Аге Юурикас и ее музыкальные открытия

Аге Юурикас ФОТО: Саду-Тристе Юурикас

Она молода, талантлива, полна свежих идей и смелых замыслов. Ее хорошо знают и любят в Эстонии как пианистку, имеющую свое лицо, свой почерк, свой, нетривиальный репертуар. Она часто и охотно играет русскую музыку: Прокофьева, Шостаковича и особенно - Рахманинова, а также редко исполняемые сочинения испанских композиторов Альбениса, Гранадоса, Момпу… Она  не боится включать в программу малоизвестные произведения и открывать публике что-то новое. 

9 мая Аге Юурикас выступит в Таллинне, в концертном зале «Эстония», а 18 мая – в Петербурге, в зале церкви Яани с интересной, небанальной и сложной программой из сочинений Моцарта-Листа, Шуберта, Тубина, Стравинского-Агости и Момпу.

Из Таллинна в Москву

Аге Юурикас родилась в 1979 году в Таллинне в музыкальной семье, где все увлекались джазом: ее брат - известный джазовый пианист, отец - джазмен, преподает в Музыкальном училище имени Георга Отса. Уже с четырех лет она начала учиться игре на фортепиано - в Средней музыкальной школе, где ее педагогом была Мерике Торн, ученица Бруно Лукка. Своего первого педагога Аге всегда вспоминает с особой теплотой и нежностью, а в 2011году посвятила концерт ее памяти.

После окончания школы Аге поступила в Эстонскую академию музыки, в класс Пеэпа Лассманна, затем продолжила учебу в Академии имени Сибелиуса в Хельсинки и в Высшей школе музыки в Карлсруэ у Калле Рандалу. При этом она всегда мечтала учиться в Москве, у русских педагогов, дабы познать секреты исполнения музыки любимейшего композитора – Сергея Васильевича Рахманинова. И, благодаря полученной в 2003 году премии Неэме Ярви и совету Ивари Илья, в свое время учившемуся в классе легендарной пианистки и педагога Горностаевой, поехала в Москву, в консерваторию, к Вере Васильевне. Она и сейчас не забывает тех уроков, которые получила в ее классе. И выбранная Аге Юурикас программа в какой-то мере - дань памяти Вере Васильевне Горностаевой и проведенным в Москве годам учебы.

Теперь она уже сама имеет учеников – Аге преподает в своей альма матер десятый год, и, похоже, педагогическая стезя ей по душе: она с удовольствием играет вместе со своими учениками, а они - горячие почитатели таланта своего педагога и не пропускают концертов с ее участием. 

В программе таллиннского концерта - транскрипции Листа “Confutatis maledictis” и “Lacrimosa” из «Реквиема» Моцарта, Соната до минор Шуберта, «Вариации на тему эстонской народной мелодии» Эдуарда Тубина, фортепианное переложение балета Стравинского «Жар-птица» в обработке Гвидо Агости и шесть прелюдий Фредерика Момпу.

Шуберт, Моцарт и «Кащеево царство»

- Это концерт из серии «Элитные концерты», который проводит Eesti Kontsert совместно с Союзом эстонских интерпретаторов, - рассказывает Аге. - А так как в этом сезоне главным композитором является Моцарт, то я решила включить в программу фортепианные транскрипции Листа частей из «Реквиема» Моцарта: Confutatis maledictis и Lacrimosa. «Реквием» – лебединая песня гениального австрийского композитора, и мне показалось уместным включить в программу до-минорную сонату Шуберта, написанную композитором в последние месяцы жизни. Я знала, что когда-нибудь ее сыграю, но долго не решалась этого сделать. Еще когда я училась в Московской консерватории в аспирантуре под руководством Веры Васильевны Горностаевой, она не раз предлагала мне сыграть эту сонату, но тогда я чувствовала, что еще не готова, и вот, наконец, спустя годы, поняла, что хочу сыграть эту замечательную музыку. Второе отделение концерта состоит из редко исполняемых произведений: «Вариаций на тему эстонской народной мелодии» классика эстонской музыки Эдуарда Тубина и шести чудесных прелюдий испанско-каталонского композитора Фредерика Момпу. Я очень люблю испанскую музыку и с большим удовольствием ее играю.  

- Ну, а Стравинский? Как он оказался в вашей программе, тем более столь малоизвестные фортепианные переложения «Жар-птицы»? 

 - О, это целая история! В ту пору, когда я еще училась в Москве, я  однажды попала на концерт Мариинского оркестра, который проходил в рамках «Пасхального фестиваля», ежегодно проводимого Гергиевым. Они играли «Жар-птицу» Стравинского, и это было одно из самых ярких музыкальных впечатлений, которые я когда-либо испытала. До сих пор помню тот концерт. Наверно, уже тогда у меня возникло  желание исполнить эту музыку на рояле. Спустя несколько лет я узнала, что есть переложение для фортепиано итальянского пианиста Гвидо Агости  (известный пианист и музыкальный педагог, в 1934 году сделал переложение для фортепиано нескольких номеров из балета «Жар-птица» - Т.У.), ученика знаменитого Ферруччо Бузони. Правда, сначала нужно было найти ноты, и это было довольно трудно, но когда я их нашла и стала учить, то поняла, что в этом переложении отсутствует важная часть из балета, в которой Иван-царевич находит ящик с душой Кащея Бессмертного, разбивает его на мелкие осколки, и воцаряется полный мрак. Эту часть я сама переложила для фортепиано, поместив ее перед финалом. Таким образом, целиком фортепианная транскрипция выглядит так: «Поганый пляс Кащеева царства», «Колыбельная», «Пробуждение Кащея», «Смерть Кащея», «Полный мрак» и финал, «Исчезновение Кащеева царства».

- В общем, получилось, что вы тоже приложили руку – как соавтор - к этой транскрипции?

"Выходит, что так", – улыбается Аге и делится своими ближайшими планами: 18 мая она выступит с сольной программой в Петербурге, в зале церкви Яани. Для нее это очень важное и ответственное событие: ведь  с тех пор, как окончила учебу в аспирантуре в Московской консерватории, она не играла в России. А она очень любит русскую публику, русскую культуру и музыку. И самый любимый ее композитор – Рахманинов, музыка которого с юных лет постоянно в ее репертуаре:

- Мне было лет пятнадцать-шестнадцать, когда я буквально влюбилась в его музыку, в эти его протяженные «мелодии-дали». Несколько раз была в Музее-усадьбе Рахманинова в Ивановке, познакомилась с его директором, замечательным человеком Александром Ивановичем Ермаковым. К сожалению, я давно не была там. Последний раз я играла Рахманинова, несколько его прелюдий, прошлой осенью на концерте в Таллинне и в будущем мечтаю записать на пластинку его сочинения. А еще - снова встретиться на сцене с Неэме Ярви и его оркестром, с которым два года назад мы исполнили Четвертый концерт Антона Рубинштейна. Теперь я бы очень хотела сыграть с ним Четвертый концерт Рахманинова. Эта музыка мне очень близка: когда я играю Рахманинова, я чувствую себя так хорошо, уютно, словно я дома, - признается Аге.

Что ж, пожелаем ей осуществления всех творческих планов и самых смелых замыслов. А пока – удачи на концертах в Таллинне и Петербурге!

НАВЕРХ
Back