Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Вадим Штепа. «Эстонцем может стать любой...»

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Вадим Штепа. | ФОТО: Личный архив

Развивая идею президента Кальюлайд, колумнист Вадим Штепа спрашивает: почему бы на основе развитых у нас технологий не разработать множество компьютерных игр, чтобы продвигать эстонский язык и эстонскую культуру?

Портал Rus.Postimees.ee попросил меня выразить свое мнение по поводу идей президента Эстонии Керсти Кальюлайд, высказанных ею в речи по случаю Дня независимости, а я вспомнил, что сегодня, 28 февраля, отмечается международный день «Калевалы» – известного финского эпоса. И мне показалось, что эти темы могут интересно пересекаться.

Госпожа президент, приведя цитаты из исторических культурных деятелей, заявила: «Эстонцем может стать любой, кто признает наш язык, обычаи и ценности». Хотя при этом посетовала, что современный мультикультурализм подрывает «традиционное пространство» и Эстония к нему не готова.

Разумеется, для такого небольшого по европейским меркам народа, как эстонский, проблема сохранения своего языка и культуры является весьма актуальной. Но вряд ли здесь будет эффективной сугубо консервативная ставка на сохранение того, что есть, в неизменном виде. Культуры, которые доминируют в своих странах, да и в мире, более нацелены на развитие и собственную модернизацию.

И здесь исторический опыт Финляндии выглядит весьма полезным и поучительным для современной Эстонии. В начале XIX века Финляндия, входившая тогда в Российскую империю, с европейской точки зрения выглядела весьма провинциально. Тогда в ней считались ведущими шведская и русская культуры, а финская была словно бы на вторых ролях.

Ситуацию решительно изменила финская культурная революция середины века. Элиас Лённрот в 1835 году опубликовал собранный им эпос «Калевала», который фактически лег в основу нового национального сознания и поставил финнов вровень с другими европейскими народами, гордящимися своими древними культурами. Несмотря на то, что калевальская мифология повествовала о «преданьях старины глубокой», в современном культурном контексте она стала фактором интенсивного развития финского языка.

Затем этот культурный прорыв продолжили поэты Сакариас Топелиус и Йохан Рунеберг, философ Йохан Вильгельм Снелльман и многие другие. Интересно, что многие из них были не финнами, а шведами, но именно под их влиянием многие шведы стали изучать финский язык и развивать финскую культуру, которая вдруг стала очень популярной. В финское общество интегрировались и многие местные русские – например, династия знаменитых пивоваров Синебрюховых.

Финское культурное возрождение фактически заложило основы для последующего обретения этой страной независимости. И сегодня Финляндия стала одной из самых развитых европейских стран. Финнам удается заинтересовывать своей современной культурой всех жителей своей страны – и не только.

Этот фактор – заинтересованность жителей и вовлечение их в современную культурную жизнь страны – может быть успешно использован и в нынешней Эстонии. Ведь Эстония известна как один из мировых лидеров по внедрению электронного государства. Почему бы на основе развитых в стране высоких технологий не разработать множество компьютерных игр, которые пользовались бы популярностью и в Эстонии, и за рубежом? Изучение эстонского языка в игровой форме из рутинной обязанности превратилось бы в молодежную моду.

Кстати, можно вспомнить, что глобальному распространению английского языка в свое время способствовали не какие-то юридические законы, а культовые рок-группы.

Наверх