«Безвиз» для Украины: что ожидать балтийским странам

Иван Пауков

ФОТО: Rus.TVNET

11 мая Совет Европы (СЕ) окончательно утвердил отмену визового режима для граждан Украины. Вступит она в силу через 20 дней после принятия - то есть, с 1 июня. В течение полутора лет Брюссель неоднократно откладывал решение этого вопроса: сначала из-за эскапад «первой на очереди» Турции, а затем ввиду близившихся президентских выборов во Франции. Вполне разумно опасаясь, что решение о либерализации перемещения украинцев по ЕС могло бы увеличить электорат Марин Ле Пен, пишет корреспондент Rus.TVNET.lv Иван Пауков.

Впрочем, СЕ позаботился о возможности маневра, приняв накануне постановление, что с 2017 года каждое новое решение об отмене виз может быть в одностороннем порядке отозвано в случаях:

1. Большого наплыва лиц из стран-субъектов, задержавшихся на территории ЕС дольше, чем на положенные три месяца в течение полугода (и тем самым автоматически ставших нелегальными иммигрантами);

2. Значительного числа необоснованно поданных заявок о предоставлении гуманитарного убежища от граждан этих стран;

3. Ощутимого ухудшения отношений ЕС с какой-либо из «приглашенных» стран;

4. Масштабных проявлений внутренней нестабильности в какой-либо из них.

Именно в рамках такой «оговорки» отмена виз была утверждена сначала для Грузии, а теперь и для Украины. А переговоры на ту же тему с Турцией заморожены на неопределенный срок.

Прогнозируя возможность массового «нашествия» украинцев на страны ЕС, в Брюсселе учли множество факторов - от опыта введенного несколько лет назад безвизового режима с республикой Молдовой (страной куда более бедной, чем Украина) до ситуации в Польше, где по разным оценкам статус постоянных и временных жителей сегодня имеют не менее трети миллиона украинских граждан. Одних только въездных шенгенских виз польские консульские отделы на территории Украины в минувшем году выдали 950 000.

Польский опыт вполне показателен и для балтийцев - особенно, для тех, кто боится «украинского потопа», который вот-вот зальет полконтинента. Именно на примере Польши видно, чем могут заинтересовать потенциальных украинских гастарбайтеров Литва, Латвия и Эстония - как, впрочем, и взаимно. И чего нам следует опасаться.

Отсмеявшись над очередной громкой глупостью, произнесенной польским министром иностранных дел Витольдом Ващиковским на апрельской польско-украинской конференции в Лодзи - на сей раз о пяти миллиардах евро, якобы ежегодно уплывающих из страны в украинском направлении, - журналисты newsweek.pl обратились за комментарием к экспертам Национального банка (NBP).

Оказалось, что, заработав в течение 2016 года 8 млрд. брутто - правда, не евро, а злотых, - украинцы получили на руки не более 6,5 миллиардов. Оплатив же текущие расходы (жилье, транспорт, и т.п.), они могли в теории располагать суммой в плюс-минус 3 млрд. И хотя трудно в точности определить, какая часть этих денег ушла на Украину в виде переводов при посредничестве мелких компаний или наличностью, поскольку относительно польско-украинских трансферов пока нет отдельной статистики, но, имея зато 200-миллионную общую цифру международных перечислений от частных лиц из Польши в 2016 году, можно смело предположить, что Украине могла достаться одна пятая этой суммы. Соответствующая доле дохода её граждан в суммарном годовом доходе иностранцев, легально работающих в стране. Переводя в евро, можно говорить о плюс-минус десяти миллионах легально «уплывших» на Украину - то есть и близко не о пяти миллиардах. Которые вообще-то равнялись бы четверти нежирного годового украинского госбюджета.

Но ведь есть еще и «серая зона», статистике трудно поддающаяся. Впрочем, поляки не сильно паникуют. Любая форма мигрантского труда идет в безусловный плюс нашему ВВП, убежден экономист Мачей Кжак. Ведь и работники «серой зоны» делают покупки, то есть платят НДС и акцизы. Вместе с налогами легально работающих и их тратами это дает стране ежегодно несколько миллиардов. Ещё бы. Польша ведь знаменита сравнительно дешевым шопингом, привлекательным для иностранцев. Не только с Запада.

