Кальюлайд: у реформистов, обвиняющих Ратаса в предательстве, извращенное воображение

Юри Ратас.

ФОТО: Liis Treimann / Postimees

Предыдущее руководство Партии реформ делало все, чтобы бессменно оставаться у власти и зацементировать эту ситуацию в духе советских лозунгов, и нынешнее, критикуя визит Ратаса в Петербург, ушло недалеко, уверен Раймонд Кальюлайд, член правления Центристской партии и старейшина Пыхья-Таллинна.

Критика реформистов в отношении визита премьер-министра Юри Ратаса в Петербург вызвала чувство неловкости не у одного меня.

Осыпавший Ратаса градом проклятий и обвинений новоиспеченный председатель партии реформ Ханно Певкур использовал ту же риторику, что и его предшественники Таави Рыйвас и Кристен Михал. До боли знакомые слова: «Россия», «угроза безопасности», «интересы Эстонии», «прокремлевский». Эту мантру мы уже неоднократно слышали.

Конечно, премьер-министр Ратас должен был присутствовать на благодарственном богослужении в Петербурге. Напомню, что богослужение проходило в эстонской церкви, в рамках мероприятий, посвященных столетию Эстонской Республики, и в память о событии столетней давности – марше выступивших за национальное самоопределение эстонцев по улицам Петрограда.

Для того, чтобы увидеть в этом предательство интересов Эстонии, надо обладать воистину извращенным воображением.

То, что премьер Ратас не изменил своих планов и после теракта; то, что он, несмотря ни на что, поехал в Петербург и возложил цветы к станции метро, где погибли невинные люди – многое о нем говорит. Но никак не свидетельствует о том, что правительство Эстонии сменило приоритеты и стало, как утверждают реформисты, проводить прокремлевскую политику.

Репутацию Эстонии подрывает не Ратас, а реформисты, которые распространяют враньe о смене внешнеполитического курса нашего государства. Правда, в русскоязычной прессе реформист Денис Бородич выступает с диаметрально противоположными заявлениями. Он утверждает, что Партия реформ выступает за налаживание экономических связей с Россией. Такое двурушничество было бы смехотворным, если бы речь не шла о систематическом вбивании клина между двумя национальными общинами Эстонии. В контексте международной нестабильности подобная деятельность становится особенно опасной. Это явно не в интересах Эстонии.

Ошибки реформистов

Что касается Ханно Певкура, ничего нового он не сказал. Непонятно только, зачем Партии реформ понадобилось менять председателя, если его повадки остались прежними. Я искренне надеялся, что после революции на последнем съезде реформисты критически пересмотрят итоги своего 17-летнего правления. Однако похоже, что их либеральная совесть молчит. Впрочем, это неудивительно. Ведь в таком случае Партии реформ пришлось бы признать, что экономику Эстонии они довели до ручки.

Смелые реформы девяностых с приходом экс-коммуниста Ансипа сменились застоем и противостоянием всему новому. Иногда уже казалось, что на дворе снова восьмидесятые и из радиоприемника доносится голос Карла Вайно.

Свою энергию реформисты направили на политизацию телерадиовещания и судебной системы, а также использование крупных государственных предприятий в интересах партии. На обуздание экономического бума энергии и политической воли уже не хватило. В результате пузырь рынка недвижимости продолжал раздуваться до тех пор, пока не лопнул.

Экономический кризис в Эстонии наступил быстрее и был гораздо более суровым, чем в большинстве стран Евросоюза (экономика рухнула на 14 процентов, если кто-то еще помнит). Было уже понятно, что пахнет жареным, об этом твердили экономисты и предприниматели, но реформисты пропускали это мимо ушей.

С тех пор прошло немало времени, но перезапуск экономики так и остался неосуществленным. Ансипу с Рыйвасом эта задача оказалась не по силам. Возможно, Рыйвас и пытался что-то изменить – в частности, припоминаются его эксперименты со стартапами, – но реанимировать идеологический труп с признаками разложения ему, естественно, не удалось. 

Обманутые надежды

Я убежден в том, что предпосылки для экономического роста в Эстонии были и есть: продвинутость в дигитальном экономическом сегменте, дельные и образованные работники, желание работать и свободное от предрассудков прошлого молодое поколение.

До сих пор эти предпосылки оставались невостребованными. И когда Партия реформ говорит сегодня, будто правительство Юри Ратаса ведет Эстонию к застою, извините, но это выглядит абсурдно. Будто хирург набросился на пациента с ножом.

Главные задачи центристского правительства заключаются в том, чтобы развернуть Эстонию лицом к новым вызовам и исправить ошибки, допущенные Партией реформ. Это необходимо, чтобы наконец выйти из застоя, создать рабочие места, увеличить доходы жителей Эстонии.

От нового председателя Партии реформ Певкура я ждал, что он вернет партии утерянные либеральные ценности. Надеялся, что руководство партии обновится – и в нем появятся люди, которые захотят двинуть Эстонию вперед.

Конечно, мы с реформистами являемся политическими конкурентами. Но разнообразие в политике имеет очень важное значение. В интересах Эстонии, чтобы у нас были достойно представлены все силы политического спектра – консерваторы, социал-демократы, центристы и либералы. В таком случае у власти не смогла бы бессменно находиться одна партия, обслуживающая интересы элиты. Предыдущее руководство Партии реформ делало все, чтобы эту ситуацию зацементировать в духе советских лозунгов о направляющей и определяющей силе общества.

С избранием Певкура многое могло поменяться. Выборы председателя впервые проходили в условиях реальной конкуренции. В итоге Певкур получил весомый мандат, необходимый для обновления партии. Однако надежды на то, что Партия реформ вернется к либеральным корням, не оправдались. Может, это еще и произойдет, но точно не при нынешнем руководстве.

НАВЕРХ