Ответ недавнему гимназисту: если вы любите учить других жить, имейте смелость спуститься на землю

Маргарита Корнышева.

ФОТО: MARINA PUSHKAR/PM/EMF

Ознакомилась с мнением Владислава Велижанина, выпускника Таллиннской гуманитарной гимназии 2016 года. Называется «Если вы любите Путина, имейте смелость в этом признаться». После этого я и заимела …одну просьбу к автору: если вы любите учить других жизни, имейте смелость спуститься на землю. 

Итак, речь идет о пресловутом анонимном опросе учащихся школ с русским языком обучения. Об опросе, как выяснилось после разразившегося скандала, на предмет лояльности русских к эстонскому государству.

«Если вам неудобно говорить о своей позиции в отношении действий Путина, если вы бы не хотели, чтобы о ней узнали другие,  если бы вы не хотели, чтобы другие узнали о том, что вы передаете эту позицию своим детям, то, может, стоит что-то переосмыслить в этой позиции? Может, стоит подумать и дать такую оценку, за которую не было бы стыдно? (…)  Если кто-то боится юридической ответственности за симпатию к аннексии Крыма, страхи эти в любом случае необоснованны: в Эстонии ни о какой ответственности за личное мнение речь не идет и идти не может. (…) Наше общество не может быть успешным, если не будет происходить диалога на болезненные темы», - это отрывок из материала Велижанина.

Не стану, подобно недавнему гимназисту, катать пустые фразы. Напомню лишь одну, зато самую яркую в новейшей истории попытку «диалога на болезненные темы», которая была предпринята русскоязычными жителями Эстонии весной 2007 года и которая, боюсь, надолго отвратила их от подобных попыток.

За этой попыткой последовала Бронзовая ночь. Владислав Велижанин был тогда совсем юн, наверно, лет девяти. Впоследствии он наверняка узнал, что «тиблы-мародеры» взяли и разгромили центр города, что нити руководства всеми неразумными, собравшимися 26 апреля 2007 года на Тынисмяги, у Бронзового солдата, тянулись из России. Что с того, что этот бред не нашел подтверждения, в том числе в зале эстонского суда...   

А интересно, знает ли Велижанин, за что судили обвиненную в организации массовых беспорядков «бронзовую четверку»  - Димитрия Кленского, Дмитрия Линтера, Максима Реву и Марка Сирыка? Их привлекли к ответственности как раз за личное мнение. Обвинение, почти полностью забитое публикациями журналиста Кленского и невразумительными распечатками телефонных прослушек (со всем этим можно ознакомиться, запросив дело в архиве), в таком виде вообще не должно было дойти до суда, но дошло. И, если бы не судья Виолетта Кываск и ее бескомпромиссный профессионализм, оправдательный приговор точно не состоялся бы. В частных беседах этого не скрывают и многие юристы. А ведь до оправдания людям надо было пережить заключение, обыски, неслыханное психологическое давление.

Такие сигналы властей, дубинки полицейских, травля на рабочих местах, которыми увенчалась Бронзовая ночь, отлично вколачивают в людей страх и отбивают охоту активно проявлять гражданскую позицию. И сегодня они молчат не из-за того, что стыдятся своего представления о России и Путине, а оттого, что элементарно боятся светить его – в какой бы то ни было форме. Научены, увы, горьким опытом общения с эстонским государством.       

Однако молодой колумнист не унимается: «Замалчивать свое мнение, даже когда предлагается анонимный опрос – это дорога в никуда. Мы живем в обществе, которое куда точнее характеризуется приписываемой Вольтеру фразой: «Я не разделяю ваших убеждений, но готов умереть за ваше право их высказывать», чем советско-чекистским плакатом: «Не болтай!». Это просто констатация факта».   

Несмотря на приведенную якобы констатацию факта, должна разочаровать автора: ни в госвласти, ни в СМИ нашей страны уже давно никто не готов умереть не только за чье-то там право высказывать эти самые неразделяемые убеждения, но даже за элементарное право просто иметь их. Более того, за «неправильные» убеждения опять-таки запросто можно поплатиться работой, карьерой, заслужить всевозможные ярлыки и т.п.

Кстати, о ярлыках. После того, как меня выставили с портала Delfi, мой работодатель Соонвальд заявил ERR: «Мне иногда казалось, что у нас в редакции работает сепаратист. И я не считаю, что живущие в определенном мире ценностей жители Эстонии и наши читатели смогут понять, почему мы держим работника, который время от времени ведет себя как сепаратист». Еще был пассаж на русском Postimees - про то, как моя «журналистская деятельность способствовала росту недоверия в отношении нашей редакции», но я, «к сожалению, осталась верной своей идеологии».

Это притом, что никаких тематических рамок передо мной никогда не ставили, а в трудовом договоре ничего не говорилось о том, какие точки зрения я могу освещать, а какие - ни под каким видом. Поскольку работала на русской половине Delfi, часто брала «русские» темы из окружающей жизни. Подавала их с позиции всех сторон. Писала также расходящиеся с мейнстримовскими материалы в рубрику «Мнение». Уволили. Так что, цитируя Владислава Велижанина, «прецеденты есть. Здорово, правда?»

Да, упреждая замечания о замалчивании того, что в действительности уволили-то меня «по статье», отмечу – Комиссия по рассмотрению трудовых споров признала увольнение незаконным. Получается, «статья» была для работодателя всего-навсего предлогом и прекрасной возможностью, сдав «неправильного» журналиста, лишний раз продемонстрировать эстонской общественности «единственно правильный» взгляд на окружающий мир.       

Понимаю, что действительно взять и проанализировать факты, а уж затем поделиться выводами – задача не из простых. Тем более, когда ты – практически идеальный продукт мейнстримовских СМИ, действующей системы образования и государственной пропаганды. Но, может, стоило бы попытаться? В таком возрасте пора уже видеть жизнь такой, какая она есть на самом деле.      

НАВЕРХ