Вадим Штепа. Россия: новая революционная весна?

Вадим Штепа.

ФОТО: личный архив

Ранее пропаганда заявляла, что в оппозиционных акциях участвуют только отдельные «национал-предатели» в Москве, которых финансирует Запад – но воскресенье 26 марта показало, что протест против режима является всенародным, пишет колумнист портала Rus.Postimees.ee Вадим Штепа.

Столетний юбилей Февральской революции 1917 года, который по новому стилю приходится на март, не прошел в России незамеченным. Власти никак не вспоминают эту годовщину, но оказалось, что история сама напомнила о себе.

Точно так же, как и сто лет назад, никто не ожидал массовых народных выступлений против действующего режима. Сегодня российская власть полностью игнорирует оппозиционера Алексея Навального – даже его имя не упоминается на государственном телевидении. Но он стал очень популярной фигурой благодаря антикоррупционным расследованиям, которые он публикует в Интернете. А поскольку пользователями Интернета в России является преимущественно молодежь, неудивительно, что она наиболее активно откликается на инициативы Навального.

Пропаганда терпит крах

На классическую демонстрацию с плакатами и речами в нынешней России практически невозможно получить разрешение властей – тем более, если такую демонстрацию организует оппозиция и хочет провести ее в центре города. Но Навальный предложил интересный выход – провести протестное шествие 26 марта в виде обычной прогулки по тротуару. Этим он совершенно обескуражил полицию, которая задерживала в этот день даже случайных прохожих, показывая тем самым всю нелепость новейших российских запретов.

Демонстрации 26 марта стали крупнейшим оппозиционным мероприятием в России с 2012 года, когда избиратели массово протестовали против фальсификации выборов в Государственную думу. Но очень показательны два новых фактора.

Во-первых, это небывалое ранее участие молодежи в протестной акции. Навальный хотел посвятить уличное шествие своему расследованию коррупции премьера Дмитрия Медведева, но «тема» получилась гораздо шире. Оказалось, что российская молодежь массово не доверяет нынешней власти вообще. Историк Игорь Клямкин сравнивает эти молодежные протесты с теми, которые имели место в эпоху перестройки, когда молодежь также массово демонстрировала недоверие к государству и официальной коммунистической идеологии.

Сегодня официальная идеология в России другая – имперский патриотизм и клерикализм, но она вызывает то же самое неприятие у молодежи. Молодым людям свойственно обостренное чувство справедливости, и многие из них замечают, что за красивыми «патриотическими» лозунгами власть просто скрывает свою лживую, агрессивную и коррупционную политику. Фактически можно констатировать, что нынешняя российская официальная пропаганда потерпела крах в глазах молодого поколения.

И другой немаловажный момент: демонстрации не ограничились только Москвой, но прошли в десятках российских городов – от Владивостока до Калининграда. И эта ситуация действительно уже напоминает революционную, когда протесты охватывают всю страну. Ранее пропаганда заявляла, что в оппозиционных акциях участвуют только отдельные «национал-предатели» в Москве, которых финансирует Запад – но воскресенье 26 марта показало, что протест против режима является всенародным. И в нем сходятся многие лозунги – политические, экономические, социальные.

Известный российский регионовед Наталья Зубаревич так прокомментировала эти события: «Все крупнейшие города – участники протестов: Москва, Питер, Екатеринбург, Новосибирск – выразили недовольство тем, что отрыв власти от населения достиг немыслимых размеров. Борьба с коррупцией просто стала подходящим эвфемизмом. Неудовлетворение связано с отсутствием обратной связи и полным нежеланием истеблишмента видеть проблемы страны».

Упомянутый «отрыв власти от населения» наглядно выражен в том, что все губернаторы и мэры городов в нынешней России фактически назначаются сверху, а не избираются гражданами.

«Зарубежные силы» или сама власть?

Помимо уличных демонстраций, в марте в России начались не менее массовые выступления водителей-дальнобойщиков. 27 марта объявили бессрочную забастовку водители в Санкт-Петербурге, Самаре, Челябинске и еще десяти крупных городах. Основная тема протеста – введенный государством платный проезд большегрузных автомобилей по федеральным трассам (система «Платон»).

Сначала водители этих автомобилей взывали к разуму властей, указывая, что введение этой платы автоматически приведет к повышению цен в магазинах, куда продукция доставляется большегрузными фурами. Но когда государство проигнорировало их доводы, социальные лозунги водителей дополнились политическими. Теперь они уже не пишут петиции Путину, но протестуют и против него.

В Белоруссии, где правит схожий с путинским авторитарно-репрессивный режим Александра Лукашенко, также в марте началась волна массовых протестов. Первоначально граждане выражали недовольство принятым властями законом «против тунеядцев», который обязывал людей иметь только официальную государственную работу. Однако впоследствии лозунги протестующих существенно расширились – к ним добавились требования политических свобод и проведения справедливых президентских выборов (напомним, что Лукашенко занимает пост президента Белоруссии аж с 1994 года). И вновь, как и в России, протесты охватили все крупнейшие города страны – Минск, Брест, Витебск, Гомель, Гродно...

В целом в массовых акциях протеста приняло участие около ста тысяч человек в ста городах. Более тысячи было задержано. Это первая столь масштабная акция с эпохи «белоленточных» протестов 2011 года.

Власть реагировала на эти события по своему обыкновению репрессивно. Президент Путин заявил что он разделяет взгляды граждан на борьбу с коррупцией, но призвал их действовать «по закону». И обвинил в организации протестов какие-то вражеские «зарубежные силы». Это классическая логика сотрудника госбезопасности. В проблемах винят не собственную коррупционную систему, а «происки» каких-то зарубежных «врагов».

В различных городах России уже начались репрессии против молодежи, принимавшей участие в протестных акциях. В школах проводятся «классные часы» по «борьбе с экстремизмом», в Екатеринбурге грозятся отчислить студентов... Это тоже классика. Вместо того, чтобы сделать выводы для самой себя, власть обрушивается на критиков и пытается еще сильнее закрутить гайки.

Пока трудно предсказать, к чему приведут эти весенние массовые выступления в России и Белоруссии. Но можно вспомнить исторический закон: революции зачастую порождает сама власть своей диктаторской политикой.

Читать также

НАВЕРХ