Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees

Грибаускайте: э-выборы угрожают национальной безопасности

Президент Литвы Даля Грибаускайте. ФОТО: Georg Kõrre

На фоне все боле агрессивного поведения России электронные выборы, которыми так гордятся эстонцы, политически самоубийственны, заявила в интервью Postimees президент Литвы Даля Грибаускайте, прибывающая в понедельник в Эстонию с государственным визитом.

Что касается энергетической независимости, по словам Грибаускайте, у стран Балтии нет действующего соглашения, в соответствии с которым региональный терминал сжиженного газа должен возникнуть на берегу Финского залива. В Эстонии, где потребление газа снижается и все больше предпочитают возобновляемую энергию, по мнению президента Литвы, строительство такого терминала экономически нерационально, поскольку терминал в Клайпеде способен обслуживать все страны Балтии.

- В Эстонии строительство единой европейской железной дороги Rail Baltic вызвало много острых дискуссий. Что вы думаете о риске, что Евросоюз не продолжит финансирование масштабного проекта в ожидаемом объеме, строительство подорожает, а перевозок может в конце концов не хватить?

- Все названные вами соображения возникают всякий раз, когда речь идет об экономическом инвестиционном проекте. При поиске ответов мы должны исходить из того, ждем ли мы в первую очередь экономической выгоды или чего-то большего. Евросоюз финансирует прежде всего международные проекты, как правило те, которые экономически не окупаются с помощью обычных инвестиционных средств.

Если взглянуть на возможности трех стран Балтии, своими силами мы неспособны построить железную дорогу, которая оправдала бы рыночные расчеты.

Если мы посмотрим на Rail Baltic, то это не просто экономический проект, а предприятие, которое должно поддерживать интеграцию, путешествия, культурный обмен. Нам нужна эта железная дорога не только для трех стран, но для пяти, поскольку к этому причастны также Польша и Финляндия. Это такое предприятие, которому необходима поддержка Европы.

- Насколько Литва готова к ситуации, когда сегодня Евросоюз собирается профинансировать 85% Rail Baltic, а завтра наши европейские друзья скажут: э-э…?

- Развитие Rail Baltic сейчас продолжается, и три страны Балтии должны подать четкий сигнал, что мы готовы идти здесь до конца. Сейчас действуют правила,  которые предусматривают со-финансирование в объеме 85% и свою долю задействованных стран в размере 15%. Но мы не знаем, какие предложения будут сделаны для будущих периодов финансирования – все это зависит от решений стран-членов. Сейчас ясно, что нам было бы очень сложно реализовать проект Rail Baltic своими силами.

- На что вы посоветовали бы обратить внимание членам эстонского парламента при ратификации соглашения по Rail Baltic, после того как эстонский госконтролер озвучил большие риски, в том числе риск финансирования?

- Международное соглашение по Rail Baltic – гарантия, что страны Балтии хотят продолжать проект. Если соглашение не будет ратифицировано, другие страны-участницы и Еврокомиссия скажут, что если вы не в состоянии договориться между собой и поддержать собственный проект, то почему мы должны давать на него деньги.

По-моему, решение о строительстве Rail Baltic принято. Развитие транспортного коридора с севера на юг важно. Три страны Балтии должны показать, что способны сотрудничать. Также мы должны учитывать, что вопрос здесь не только в товарах, а прежде всего в людях, пассажирах, студентах, ученых и других важных моментах. Если мы положили этому начало, мы должны довести это до конца.

- Несколько лет назад Литва предприняла очень сильный шаг, арендовав в Клайпеде большое транспортное судно под терминал сжиженного газа, который впервые включил страны Балтии в конкуренцию на газовом рынке. Но ранее было заключено соглашение, что наш региональный терминал будет построен на берегу Финского залива. Почему литовское правительство говорит сейчас о необходимости превратить терминал в Клайпеде в такое строение регионального значения?

