Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Эксперт: каким будет общество Эстонии без интеграции?

2
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Марианна Макарова. | ФОТО: архив автора

Если не заниматься национальным вопросом, рано или поздно он займется тобой, считает Марианна Макарова, руководитель направления исследований Фонда интеграции и миграции «Наши люди» (MISA) и докторант Таллиннского университета.

В последнее время вопрос интеграции все чаще оказывается в центре внимания, отнюдь не последняя роль этой теме была отведена и в речи президента Керсти Кальюлайд, посвященной Дню независимости Эстонии. Самое время вернуться к истокам и договориться о том, что мы все понимаем под интеграцией – и в чем ее значение для общества Эстонии.

Хотя в Эстонии только один государственный язык, на практике наша страна многоязычна, и при обсуждении темы интеграции используется множество различных понятий на разных языках. Наиболее распространены «интеграция» и «сплочение общества», но используется и, например, «вливание в общество» меньшинств. Последнее кардинально отличается от первых двух прежде всего односторонней направленностью. Эту разницу хорошо проясняет теория аккультурации канадского профессора Джона Берри, посвятившего свою жизнь изучению взаимоотношений людей различных культур.

Интеграция предполагает, что в обществе признаются и уважаются как национальная культура большинства, так и уникальная культура национальных меньшинств, и интеграция происходит во всем обществе в целом.

Необходимыми условиями является открытость и поддержка, чтобы национальные меньшинства сохранили свою культурную идентичность и уникальность. Для сравнения «вливание в общество» какой-либо группы характерно для ассимиляции, этому процессу, как правило, сопутствует давление на культуру национальных меньшинств и вытеснение их идентичности, что рано или поздно приводит к сопротивлению и ответной реакции – если не сразу, то в последующих поколениях.

Революция в отношении к другой культуре

Эстония выбрала курс интеграции, целью которой является сплоченность общества. Важно, чтобы в этом процессе принимало участие все общество в целом, невзирая на национальную принадлежность. Это не всегда просто, так как требуется найти и удержать хрупкое равновесие между базовыми принципами национального государства и мультикультурными ценностями.

Для Эстонии интеграция – непростая задача. Согласно исследованиям, понятие эстонской государственности очень тесно переплетено с эстонской этнической культурой и эстонским языком как ее важной частью.

Исторически так сложилось, что пока не было эстонской государственности, носители эстонской культуры веками пребывали в роли меньшинства, и эстонская культура сохранилась во многом благодаря отторжению других культур, в особенности тех, что доминировали в конкретный момент на территории Эстонии.

Тесная взаимосвязь эстонской государственной идентичности и эстонской этнической культуры в сочетании с таким встроенным «механизмом отторжения» приводит к тому, что когда представители национальных меньшинств адаптируются в культурной среде Эстонии и становятся «эстонцами» в государственном плане, они могут ощущать противоречие с их собственной культурой, корнями и идентичностью, что, несомненно, препятствует интеграции.

Президент Кальюлайд в своей речи предложила возможное решение проблемы: сформулировать «пространство обычаев» (komberuum) – основополагающие ценности, характерные для общества Эстонии и являющиеся объединяющей его базой. И хотя в основу этого «пространства» ляжет эстонское культурное пространство, ключевым принципом должно стать уважение к культурам и обычаям национальных меньшинств и малых культур в стране – при условии, что это уважение взаимно.

Что такое интеграция, сплоченность общества? Если отойти от громких и абстрактных понятий – это осознанное желание всех членов общества, независимо от национальности, вероисповедания, языка общения и других факторов, жить вместе и создавать общее мирное пространство для жизни, взаимно уважая друг друга. Сплоченность достижима только при условии, что каждый осознанно действует во имя этой цели, плечом к плечу.

Иногда от людей требуется изменить свои привычки, мнение о другой группе, поведение. Для эстонцев это значит – изменить свое отношение на более открытое по отношению к другим народам, в некоторой степени совершив внутреннюю революцию понимания того, «что значит быть эстонцем». Для людей других национальностей это значит проявить интерес к культуре Эстонии, не забывая при этом свою.

Сплотить общество непросто, здесь требуются значительные ресурсы. А что, если махнуть на все рукой, пустить на самотек и оставить всех в покое? Что это значило бы для общества сейчас и в более долгосрочной перспективе – при условии, что эстонское государство может существовать лишь при демократической системе ценностей, как подчеркнула в своей речи президент?

Эстония страдает от сегрегации

Как пример того, чем чревато отсутствие интегрированности общества, можно привести рынок труда Эстонии – один из важнейших факторов, определяющих социально-экономическое положение людей в стране. Согласно результатам недавнего анализа Балтийского института исследований, на рынке труда ЭР есть сегрегация по национальному и языковому признаку.

В 2014 году разница в зарплатах между эстонцами и представителями других национальностей составляла почти 18 процентов; среди неэстонской молодежи в возрасте 15-24 лет безработица вдвое выше, чем среди молодежи эстонской; процентное соотношение руководителей среди эстонских работников почти вдвое выше чем среди представителей других национальностей. Это всего пара примеров, различия в положении на рынке труда этим не ограничиваются.

