Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Вячеслав Иванов: Министерство незрячей юстиции

4
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Урмас Рейнсалу. | ФОТО: Liis Treimann

Министр юстиции Рейнсалу озаботился двумя основополагающими компонентами внутренней и внешней политики эстонского государства: (а) взыскание с России по долгам СССР и (б) сохранение системы устоев как базиса эстонскости. Как эти две кариатиды коррелируют между собой и коррелируют ли вообще – размышляет журналист Вячеслав Иванов.

Что касается пункта (а), реанимацию проблемы именно сейчас можно было бы объяснить наступлением весны и соответствующим сезонным обострением. Но мы такое объяснение с негодованием отметем как политически некорректное, злобно-зубовное и вообще объяснением не являющееся. Тогда почему же вопрос, долгое время отлеживавшийся где-то под толстым сукном, вновь сделался актуальным?

Дымим, братцы, дымим!..

Косвенный ответ можно обнаружить в обсуждавшихся недавно итогах первых ста дней работы правительства. Выясняется, что кабинет министров из намеченных на этот срок к исполнению 88 пунктов более-менее успешно реализовал 77. А из одиннадцати оставшихся пять, то есть почти половина, входят в зону ответственности именно Минюста. По следам этих публикаций газета Eesti Päevaleht не чинясь назвала Рейнсалу «черной овцой в стаде».

Причем здесь востребование с России компенсаций за последствия советской оккупации? А оно вполне годится хотя бы в виде дымовой завесы над невыполненными пунктами соглашения на первые сто дней: ребята, нам было некогда – вы же видите, мы заняты куда более важными и масштабными проблемами!

Правда, надо отдать должное министру юстиции: он в этом вопросе достаточно последователен. Еще осенью 2015 года он совместно с коллегами из Латвии и Литвы подписал меморандум, посвященный всё той же теме взыскания с России ущерба от советской оккупации. Но даже тогдашний премьер-министр Таави Рыйвас, которого крайне сложно заподозрить в симпатиях к России, назвал этот факт личной инициативой главы Минюста и заявил, что Рейнсалу «создает ненужный внешнеполитический шум». А теперь – еще и дым...

Хотя как посмотреть: ненужный ли? Мне уже доводилось писать о том, что входящие в коалицию министры от партии IRL сознательно саботируют предлагаемые другими партнерами решения наиболее острых проблем. Недавно министр обороны и лидер отечественников Маргус Цахкна в ответ на предложение премьера Ратаса смягчить языковые требования для серопаспортных жителей Эстонии, проживших здесь не менее 25 лет и желающих получить эстонской гражданство, а также удовлетворить ходатайства некоторых гимназий о сохранении русского языка обучения разразился гневной филиппикой на эти темы, завершив ее требованием ужесточить позиции правительства по обоим направлениям. Так что за напускаемым дымом вполне угадывается намерение развалить нынешнюю коалицию изнутри.

Хотя даже из стана реформистов раздаются сегодня вполне разумные призывы «несмотря на все, развивать добрососедские отношения с Россией» (Денис Бородич). Вряд ли активизация возни вокруг российского «долга за оккупацию» будет способствовать решению этой задачи...

Система устоев или духовные скрепы?

Углубляться в отвлеченные понятия из области высокой морали куда интереснее, а главное – менее хлопотно, чем организовывать бесплатную юридическую помощь остро нуждающимся в ней людям с низкими доходами или устраивать хотя бы временные приюты для женщин – жертв домашнего насилия. Надо предпринимать какие-то действенные шаги, где-то находить источники финансирования, с кем-то вести переговоры. А так – выдвинул восточному соседу 3687-е «последнее серьезное китайское предупреждение» и живи себе спокойно. Мы жизненные интересы Эстонии на мировой арене отстаиваем!

Или вот система устоев (komberuum). Что это такое – мало кто понимает. Свои многосложные объяснения по этому поводу министр юстиции публикует в том же EPL (видимо, в порядке личной реабилитации как «черной овцы»).

Здесь и отрицание пути мультикультурности, по которому идет сегодня весь мир («мы пойдем другим путем!»); и русская община Эстонии, подверженная воздействию враждебной пропаганды и потому тормозящая возведение системы устоев. Но паче всего нам опасны иммигранты из отдаленных от Европы регионов со своими обычаями, противоречащими этим самым устоям.

Завершает эти рассуждения господин министр пассажем, который все расставляет по местам: «У Эстонии есть свои устои, но их нельзя определить единичными действиями или ритуалами. Их можно определить отсутствием в Эстонии изолированных систем устоев, действующих параллельно с нашей. Значит, наша задача – способствовать тому, чтобы прибывающие сюда люди становились частью нашей системы устоев».

Как тут не вспомнить незабвенного Фарфуркиса из «Сказки о Тройке» братьев Стругацких, считавшего, что «нынешняя молодежь мало борется, мало уделяет внимания борьбе, нет у нее стремления бороться дальше, больше, бороться за то, чтобы борьба по-настоящему стала главной, первоочередной задачей всей борьбы за звание борющейся молодежи» и так далее...

По части борьбы за устои нынешняя кампания, объявленная Рейнсалу, сильно смахивает на призывы лидеров РФ находить и укреплять духовные скрепы русского народа. Что это такое, толком тоже никто не говорит, а многословные попытки дать объяснение только окончательно запутывают аудиторию.

В этой связи заслуживающей внимания представляется инициатива лютеранской общины Санкт-Петербурга. В попытке внести хоть какую-то ясность эта община заказала специальные канцелярские скрепки, выполненные в виде контурных изображений креста, ангела с крылышками и намеком на нимб, а также иных предметов духовной принадлежности.

Может быть, стоит обратиться к этим инициативным людям и попросить их как-то наглядно материализовать для нас понятие «система устоев»? Уверен, что у них это получится лучше, чем даже у авторов «блюющего ежика».

Тогда, глядишь, и у министра юстиции освободится время, чтобы заняться своими прямыми обязанностями. Конечно, Юстиция – дама строгих правил, о чем свидетельствует повязка на ее глазах. Но это когда речь идет о взвешивании чьей-то вины на весах правосудия. Во всех остальных случаях от нее требуется ясное видение реальных, а не высосанных из пальца проблем, которые волнуют общество и относятся к ее, Юстиции, сфере ответственности.

Наверх