Павел Иванов: EMOциональный вызов

Павел Иванов.

ФОТО: SANDER ILVEST/PM/SCANPIX BALTICS

В политической жизни Эстонии баламуты вроде Алисы Блинцовой никому не нужны, считает журналист Павел Иванов.

С одной стороны, спорить о медицине, тем более о ее доступности или недоступности, есть дело не самое благодарное. С другой же, надо смелость иметь, чтобы этот разговор вообще начать. Потому как у нас каждый – эскулап, а каждый второй – политик, точно знающий, какие решения в области медицины надо принимать. С третьей стороны, каждый из нас сострадает близким и не очень людям, исходя из чего мы сами можем четко и точно (для себя, естественно) определить, когда необходимо вызывать «скорую».

Худший из недугов – быть привязанным к своим недугам

Естественно, решение EMO (отделение экстренной медицины) пересмотреть список случаев, в которых люди могут обращаться в EMO за помощью, вызывает эмоции и очередные споры про отечественную медицину.

У меня месяц назад была возможность понаблюдать за работой этого жизненно важного медицинского конвейера, причем в нескольких больницах. Если раньще я был простым обывателем со своими болячками и своим представлением о том, как и где их лечить, то после двух дней в EMO я низко кланусь докторам, сестрам, всему персоналу за самоотдачу и нацеленность на качественное излечение пациентов. Может, именно поэтому я буду среди людей, приветствующих ограничение списка тех, кто неминумео должен попасть в «скорую». Не из-за того, что именно я получил своевременную и профессиональную помощь. А потому, что экстренное есть экстренное – и точка.

Я своими глазами наблюдал за тем, как одна бабуля в воскресный день всяческими правдами и неправдами пыталась в буквальном смысле проникнуть через приемную в отделение EMO. После неудачной попытки преодолеть полосу препятствий путем вмешательства дежурных сестер выяснилось, что бабуле надо было... продлить рецепт. Причем ввиду возраста речь шла о желании получить обычный письменный рецепт. Надо отдать должное терпимости медперсонала, который лишь на четвертую попытку бабули пролезть в EMO стал негодовать.

В этой EMOциональной истории есть еще один момент, коммуникационный. Я боюсь стереотипного, но житейского «знака минус»: русские бабушки могут столкнуться с ситуацией, когда они просто не владеют какой-то важной информацией или не знают, как правильно с ней поступить. Ведь уверенность в том, что «скорая» занимается рецептами, откуда-то да произрастает. Русские бабушки – наименее защищенная в плане бытовой информации прослойка общества.

Если у вас есть свои такие бабушки или они проживают в вашем подъезде, проверьте их на элементарные медицинские знания в части информации. А то будет как пару лет назад, когда выяснилось, что бабушки Ида-Вирумаа до сих пор звонят по телефону 03. Хотя может быть и так: отпустили жалующегося домой, а закончилось всё летальным исходом...

Поход в политику

Меня забавляла мысль, что в каждой моей шалости вам мерещится какой-то знак (Ирвинг Уэлш)

Подготовка к предстоящим местным выборам началась. Это чувствуется во многом. К примеру, решаются кадровые вопросы. У кого большевистским методом исключения из партии, а кто аж пышет от демокртаии. «Зеленые» получили себе нового лидера – отныне партией руководит Зюлейха Измайлова. Теперь в двух крупнейших партий страны у руля стоят неэстонцы. Трещина в политическом стеклянном потолке разошлась еще больше. Это раз.

Во-вторых, зеленых поддерживает 13 процентов молодежи. Что означает желание молодых заниматься прикладными делами на местах и популярность профессиий экологического профиля (это в-третьих). Можно надеяться, что в результате сформируется круг друзей-политиков, повернутых лицом как народу, так и к природе. С учетом их достаточно узкой специализации прорваться в этот круг будет непросто: популизмом тему Rail Baltic точно не проймешь.

Хотя можно к избирателю повернуться и другой частью тела – и назвать совсем иные причины вхождения в политику. Так, активистка «Русской школы Эстонии» Алина Блинцова, вступившая в Объединенную левую партию, свое призвание в политике видит в том, чтобы «взбаламутить политическое болото».

Примечательно, что взбаламутить общество пока не удалось и НКО «Русская школа Эстонии», куда Алина входит. На выходе получили неясность целей и задач общества, метания от идеи создания «партии нового типа» до откровенного использования ресурса ОЛПЭ. Взбаламучиванием мозгов можно назвать оправдание Блинцовой поступка Владислава Пяллинга, который угрожал взорвать самолет. Блинцова заверила всех, что Пяллинга «использовали для контроля за зарождающимся проектом Партии народов Эстонии». А вы говорите, масштабы у нас маленькие.

Короче, не нужны никому баламуты. У нас уже есть несколько таких в составе нового парламента. Для крупномасштабной политики маленькой Эстонии и их многовато.

НАВЕРХ
Back