Для всех без исключения, - в один голос утверждают жители Варшавы, - только гляньте на бортовые номера на парковках перед торговыми центрами! У нас затаривается вся Восточная Европа - Литва, Латвия, Белоруссия... Но украинцы, конечно же, лидируют. А в последние годы не только их автомобили массово паркуются у входов в наши гипермаркеты - посмотрите, кто сидит внутри, за кассами!

Да, часто путаются; да, порой забывают поздороваться, - но это придет. Еще недавно в нашем стопроцентно польском сервисе тоже хватало дикости. Теперь же поляки, согласные на каторжный труд кассира, предпочитают делать это на Западе. А на те гроши, что платят за эту Голгофу у нас, счастье, что хоть украинцы согласны.

Пусть приезжают! Намеренного хамства и воровства мы не потерпим. А то, что многие плохо говорят по-польски, беда невелика: никуда не денутся, научатся! Китайцы - и те научились. Ясно, что рядовой украинец куда ленивее китайца, но ведь и разница между языками не такая!

Спору нет: невысокий языковой барьер - один из решающих факторов притяжения трудовых мигрантов. Почему волны миграций из балтийских стран и той же Польши на Британские острова и в Ирландию не ослабевали, даже когда для наших граждан друг за другом открылись менее географически отдаленные рынки труда континентальной Европы? Почему ехавшие на заработки жители исторической части Румынии (а потом - и Молдавии) в массах устремились в Италию и Испанию, а румыны из Трансильвании, где немецкий язык никогда не был чужим, предпочитали Австрию и Германию?

Потому что общее и главное в выборе любого гастарбайтера - откуда и куда бы он ни ехал - знакомство с языком целевой страны. Или легкость овладения им. Ведь часто именно уровень знания языка определяет карьерный рост. Стало быть, и доходы - лучше бы, конечно, в «дорогих» деньгах, вроде фунтов и евро.

Ясно, что и первое, и второе, и третье должны находиться в известной гармоничной пропорции. К примеру, единственная соседка Украины, входящая в еврозону - Словакия - не стала самой привлекательной страной для желающих заработать. Поскольку не смогла предложить такого обилия вакансий, как Польша. Да и платят там сплошь и рядом поменьше - пусть и «дорогими» деньгами. Не сильно помогает даже то, что словацкий язык фонетически и грамматически для украинца проще, чем польский.

Как была Польша самым желанным местом для украинских гастарбайтеров, так им  пока и остается. Более того, наплыв в нее сильно вырос. Если с 90-х годов сюда на рыночную торговлю и заработки традиционно ездили с запада Украины, а восток, в массах русскоязычный, предпочитал богатые российские города, то после событий 2014-го это кончилось. В Польшу поехали из всех украинских регионов.

Но степень языковой подготовленности новых восточноукраинских мигрантов оказалась недостаточной. Польская столица наполнилась людьми с озабоченными и озадаченными лицами. Находясь в Варшаве, я ежедневно наблюдаю местных жителей, старающихся растолковать украинцам, как добраться до нужной им улицы, где и какие билеты на транспорт покупать, и так далее. Сам часто помогаю: у поляков младше 45-ти дела с русским языком часто обстоят туже, чем у восточноукраинцев с польским.

Здешний бизнес реагирует на это с присущей ему молниеносностью. С каждым месяцем все больше информации о трудоустройстве, найме жилья, международном транспорте и возможностях выслать денежный перевод становится доступно на украинском языке. Мобильные операторы наперебой предлагают все более низкие тарифы звонков и SMS на Украину. Не говоря уж о растущем по всей стране числе бюро по трудоустройству, ориентированных на украинцев. И все больше организаций занято их интеграцией - как общественных, подпитываемых европейскими и частными фондами, так и с полным или долевым участием польского государства. Но на преодоление языкового барьера так или иначе уйдут годы.

