«Бессмертный полк»: непрерывность истории

, журналист
Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Шествие "Бессмертного полка".
Шествие "Бессмертного полка". Фото: Eero Vabamägi

В Таллинне состоялось шествие «Бессмертного полка». Вместе с несколькими сотнями человек от улицы Одра к Бронзовому солдату прошел журналист портала Rus.Postimees Николай Караев.

Первое, что приходит в голову, когда наблюдаешь за подходящими к месту сбора людьми: неужели и правда все эти люди собрались здесь «по указке Москвы»? Ерунда же. Что бы кто ни говорил о влиянии России и ее доктрины «русского мира», в половине шестого вечера на пахнущей горячим гудроном Одра (рядом огромные катки ремонтируют дорогу) начали собираться те, кто хотел почтить память своих предков, воевавших на Второй мировой.

Как говорит присоединившийся к «Бессмертному полку» известный художник Владимир Аншон: «Это память, это преемственность – от деда к внуку. Для меня лично это – связующее звено непрерывности истории. И, конечно же, память о моих погибших родственниках. Почти никто из них – из тех, кто ушел на войну, – не вернулся, со стороны отца погибла почти вся семья: кто погиб на фронте, кого сожгли, кого расстреляли...»

«Бессмертный полк» – короткое шествие, в ходе которого не нарушаются никакие законы Эстонской Республики. Звучат военные песни: «Катюша», «Темная ночь», «Десятый наш десантный батальон». Раздается громогласное «ура!». Сложно поверить в то, в чем убеждены критики этой акции: что всех этих людей привела сюда политика. Чего-чего, а политики здесь нет вообще. Есть самые обычные люди всех возрастов, пришедшие с фотопортретами родственников, принимавших участие в борьбе с нацизмом.

«Я здесь по зову сердца, – говорит участник акции Юрий. – Это все-таки очень хорошо придумали... Ведь действительно: воевавшие люди уходят из жизни, их остается всё меньше, зато их дети, внуки, правнуки идут с их портретами – и получается, что те, кто воевал, таким вот образом принимают участие в марше Победы».

«Мы хотим вспомнить Ольгу Ивановну, мою свекровь, как она воевала», – говорит Антонина. «Моя мама участвовала в обороне Ленинграда», – добавляет ее супруг.

«Я здесь, потому что я неравнодушен, – говорит Андрей, совсем молодой человек. – У меня воевали деды и прадеды, все погибли, и я хочу почтить их память. Чтобы война не повторялась, чтобы был мир, чтобы дети росли в мире...»

«Это наша традиция: мы чтим и помним, – добавляет идущая рядом Алина. – Чем становишься взрослее, тем горестнее и счастливее этот праздник. Особенно когда уходят наши родные и близкие, пережившие войну, когда уходят ветераны. Хочется отдать им уважение хотя бы участием в “Бессмертном полку”. Это наш способ сказать, что мы о них помним».

Может кто-то усомниться в том, что эти люди искренни?

В прошлом году организация шествия «Бессмертный полк» была скорее спонтанной, говорит порталу Rus.Postimees один из организаторов акции , Сергей Чаулин, в этом году готовились основательнее. Сергей приятно удивлен: отвечающая за дорожное движение власть отказалась согласовывать что-либо письменно, движение на участке, по которому проходит путь «Бессмертного полка», все-таки перекрыли. И все-таки: «На границе нам не разрешили провезти георгиевские ленточки, заблокировали военную форму – а у нас впереди должен был идти взвод солдат с красным знаменем, они показывали бы дорогу. Этого нет, потому что нет формы. Так что какое-то противодействие властей мы все-таки ощущаем».

Такое противодействие организаторы явно считают совершенно необоснованным: акция «Бессмертный полк», по их словам, ничуть не политизирована: «Это желание народа. “Бессмертный полк” – народное движение, никто людей сюда не сгонял, все организаторы – из разных организаций. Мы решили организовать всё это для людей, и, слава богу, люди пришли. Пришли по доброй воле...»

На вопрос, по какой причине организацией занимается сам Сергей, он показывает фотопортрет своего деда, погибшего в концлагере Берген-Бельзен в 1944 году: «Его забили насмерть после того, как он совершил второй побег...»

...Сегодня много говорят о спонтанных движениях «снизу», grassroots movements; в Эстонии их не так уж и много, и ежегодный поход тысяч людей к Бронзовому солдату – безусловно, одно из таких «низовых» движений, которые совершенно не регулируются властью. «Бессмертный полк» – часть этого движения. Как и с какой стороны его ни политизируй, во главе угла остается память о погибших в борьбе за правое дело – священная память, без которой не будет будущего.

Наверх