Умирающий мужчина до конца жизни мечтал об эвтаназии

Близкие Мярта Падара помнят его прекрасным мужем, отцом и дедом – на фото Падар за три года до смерти.

ФОТО: Erakogu

31 октября прошлого года Postimees беседовал с человеком, страдавшим от неизлечимой болезни, который считал, что эвтаназию необходимо узаконить. 5 января мужчина умер. 

Я брал интервью у Мярта Падара, зная, что он умрет. Падар и сам знал, что жить ему осталось недолго.  На вышедшую в начале ноября статью об эвтаназии откликнулись некоторые врачи и патронажные сестры, по словам которых, умирающие часто меняют свое мнение об эвтаназии: если поначалу они считают, что каждый должен иметь право на добровольный уход из жизни, то спустя некоторое время все же  хотят прожить столько, сколько им осталось.

После похорон Мярта Падара я обратился к его старшей дочери Пийе Мааринг, и попросил рассказать, что думал об эвтаназии ее отец в последние дни своей жизни.

Заснул вечным сном

Мярт Падар не сказал своим близким о том, что дал интервью. После выхода газеты Пийа сама нашла экземпляр Postimees на столе у отца, когда пришла его проведать.

«Спросила его, читал ли он статью. Он ответил, что читал. Спросила, знал ли он, что у статьи будет такой заголовок («Послание умирающего остающимся: узаконьте эвтаназию»  – прим.ред.). Он сказал, что не знал. Больше мы с ним эту тему не затрагивали», - рассказывает его дочь.

Мааринг уверена, что если бы эвтаназия в Эстонии была узаконена, ее отец, несомненно, выбрал бы именно этот путь, прежде чем оказаться совершенно беспомощным. По ее словам, когда Падар говорил с журналистом, он чувствовал себя гораздо лучше, чем в последний месяц своей жизни, когда он вообще перестал есть.

«В основном, он голодал, я не знала, что думают об этом врачи, но мы видели, что сам он был настолько беспомощным, что, конечно, предпочел бы эвтаназию своим мучениям», - говорит Пийа Мааринг.

Мярт Падар до конца был уверен, что умрет спокойно, во сне. Как его постепенное угасание повлияло на мнение самой Пийи Мааринг о добровольном уходе из жизни?

«Я и раньше довольно определенно относилась к этому: с одной стороны, у нас есть право прекратить мучения умирающего животного, а с другой стороны, врачи назначают неизлечимо больному человеку лечение, у которого только одна цель – поддерживать жизнь. Откуда они могут знать, нужна ли больному эвтаназия или нет? Думаю, что эвтаназия должна быть возможной», - считает Пийа.

После того, как Мярт Падар дал интервью Postimees, он еще раз побывал дома на праздновании Дня отца. В четверг он приехал домой, а в воскресенье вернулся в отделение сестринской помощи Клиники Тартуского университета.

«В больнице мне дали телефон такси для инвалидов, когда отца везли обратно в больницу, работники такси, включая водителя, были совершенно пьяны. От них пахло водкой, они уронили ходунки отца на землю. Это была катастрофа», - вспоминает дочь.

Мааринг думает, что ее отец, скорее всего некоторое время еще надеялся, что сможет победить болезнь. Это говорит о том, что даже страдающие от неизлечимой болезни люди испытывают надежду и желание жить. Возникает вопрос: был ли Мярт Падар настолько уверен в том, что эвтаназию необходимо узаконить, как утверждал в интервью?

«Когда мы навещали его в начале декабря, он сказал «я должен встретить Рождество», а когда пришли к нему уже на праздники, сказал, что ему хочется дожить до Нового года», - вспоминает Пийа Мааринг.

Всегда готов помочь

Можно предположить, что хотя Мярт Падар считал, что эвтаназию стоит узаконить, однако не обязательно применительно к своей собственной жизни. Тем более, что такая возможность в Эстонии сейчас исключена.

Я спросил Мааринг, каким был ее отец.

«Когда он был здоров, часто говорил нам, что нужно много работать. Когда из-за болезни он стал беспомощным, все время объяснял, что жить нужно спокойно, размеренно, не спешить все время», - говорит дочь.

«Самым важным для него был дом. Дом, в котором он жил, был трудом всей его жизни – в детстве дома у него не было.  Его родителей выслали, а мама умерла от туберкулеза», - добавляет она.

По словам Пийи Мааринг, ее отец всегда был готов прийти на помощь своим близким, друзьям и знакомым, был готов отдать последнее: «Он помогал всем, но не позволял помогать ему. Он совсем не отдыхал, поскольку с детства привык постоянно работать, чтобы выжить. Он был необыкновенным мужем, отцом и дедом».

НАВЕРХ