Когда политика приходит к тебе: три воспоминания об апреле 2007-го

Юрий Магеров

ФОТО: Илья Смирнов

В апрельских событиях так или иначе приняли участие и обычные люди, которые никогда не имели никакого отношения к политике. О том, какими им видятся те весенние дни сейчас, спустя десять лет, мы спросили тех, кто оказался в центре Таллинна и Нарвы во время и после беспорядков и кому пришлось столкнуться с полицией.

«Крутили всех подряд»

“Вечером 26 апреля я приехал вечером в город, где меня окатили струей из водомета”, - рассказывает 36-летний работник типографии Артур, ставший очевидцем таллиннских погромов. Но это его не остановило: на следующий день он снова был в городе днем. “Помню, как стояла толпа людей на проезжей части напротив парка Таммсааре – а напротив них, метрах в пятидесяти, стояла полиция, но до столкновений тогда не дошло. Вечером начались погромы и мародерство. Знаю, что немало мародеров было и среди эстонцев”, – считает необходимым уточнить он. По его словам, полиция особо не разбирала, кого хватать: “Моего итальянского родственника чуть не скрутила полиция, он тогда в центре жил. Он потом рассказывал, как на улице крутили всех подряд”.

И тогда и сейчас к действиям властей он относится критически: “Я до сих пор думаю, что перенос памятника - это показательный плевок в русскоязычное население и оскорбление чувств всех, чьи деды проливали кровь за родину. Для меня это памятник героям, а никак не памятник советскому режиму, как некоторые пытаются все это вывернуть. Сейчас, конечно, страсти поутихли, но неприятный осадок никуда не делся. Вместо того, чтобы решать насущные проблемы, правительство усугубило отношения между жителями Эстонии. Некоторые мои друзья-логисты лишились работы, так как их фирмы работали в основном с Россией”.

«Мы рассчитывали на Европу»

Пока эстонские власти рассылали населению сообщения, призывавшие оставаться дома, некоторым приходили другие SMS, в которых автоводителей призывали демонстрировать протест, нарочито снижать скорость и, проезжая по городу, гудеть. Вспоминает ныне 67-летний пенсионер, а тогда работник транзитной компании Андрей: «Двенадцать лет до этих событий мы исправно сажали гвоздики у памятника на Тынисмяги, и я не помню за все время сколь-нибудь серьезных инцидентов со стороны русских. Да, мы пели песни военных лет, вспоминая своих родителей и дедов, и как бы снова возвращались в те праздничные дни Победы. Но некоторым соседство с памятником в самом центре города не давало спать, что приводило к постоянным отвратительным выступлениям, на которые власти смотрели сквозь пальцы”.

По его мнению, конфликт из-за столь разной ментальности был неизбежен, но способ его разрешения, выбранный властями, только спровоцировал беспорядки и еще дальше развел две основные группы населения, поэтому призыв к протесту в виде звуковых сигналов и нарочито медленной езды в центре города упал на благодатную почву. Полиция со своей стороны не скупилась на штрафы, штраф не миновал и его самого.

“Чего мы достигли? Честно говоря, мы больше рассчитывали на Европу с ее демократическими институтами. Как оказалось - зря.  Что касается меня лично, то я безусловно не раскаиваюсь в содеянном, тем более свой штраф я как честный гражданин заплатил”, - говорит он.

“Не могу дать оценку”

Беспорядки перекинулись и на другие города Эстонии, захватив Ида-Вирумаа.

"Сволочи, суки, скоты!" и тому подобные определения стали документом, попав в уголовное дело Юрия Магерова. Любительская видеосъемка с закадровыми комментариями Юрия была продемонстрирована потом в суде, когда его судили за неподчинение властям и оскорбление полицейских.

Сегодня Юрию 53 года. Как и десять лет назад, он руководит в Нарве некоммерческим центром реабилитации наркоманов и алкоголиков "Ты не останешься один". В субботу, 28 апреля Юрий снимал на любительскую видеокамеру беспорядки в центре приграничного города, возле центра культуры "Женева". Там же он был побит и задержан полицией, а потом провел за решеткой десять суток. Почти два года его дело о неподчинении и оскорблении полиции ходило по судебным инстанциям, но в итоге Магеров был полностью оправдан и получил компенсацию за дни в арестантской камере.

Вспоминая тот вечер, Юрий настаивает, что произнесенные им оскорбительные слова и фразы не были адресованы в чей-то конкретно адрес. Но все же они действительно выражали отношение простых людей: "Было негодование из-за того, что происходило. Я помню, что шел по городу, и были моменты отчаяния, безысходности. И в такой ситуации смотришь на происходящее и начинаешь просто высказываться, не адресуя это кому-то". 

В тот момент его больше всего возмущали не решения правительства в столице, а грубость полицейских в Нарве: “Били и дубинками, и ногами, и руками, в том числе лежащих на земле". Сам Юрий тоже был избит, что констатировали и медики. С помощью видеокамеры он хотел призвать полицейских к порядку, чтобы отрезвить их. "Полицейский избивал одного парня, потом подошел ко мне, сказал: “Не надо снимать”, - и вернулся продолжать избиение. Я до сих пор не могу дать оценку - что это было".

"Уже потом пришло непонимание - почему и с какой целью все это происходило. Когда я после разговаривал с бывшими полицейскими, они рассказывали, что видели в толпе зачинщиков и просили выделить подмогу, чтобы взять их и нормализовать обстановку, но в ответ было сказано - не суйся, не твое дело", - вспоминает он.

Сегодня Магеров видит, что десятилетняя трещина в обществе по-прежнему никуда не делась: "С ней никто ничего не делал - ни правительство, ни полиция". И даже время в этом случае не лечит, заметил он. Конфискованную видеокассету Магерову потом вернули, но записи на ней уже нет. Сегодня он уверен, что за минувшие десять лет демократии в Эстонии больше не стало, а у людей пропала вера в справедливость. "Разделение двух общин по-прежнему существует. На экономику те события повлияли тоже отрицательно. Отношения с Россией стали тоже хуже. Тогда в чем стало лучше? Я пытался понять, но на самом деле не вижу".

НАВЕРХ