Николай Бенцлер: для меня не существует барьера, разделяющего эстонцев и русских

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Актер Николай Бенцлер.

ФОТО: Teet Malsroos

«Было еще такое: ко мне подошли два человека и поинтересовались, не опасаюсь ли я после спектакля идти домой?» – рассказывает о своем участии в спектакле «Я скорее станцую с тобой» свежеиспеченный лауреат премии Союза театральных деятелей Эстонии.

В Международный день театра, 27 марта, Союз театральных деятелей Эстонии традиционно вручил свои ежегодные премии. Актер Николай Бенцлер победил в номинации «Лучшая мужская роль второго плана» за участие сразу в двух спектаклях двух разных театров, что случается редко. На сцене Эстонского театра драмы он сыграл роль Вандала в спектакле Хендрика Тоомпере-младшего «Изгнание, или Хроника одного яблока» (эта постановка была удостоена также награды за лучшую режиссуру). Еще одной работой, отмеченной жюри, стала роль Бенцлера в проекте Vaba Lava «Я скорее станцую с тобой», осуществленном на экспериментальной площадке московским режиссером Олегом Сулименко.

– Какая из этих двух ролей ближе вашему сердцу?

– Наверное, все же Вандал в спектакле Хендрика Тоомпере.

– Что это за персонаж такой?

– На самом деле Вандал – не имя, а кличка, и зовут его вообще-то Андреем. Он – лучший друг главного героя, из тех, кто сначала делает, а потом думает. Хотя иногда кажется, что Вандал предпочитает особенно не думать, не зря же говорят: сила есть – ума не надо.

– Это герой положительный или отрицательный?

– Это очень хороший вопрос, такого мне еще не задавали... Актеру положено быть адвокатом своей роли, во всяком случае, он должен понимать логику персонажа. И вот сейчас, прокручивая в голове то, что я играю, я все же склоняюсь к тому, что Вандал – личность положительная, в нем нет негатива. И, опять же, беды от него главному герою тоже нет.

– Честно говоря, я не очень понимаю, насколько актерским делом вы занимаетесь в спектакле «Я скорее станцую с тобой». В этой постановке вы – один из ведущих реального ток-шоу, тема которого – лучше танцевать, чем конфликтовать – сейчас, скажем так, у общества на слуху. Вы играете ведущего или им все-таки являетесь?

– Режиссер Олег Сулименко называет нас с Мари-Лийз Лилль не просто ведущими, а модераторами спектакля. Вместе с нами на сцене еще четыре человека – двое эстонцев и двое русских, они не артисты и представляют разные возрастные группы и разные слои общества. Вот им мы, не стесняясь, и задаем разные вопросы, и они, не стесняясь, на них так же прямо отвечают.

Кроме того, перед спектаклем из зрителей выбираются еще по десять человек, представляющих разные точки зрения, они тоже могут задавать вопросы и отвечать на них. На самом деле все происходящее я бы даже не назвал спектаклем: скорее, эту постановку можно определить словом «перформанс», которое я, правду говоря, не очень люблю. В большинстве своем зрители на наших спектаклях в Vaba Lava – пока что публика эстонская, а у нее есть немалый опыт приобщения к подобной форме театральной дискуссии. Надеюсь, для русского зрителя такой опыт тоже станет привычным. Не скрою, огорчает то, что на этом спектакле русских зрителей меньше, чем хотелось бы.

– Какой опыт получили лично вы, работая в этом проекте?

– Участие в нем оказалось для меня достаточно сложным. Я в принципе далек от мира новостей, и для меня, собственно, не существует барьера, который разделяет эстонцев и русских. Я знаю эстонский, знаю русский, и когда во время спектакля приходится втягиваться во всю эту, простите, грязь взаимных упреков и обвинений, когда понимаю, что еще немало людей до сих пор мыслят только такими понятиями, а других воспринимать не намерены, – конечно, это удручает.

Поэтому для меня особенно важно после спектакля услышать или по-эстонски, или по-русски благодарность за то, что мы сумели ответить на вопрос, который мучил того или иного человека лет двадцать пять. Было еще такое: ко мне подошли два человека и поинтересовались, не опасаюсь ли после спектакля идти домой? Не буду о них подробно – в конце концов мы очень мило пообщались.

– Я так понимаю, ваш статус в спектакле не позволяет вам по ходу действия высказать свою личную точку зрения?

– На нее я в это время просто не имею права, моя задача совершенно иная. Но всегда больно в очередной раз сознавать, что в нашей жизни все это по-прежнему еще присутствует.

– Что вам нравится играть?

– Очень люблю комедии, они, мне кажется, очень нужны людям. Сейчас мы с Яном Ууспыльдом затеваем моноспектакль на русском языке под названием «Пещерный человек», в котором я надеюсь сыграть. Надеюсь и на улыбку зрителя.

НАВЕРХ