею пассажиру автобуса Таллинн-Вильнюс мужчина был остановлен в районе Рапла и связан двумя другими пассажирами.

Проявившие отвагу люди позже были награждены знаками отличия за гражданскую смелость. Но все описанные события связывает еще одно обстоятельство: душевное состояние нападавших явно было не в порядке. Вместо тюрьмы все они попали на принудительное лечение в психиатрическую клинику.

Случаи в Вильянди

В апреле этого года 38-летний Рене купил в магазине «болгарку» и диск и вскрыл с их помощью оружейный сейф своего отчима, стоявший в одной из квартир в вильяндиском районе Паалалинна. Из револьвера, который он нашел в сейфе, Рене стрелял в дверь квартиры соседа, живущего этажом выше. В квартире в этот момент находились женщина и маленький ребенок. История закончилась тем, что мужчина открыл огонь по случайному человеку, который оказался на лестнице, не зная, что там происходит. Мужчина, который был всего на год старше Рене, умер на месте происшествия.

В июне этого года 34-летний мужчина средь бела дня въехал на своем новом Subaru в стену Вильяндиской академии культуры, после этого он вышел из машины и начал крушить припаркованные рядом автомобили. Прибывшим на место полицейским пришлось связывать травмировавшего себя мужчину.

Все эти случаи объединяет одно: родственники обоих мужчин, прежде всего, мамы, пытались из-за их вспышек агрессии направить сыновей на длительное стационарное лечение в психиатрическую клинику Вильяндиской больницы.

При этом 34-летнего мужчину определили на одну ночь на принудительное лечение, но на следующее утро к удивлению родственников, его отпустили, поскольку не увидели оснований для продолжения лечения. Парень украл ключи от машины матери. Последовала авария и погром, и только тогда он вновь оказался в психиатрической клинике, теперь, правда, на длительное время.

Работает ли система?

Точности ради следует отметить, что экспертиза установила, что стрелок из Паалалинна был вменяем, а человек, который нанес ножевое ранение в автобусе, оказался латышом. Также редакции неизвестно, все ли люди, которых остановили награжденные медалями герои, находились на учете у психиатров. Но такие примеры, все относящиеся к одному, уходящему году, дают право задать вопрос о причине: все ли в Эстонии в порядке с доступностью психиатрической помощи? Не слишком ли легко у нас оставляют на свободе людей с психическими расстройствами?

Если начать с последнего вопроса, то, опираясь на сказанное руководителем представительного Союза пациентов Эстонии Пилле Ильвес, можно ответить всего одним словом: «нет». В то же время Ильвес не утверждает, что пациентов, нуждающихся в стационарном лечении, не берут вовремя в больницы: «Конечно, случается и такое, но это не массовые случаи».

По словам руководителя организации, более 20 лет защищающей интересы потребителей социальных и медицинских услуг, в Эстонии происходит скорее наоборот: человек с психическими расстройствами, который, конечно, вспыльчив и может устроить конфликт, но не опасен для себя и окружающих, против своей воли направляется на лечение, в следствие чего задержание влияет на него разрушительно.

До восстановления независимости в Эстонии существовала практика, когда человека все равно с каким душевным расстройством в принудительном порядке могли доставить в больницу, и, ничего не объясняя, держать его взаперти неограниченное время. После, по заверениям Ильвес, ситуация значительно улучшилась, но равновесия не удалось достичь до сих пор.

Исходя из законов

Поговорив со специалистами на эту тему, упираешься в Закон о психиатрической помощи, в котором указаны три основания для применения принудительного лечения: у человека возникло тяжелое психическое расстройство, которое ограничивает его понимание собственных поступков или все к этому идет; без больничного лечения человек из-за расстройства психики угрожает своей собственной или жизням, здоровью и безопасности других; иная психиатрическая помощь недостаточна. Но чтобы лечить человека против его желания, речь должна идти обо всех трех критериях.

Больница может держать человека на лечении против его воли 48 часов. Для продолжения лечения другой врач в течение 24 часов должен осмотреть пациента и решить, было ли решение дежурного врача оправданным. Если он решит, что было, то, по законам Эстонии, дело отправляется в суд, где судья выносит решение о том, достаточны ли аргументы для удержания человека в больнице.

Такой порядок, с точки зрения обеспечения прав человека, считает уместным и канцлер юстиции. Главный врач психиатрической клиники Вильяндиской больницы Андрус Тикерпе сказал, что, по его мнению, эстонская система все же одна из лучших в мире, и она работает, хотя везде есть исключения.

По поводу двух случаев в Вильянди и других происшествий, описанных в этом материале, клиника придерживается позиции, что врачи повели себя корректно. Расследование по делу о стрельбе вел Департамент здоровья, а также его обсудили в экспертной комиссии по качеству оказания медицинских услуг, которая не увидела ошибок в действиях клиники.

«В своей работе мы по-прежнему исходим из Закона о психиатрической помощи, по этой теме никаких изменений не произошло. Однако мы установили видеонаблюдение в приемном покое, что помогает нам лучше фиксировать происходящее», - ответил вчера Тикерпе на вопрос, изменилось ли что-то в лечебном учреждении после этих случаев.

Есть, что обсуждать

Советник отдела развития системы здоровья Министерства социальных дел Ингрид Отс-Вайк привела в пример статистику и научные источники, чтобы объяснить, что люди с психическими расстройствами редко совершают преступления. Например, в прошлом году в Эстонии вменяемые люди совершили в тысячи раз больше жестоких преступлений.

«Человек с расстройствами психики не является автоматически опасным, а опасный человек не страдает автоматически расстройствами психики. Большинство опасных людей не имеют психиатрических диагнозов», - резюмировала Отс-Вайк.

В прошлом году на принудительное лечение направили 61 человека, совершившего преступление в состоянии невменяемости. Это число в течение нескольких лет остается устойчиво стабильным: между 60 и 70.

Но это все же не значит, что специалисты не видят проблем с доступностью психиатрической помощи. Если Андруса Тикерпе больше всего огорчает нехватка специалистов, особенно психиатров, то Пилле Ильвес хотела бы, чтобы возможность лечения существовала и в качестве внебольничных общественных услуг.

По словам Ильвес, не хватает не лечения таблетками, а опорных услуг, целью которых было бы улучшение бытовых условий и качества жизни человека. Одно только глотание таблеток, по словам Ильвес, в случае психических расстройств, редко дает устойчивый результат.

И хотя специалисты в данной области могут быть единодушны в том, что в целом система психиатрического лечения работает и ничего хорошего не будет, если начать чаще отправлять людей на лечение против их воли, те, кто лично сталкивался с психически нездоровыми людьми, часто совсем по-другому оценивают ситуацию. Например, по поводу вильяндиских случаев обе мамы заверили, что они столкнулись с серьезной проблемой для отправки своих сыновей на лечение. 

НАВЕРХ
Back