Яна Тоом ответила Жириновскому, который готов баллотироваться в президенты Эстонии, и прокомментировала итоги Мюнхена

Яна Тоом в студии Postimees

ФОТО: Pm

Депутат Европарламента Яна Тоом приняла 19 февраля участие в программе «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» на телеканале «Россия 1», ответив в том числе и на согласие председателя ЛДПР Владимира Жириновского баллотироваться в президенты Эстонии. «С учетом того, что там население — миллион 300 тысяч, из них 300 тысяч – это члены ЛДПР, русскоязычное население. Вы же согласны», — пояснил он.

«С каким из этих двух тезисов я согласна? – переспросила Тоом. — Во-первых, вы не правопреемный гражданин («То есть второго сорта?!» — изумился впервые услышавший такой термин Жириновский. – прим. ред.). Во-вторых, я не слышала, чтобы у нас были какие-нибудь члены ЛДПР, слава богу. Нам хватает вас в телевизоре, Владимир Вольфович! Оставайтесь там».

А если серьезно, то в программе с участием Яны Тоом обсуждались итоги только что завершившейся Мюнхенской конференции по безопасности и будущему Европы.

«Что касается Мюнхена, то главное мое разочарование в том, что все опять вцепились в Минские соглашения, — сказала Тоом . — При том что все говорят в кулуарах, что они не работают и работать не будут, что цепляться за них не имеет смысла». По ее словам, в Европе многим давно ясно, что нужно искать альтернативные пути решения кризиса, и в этом смысле на Мюнхен возлагались определенные надежды. «Однако они не оправдались, и мы не сумели выйти из замкнутого круга, в котором никто не знает, что делать», — считает Тоом.

По поводу взаимоотношений с Соединенными Штатами мнения гостей студии разделились. Как заметила Тоом, еще месяц тому назад гости студии Соловьева не скрывали своего удовлетворения итогами американских выборов. Теперь ситуация изменилась и оптимизма поубавилось. Впрочем, отметила она, не меньше озадачена и Европа. Трамп, по её словам, подает крайне противоречивые сигналы. «А потом американцы приезжают (в Мюнхен) и говорят странные вещи типа того, что они хоть и научились слушать своего президента, но, вообще-то они его не слушают, а просто смотрят, что он делает.  И тем самым они систематически подрывают остатки его авторитета, что, конечно, озадачивает Европу, мы не очень понимаем, как реагировать».

Телеведущий Владимир Соловьев поинтересовался, как Яне Тоом нравится идея создать единую армию Европы?

«Это моя любимая идея, — ответила она. — На самом деле (говорю без иронии). Однако это только видение будущей Европы. Мы, наверно, должны будем прийти к Европе двух скоростей, потому что в нынешнем виде это работать не будет: комиссия, где 28 комиссаров, которые не могут друг с другом договориться. Многих из них мы не видим два с половиной года – как избрали, так они и провалились куда-то. Единая валюта без единой налоговой системы – это абсурд. Трамп, которому не нужна конкурирующая резервная валюта, уж конечно, не будет помогать нам сохраняться, так что Европе нужно как-то перестраиваться».

Однако по поводу того, как именно, в Европе единства нет. «Что касается денег НАТО и 2% от ВВП, то Эстония-то платит – 2,17%. Латвия и Литва собираются, однако именно по этой линии сейчас в Европе единства нет», — сказала Тоом. Она сослалась на Мюнхенское выступление президента Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера, который выразил недовольство требованием об отчислении в бюджет НАТО 2% ВВП.

«Юнкер, в частности, напомнил, что безопасность нельзя мерить только вооружением и армией. И что Европа вносит значительный вклад в безопасность, оказывая гуманитарную помощь и помогая беженцам. — сказала Тоом — Однако есть группа стран, к одной из которых принадлежу и я, строящих свою риторику на том, что они эксперты по части российской угрозы. Им нужны эти химерические угрозы, чтобы как-то оправдать свой нарратив, который мы все эти годы культивируем».

Отвечая на комментарий Жириновского о том, что Европейская армия может быть только немецкой армией, Тоом добавила: «У нас очень сильно понимание, что мы по определению вынуждены жить в чьей-то сфере влияния, а из сфер влияния у нас выбор-то небольшой. Российской мы очень боимся в силу разных причин. Немецкая для нас более привычна, но при этом мы боимся повторения пакта Молотова-Риббентропа, потому что ведь через наши головы уже договаривались в прошлом — а ну как вы договоритесь снова?  Поэтому мы себя вот так немножечко странно ведем. В Европе много стран, которые всё понимают про сферы влияния и очень не хотят снова там оказаться».

НАВЕРХ