Не справляешься с ребенком? Скинь проблему на спецпедагога!

Снимок иллюстративный

ФОТО: Elmo Riig / Sakala

У вас повышенная стрессоустойчивость и вы готовы работать в эмоционально заряженной среде? Ваша задача – способствовать развитию клиента и его вливанию в общество, а также заботиться о его жизни и здоровье за 3-4 евро (брутто) в час. Должность называется «опорное лицо для ребёнка с особыми потребностями». Ну как, вы уже согласны?

Магистр педагогики Керт Астел имеет за плечами опыт работы учителя в разных школах и даже директора детского сада, пишет на страницах «Учительской газеты». Сейчас она уже второй месяц подряд трудится в одной из школ в качестве опорного лица для пятиклассника с проблемами в поведении. Времени для вхождения в новую роль у нее не было, одноклассникам же нуждающегося в помощи ученика она сказала, что будет ходить с ним вместе в школу, потому что у того проблемы.

«Мы – соседи по парте, и когда мы сидим вместе, ребенок ведет себя хорошо, - говорит помощник педагога. - Рядом со мной он хочет показать себя с хорошей стороны. Знаю его еще с детсада. Он понял, что я помогаю ему. С моей помощью он получал хорошие отметки».

По словам Астел, класс непростой, с проблемами в учебе. Некоторые учителя не справлялись с ведением урока из-за реплик с места, криков и оскорблений, которые выводили их из себя. Вызов родителей в школу к положительным переменам не приводил.

«В этом классе у многих должно было бы быть опорное лицо или же помощник учителя, - вздыхает Астел. - Я бы не согласилась добровольно работать с классом, в котором нужно было бы весь урок заставлять себя уважать, однако у учителей нет выбора. Так вот учителя и доходят до ручки, устают от профессии и становятся урокодателями, захлопывающими за собой дверь».

Керт Астел рассказывает, что иногда для срыва урока достаточно одного только выкрика, после чего цепной реакции поддаются и другие проблемные дети. Ей кажется, что работа опорных специалистов не становится год от года легче, скорее наоборот.

«Вчера после трёх уроков не смогла сразу уехать домой и просидела в машине из-за эмоциональной усталости до самого вечера, - продолжает Астел. - Ритм моей жизни изменился. Добираюсь до дома и сразу засыпаю на диване, просыпаюсь только утром. Это чудовищная нагрузка – устаёшь, когда на тебя надеется вся школа».

По характеру Керт Астел - очень спокойный человек, что способствует умиротворению класса. Видя ее успехи и преданность делу, начальство собирается предложить ей с осени полную ставку помощника учителя, однако бюджет позволяет платить за час не более… трёх-четырёх евро «грязными».

«Слышала, что во всех школах одна и та же проблема – в некоторых классах учителя не могут давать уроки из-за гвалта, поднимаемого одной и той же компашкой, - констатирует учитель. - Если в классе много ребят с особыми потребностями, то с ними никто не справляется, даже спецпедагоги. Но ведь другие дети хотят учиться!»

«Когда-то мы лазали по деревьям, теперь же детям надо надевать на голову шлем, мы катаем их повсюду на машине, не позволяем быть самостоятельными, а потом приходит беда, - сокрушается педагог. - В школе ни учитель, ни кто-то другой не смеет что-либо сказать ребенку. У нас безграничная свобода – воспитываем ведь индивидуумов! Потом сами удивляемся, что их чувство безнаказанности дошло до предела. Дети брошены. Становимся родителями, но вести себя как родители, не умеем. Работаем на десяти работах, приходим домой, валимся с ног от усталости и все свое раздражение выливаем на ребенка. В школе ведь физике и химии учили, а не тому, как выживать».

НАВЕРХ