Знание эстонского языка – основной фактор, определяющий положение на рынке труда. Свежий обзор департамента статистики отмечает, что в случае хорошего владения языка у представителей других национальностей есть даже некоторые преимущества на рынке труда – по сравнению с эстонцами. Тем не менее, язык – не панацея: в кризисное время даже хорошее владение языком не защитило неэстонских работников от более высокого риска безработицы.

Анализ Балтийского института исследований отмечает, что кроме языка на положение на рынке труда сильное влияние оказывает выбор образования, культурные различия, а также ряд структурных факторов – доступность информации о возможностях работы, наличие контактов между эстонцами и представителями других национальностей, дискриминация со стороны работодателей. Всё это – важные факторы, напрямую связанные со степенью интегрированности общества.

Что будет если не обращать на все это внимание и оставить набившую оскомину интеграцию в покое? Сегрегация рынка труда сама по себе не исчезнет, в случае кризисных ситуаций она может усугубиться. Постепенно еще более увеличится социально-экономическое расслоение общества и социальная отверженность, которая по данным Отчета о развитии человеческого потенциала Эстонии от 2015 года и так в случае представителей других национальностей вдвое выше, чем среди эстонцев.

Сегрегация рынка труда – проблема, от которой страдает все общество Эстонии. Такое положение подрывает основы демократического общества и приводит к значительным потерям человеческого потенциала. Недовольство неравенством возможностей на рынке труда усиливает миграцию, что на фоне стареющего населения Эстонии больнее отражается на перспективах государства – и будущей социальной защищенности тех, кто остается в стране и лет через десять будет нуждаться в пенсиях.

Решений несколько, и они действенны лишь в сочетании друг с другом. Обеспечение бесплатной возможности изучения эстонского языка, поддержка более эффективного карьерного планирования в основной школе, преодоление стереотипов и предубеждений работодателей в частном и государственном секторе – вот лишь некоторые из возможных решений, которые сейчас реализуются или планируются на государственном уровне.

Но большинство изменений реализуемо только на уровне человеческих взаимоотношений и ежедневного выбора каждого из нас. Начиная с большей открытости – и заканчивая большими и малыми делами для преодоления стереотипов и предубеждений, увеличения контактов и обмена информацией между людьми, невзирая на язык или национальность.

Чему стоит поучиться у Европы?

Опыт Западной Европы в плане миграции разнообразен, есть здесь примеры как успехов, так и провалов. Один из болезненных уроков Европы – то, что интеграция не происходит сама по себе: если ею не заниматься, последствия могут быть трагическими.

Сравнивая себя с Западной Европой, важно помнить о контексте. «Естественная интеграция» реальна только до тех пор, пока количество мигрантов не превышает восемь процентов от населения, и то – в случае их равномерного расселения и постепенного прибытия. Если эти условия не соблюдаются, если не применяются целенаправленные шаги для интеграции общества, усиливается радикализация социально отверженных групп, среди мигрантов второго поколения проявляются воинственные настроения, густонаселенные мигрантами территории превращаются в гетто.

Чем меньше вмешательство со стороны государства, чем меньше осознания в обществе сути и необходимости интеграции. Тем быстрее и острее происходит социально-экономическое расслоение по национальному признаку, тем больше риск социальной отверженности мигрантов.

Опыт Европы показывает, что это, в свою очередь, увеличивает уровень преступности и усугубляет проявление насилия. Воинственный протест молодежи – мигрантов второго поколения – вероятен именно там, где рожденные и воспитанные в новой стране и знающие язык молодые люди ожидают, что их примут в обществе на равных, а вместо этого ощущают дискриминацию.

Интеграция – не самоцель

Интеграция – это не курсы, проекты и не программы, как самоцель она не имеет смысла. Скорее это договоренность общества о том, как нам всем сосуществовать, не притесняя друг друга. Такая договоренность, что и цели, и принципы сосуществования понятны каждому, как и то, какую цену платит каждый из нас – и какую пользу мы получаем в результате.

Мы привыкли считать, что за ограниченное время должен быть получен видимый результат. Проектное планирование и проектное же финансирование в сфере интеграции лишь усугубляет это ожидание.

На деле различные процессы протекают с разной скоростью. Такие глобальные процессы, как интеграция общества, – это работа не десятилетия, а пары поколений на протяжении минимум 50-60 лет. Именно такое время необходимо, чтобы национальные конфликты и исторические травмы, личные обиды и нереализованные ожидания отступили на второй план, а во главе угла оказались интересы общества в целом. Но это возможно только в случае, если единство общества неизменно является приоритетной целью, которую поддерживает долгосрочная стратегия, не колеблющаяся с изменением политических настроений.

Общество не живет в вакууме, межкультурные отношения чувствительны к внутриполитическим и экономическим кризисам, к внешним влияниям. Важно достичь определенной зрелости общества, чтобы национальный вопрос не использовался для внутриполитической борьбы и удовлетворения личных политических интересов, а также чтобы обрести гибкость и способность действовать во имя единства несмотря на временные неудачи.

Ахиллесова пята интеграции – то, что в краткосрочной перспективе оценить результативность сделанных инвестиций сложно. Что не отменяет их важности и ценности. Остается планомерно действовать, помнить об ответственности каждого из нас за достижение результата – и вносить свой вклад, по кирпичику складывая единство нашего общества.

Наверх