Ясно, что в балтийских странах проблему с русским у граждан Украины не будет. Будут другие. Но разве нет других и в Польше? Например, касающаяся не разнорабочих, но профессионалов возможность трудоустройства по специальности. Нередко украинским врачам-клиницистам со стажем в ожидании вакансии приходится заниматься уходом за обеспеченными польскими стариками. Платят недурно - особенно по украинским меркам, но есть и токсичные побочные эффекты - моральная неудовлетворенность и утрата квалификации. Теперь же специалисты с Украины будут все чаще рассматривать возможности работы в других странах. Особенно, если страны эти не Германия или Австрия, где необходимо знание немецкого. А платят, хоть и поменьше, но в тех же евро.

Нет сомнения, что после активизации «безвиза» русского языка в балтийских столицах заметно поприбавится - уже не в роли «меньшинственного», но международного. Что, в общем, логично и нормально для любого «большого» языка. Но точно также нет сомнения в том, что сколько бы денег ни заработали себе и своим родным на радость граждане Украины в Балтии, тратить их они предпочтут не здесь. Дороговато. Особенно в сравнении с Польшей, которая неизменно будет украинцам по дороге - даже если целью пути станет Эстония. Какой больной поедет через Белоруссию, на чьей границе весь багаж перевернут вверх дном, и в лучшем случае заставят писать никчемные транзитные декларации на «провозимый товар»?

Поэтому рассуждения о вывозе крупных сумм в Балтии не покажутся такими смешными, как в Польше. Схема: заработал в Латвии, часть выслал домой, а часть потратил, проезжая через Варшаву или Люблин, на покупку того, что на Украине дороже (а дороже там практически все группы товаров, кроме части продовольствия и табачно-алкогольной продукции - ввиду более низких акцизных ставок), - такая схема видится наиболее реальной. Из чего следует, что нелегальный труд украинских гастарбайтеров для балтийских экономик обернётся безусловным злом. Выиграют одни лишь домовладельцы; почти все же остальные денежки из Балтии уплывут. Хорошо бы, чтоб это понимали латвийские (литовские, эстонские) чиновники, не создавая украинцам «пробок» на пути к получению разрешений на работу и не выталкивая их тем самым в «серую зону».

Иное дело труд легальный. Даже тратя в Балтии минимум заработанного, граждане Украины будут платить здешние налоги, а их работодатели - делать соцотчисления, которые вольются в наши пенсионные фонды, сильно обмелевшие из-за массовой эмиграции балтийцев в «старую» Европу и «караула» с естественным приростом.

Польские эксперты рынка труда уже сегодня бьют тревогу: при тамошней пропорции темпа экономического прироста к естественному в 2050 году недостаток работников составит около 5 миллионов (данные newsweek.pl). Не диво, что самое быстрое и простое решение проблемы Союз предпринимателей и работодателей Польши (ZPP) видит в привлечении в страну рабочей силы с Украины.

Пусть по темпам развития экономики ни одна из балтийских стран с Польшей и не сопоставима, наша демографическая ситуация еще хуже. Поэтому, как ни привычно балтийцам считать себя бедняками, очень скоро и мы без гастарбайтеров не сможем обойтись. И украинские - далеко не худшие из возможных. Однако их масштабного наплыва в Балтию ждать не следует. Для тех украинцев, кто желает учиться, и затем интегрироваться в ЕС, самыми привлекательными останутся развитые славянские страны. Номер один - Польша. Номер два - Чехия. Весьма значительный там сегмент украинского студенчества в балтийских условиях едва ли сформируется: и жизнь дороже, и языки обучения совсем незнакомые.

Учитывая же особенности и скромные масштабы балтийских рынков труда, наиболее вероятно, что основную массу украинцев мы получим разнорабочими на стройплощадках. И в иных областях, где можно легально трудиться «за кадром», не утруждаясь изучением госязыков, необходимых для обслуживания клиентов напрямую. Украинские кассиры, бармены и официанты, теснящие местных, балтийским странам никак не грозят. По крайней мере, в обозримый период. Фактическое двуязычие наших стран станет для украинцев одновременно и приманкой, и преградой.

НАВЕРХ