Мнение: учителя относятся к ученику как к нахлебнику или генератору проблем

Эдгар Латушкевич

ФОТО: личный архив

Кризис, в котором оказались школы, намного глубже, чем может показаться на первый взгляд, пишет руководитель объединения "Голос учеников" Эдгар Латушкевич.

Не буду утверждать, что в эстоноязычных школах проблемы, о которых буду говорить ниже, выглядят иначе. Однако считаю правильным писать и говорить только о том, о чём могу знать конкретно и что могу наблюдать лично. Именно с учениками русскоязычных школ я общаюсь каждый день, да и сам окончил именно одну из таких. По этой причине рассуждать буду о том, что мне известно доподлинно. Именно ежедневное общение со школьниками и проведенный в апреле ученический форум подтолкнули меня в очередной раз высказаться. 

Ко мне пришло осознание, что эти проблемы не частные, а уже как системные. Те многие ученики – из самых разных школ  Эстонии – от которых я узнаю, с чем им приходится сталкиваться в процессе учебы, привели меня к неутешительному выводу: кризис, в котором оказались школы, намного глубже, чем может показаться на первый взгляд.

В последнее время появляется немало материалов о внутришкольных проблемах, авторами которых являются сами пострадавшие и очевидцы. Почему же стресс стал неотъемлемой частью процесса обучения в современной русскоязычной школе? Начну, пожалуй, с самого приятного. С того, что можно свалить все на «нее» и в чём никак не виноваты «мы» - с действующей в республике системы образования.

В большей степени это касается гимназии. Думаю, что совершенно очевидно: все ближе тот момент, когда гимназия станет абсолютно отдельной ступенью, и, по-моему, это причина для радости. Если все будет так, как обещают, количество ненужных предметов у гимназиста сократится. С него не будут требовать всего и сразу, а он сможет выбирать то, что ему на самом деле интересно.

В основной школе целью для учеников будет более активный, чем сейчас, поиск себя, своих возможностей и выяснение личного потенциала. Переход в гимназию должен стать моментом осознанного выбора. К моменту поступления в 10-й класс молодой человек уже должен будет хоть в какой-то степени расставить для себя приоритеты. Гимназист уже не сможет задаваться вопросом, зачем ему знать в мельчайших подробностях движение литосферных плит, насколько применимы будут в его дальнейшей жизни формулы логарифмов и стоит ли зацикливаться на химических электронных схемах. Ни вызывает ли стресс занятие тем, в чем ты не видишь смысла, при этом не имея возможности избежать этого?

Научить, а не поставить оценку

С другой стороны, перестройки нынешней системы может оказаться недостаточно, если в обновленной школе останутся работать прежние учителя. На мой взгляд, должна измениться философия педагогов. Мне посчастливилось поработать с небезызвестным в Таллинне учителем – Михаилом Гусевым. Не думаю, что те, кто его знает, сомневаются в том, что он фанат своего дела и математики в целом. Однако, несмотря на то, что свой предмет Гусев преподает в реальной школе, он никогда не считал, что каждый ученик должен быть таким же фанатом математики, что его предмет является самым важным для гимназиста. Он не единственный такой учитель, но просто очень яркий пример. Так вот я не помню, чтобы хоть у одного ученика из нашего класса были сомнения, что главная цель Михаила Васильевича – научить.

Это очень важно – именно научить, а не поставить оценку. Никому из нас Гусев не ставил «два», если мы не могли решить у доски задачу; если мы не сделали домашнее задание. Нас не вызывали с целью проверить наши знания и оценить их публично. Мы никогда не испытывали стресса ни от него, ни от его предмета. Даже заядлые прогульщики не видели смысла прогуливать его уроки.

Казалось бы, что может быть проще? Просто любить свою работу, уважать детей и их жизненный путь, а также иметь желание научить. Но как показывает практика, в любой гимназии из всего педагогического состава по пальцам можно пересчитать тех учителей, которые не заставляют учеников испытывать стресс и не вселяют в них стойкое желание «соскочить» с их урока. 

Обязательные домашние задания, публичное оценивание умственных способностей, огромное количество работ и уверенность в том, что знание 30 формул/дат/определений наизусть (которые забываются почти сразу после окончания школы) жизненно важно. Все это порождает желание окончить школу быстрее, чем это возможно. А если к этому добавить отношение многих преподавателей к ученику не как к партнеру, а как к нахлебнику или генератору бесконечных проблем, то ситуация становится еще более угнетающей.

Хаос и стресс неразделимы

Учителя, ученики, школьная администрация, родители – все требуют друг от друга выполнения обязательств, инструкций и правил. Где уж тут без стресса? Одни считают, что требуют законно, а другие ищут в этих требованиях нарушение этого же закона.

Здесь хотелось бы задаться вопросом: почему это происходит? Скорее всего, из-за хаоса и отсутствия четких юридических ориентиров и вечных нестыковок одних инструкций с другими. Нередко эти инструкции доходят до абсурда. Некоторые учителя просто не считаются ни с чем и живут по собственным правилам, удобным лично им. Чаще всего в школах с учениками предпочитают не дискутировать, а в некоторых просто злоупотребляют формулировками типа «на усмотрение педагога», «возможны исключения», «по возможности», «важнее», «весомее», «много», «мало». Ведутся споры по поводу того, что те или иные пункты конкретно значат и кто их определяет. Иными словами, ищут любые способы, чтобы не выполнить однозначное требование вышестоящих инстанций.

Сплошь и рядом ситуации, когда преподаватели настаивают на исключениях. Как ученик должен понимать, что его справедливо оценивают и с ним справедливо обходятся, если он не понимает, что такое "справедливо" в данном случае? Причина ли это для стресса? По-моему, ответ однозначен.

Сбой обратной связи

Как вы себя чувствуете, когда в течение 30-40 часов в неделю находитесь в заведении, в котором вы должны быть не совсем по собственной воле и не чувствуете с ним обратной связи? Безусловно, есть одноклассники и связанные со школой воспоминания, но это не то же самое, что чувство гордости и принадлежности.

Я уверен, что учеников (особенно старшеклассников) нужно всеми способами привлекать к участию в жизни школы. И это я не о праздниках, где им сценарий написать, стулья расставить и выступить можно. Имею в виду именно школьную жизнь и участие в принятии важных решений: составление расписания и внесение корректив в него; выбор меню в столовой и приобретаемого для школы инвентаря; активное участие в составлении внутришкольного регламента; решение школьных конфликтов и проблем; оценка контрольных и проверочных работ; организация работы гардероба и так далее.

Вы думаете, что ученики на это неспособны? Способны, уверяю. Их только нужно подтолкнуть, помочь им и приучить к этому уже с пятого класса. И дать понять, что их мнение имеет вес, а не для галочки. Это будет такой мощной социальной школой! Она даст в два-три раза больше ученику, чем половина тех знаний, которые забудутся уже через несколько лет.

Это далеко не все факторы, которые в той или иной степени оказывают влияние на гимназистов. Можно было бы поговорить ещё о репетиторах, о необходимости некоторых гимназистов работать, об ожиданиях многих родителей от ребенка, о непрофессиональных школьных социальных работниках и психологах, об усиливающемся интересе политиков к гимназистам-избирателям. В любом случае каждому, кто работает с учениками и находится с ними рядом, нужно помнить, что этих факторов необъятное количество. 

НАВЕРХ