- Это заблуждение. Никакого соглашения о местонахождении регионального терминала заключено не было. В 2010-2020 годах группа европейских экспертов составила рапорт, в котором указывалось, что Финский залив мог бы стать подходящим местом для регионального терминала сжиженного газа. Это мнение было основано на предположении, что потребление газа в Финляндии и Эстонии резко вырастет. Однако в последующие годы мы увидели прямо противоположную тенденцию, поскольку стали все более интенсивно использовать возобновляемую энергию, а потребление газа резко упало.

При строительстве терминала в Клайпеде Литва не ставила себе целью достичь регионального статуса. Для нас была важна безопасность и независимость от Газпрома. Более дешевым и быстрым путем оказалась аренда судна, которое могло бы обслуживать все страны Балтии.

Когда это судно пришвартовалось, цены на газ снизились для всех нас. С исчезновением монополии Газпрома мы приобрели не только экономическую независимость, но и развязали себе руки для принятия политических решений. Мы использовали при этом не помощь Евросоюза, а деньги литовского правительства. Терминал в Клайпеде мог бы покрывать 90% потребностей Латвии и Эстонии, но мы это не навязываем.

С этой точки зрения, строительство терминала сжиженного газа все больше движется в направлении рыночного подхода. Если вы собираетесь строить терминал в Эстонии, рыночные соображения говорят, что в этом нет смысла, поскольку терминал в Клайпеде может обслуживать все три страны Балтии. Строительство еще одного терминала на рынке, где существует тенденция к снижению потребления газа, было бы нерациональным.

Терминал в Клайпеде не требует никакого особого статуса, мы просто впрыгнули на рынок вовремя и, на самом деле, уже являемся региональным игроком, независимо от того, кто как это называет.

- Те встречи, которые проводят между собой премьер-министры стран Балтии на тему терминала сжиженного газа, - это официальные переговоры или что-то иное?

- Думаю, эти визиты отражают интерес к теме сжиженного газа. Наш терминал приезжают посмотреть представители нескольких иностранных государств, поскольку он современный и гибкий. Его, например, можно использовать для бункировки судов. Мы можем сдавать в аренду емкости нашего терминала, поскольку нам самим столько не нужно.

- Некоторое время назад международные СМИ передали вашу критическую позицию относительно эстонских электронных выборов. Из чего вы исходили?

- Это не соответствует действительности, поскольку я не давала эстонским электронным выборам никакой своей оценки. Меня спросили о том, что я думаю о введении электронных выборов в Литве.

Мой ответ базировался на очень серьезных исследованиях, проведенных на эту тему в других странах Европы. К своему большому удивлению я обнаружила, что страны, которые пытались проводить у себя электронные выборы, заняли в их отношении критическую позицию. В 2009 году конституционный суд Германии отверг эту идею из-за ненадежности электронных выборов, Голландия отказалась от них спустя десять лет после их введения, Ирландия отказалась от них по соображениям безопасности. Франция, США и Великобритания не стали проводить их из тех же соображений.

Согласно конституции, выборы должны гарантировать анонимность голосующего, но электронные выборы не предлагают ни анонимности, ни безопасности. Чем чаще мы видим атаки на наши киберсистемы, тем менее надежными кажутся электронные выборы. Это мое мнение, я не занимаю никакой позиции в отношении электронных выборов в Эстонии.

Если мы будем исходить из все более агрессивного поведения нашего соседа, тем больше использование систем, подобных электронным выборам, будет выглядеть политическим самоубийством.

- Означает ли это, что нет никакого шанса, что Литва на следующих выборах в 2019 году возьмет на вооружение электронное голосование?

- Не хочу спекулировать на эту тему, но, с моей точки зрения, электронные выборы представляют угрозу национальной безопасности.

- Каким вы видите развитие электронных услуг в наших странах и их возможное перекрестное трансграничное использование?

- Мне очень приятно, что тема цифровых решений серьезно встает на повестке дня во время председательства Эстонии. Но проблема состоит в том, что дигитализация услуг представляет собой лишь инструмент, а не суть. В действительности мы не видим достаточной интеграции услуг в Европе.

Тема единого рынка у нас по-прежнему стоит на повестке дня, поскольку многие вопросы относительно ее функционирования далеко не решены. Пока многие правила не унифицированы и существуют препятствия для трансграничной торговли, тормозится и развитие электронных услуг.

- Каковы важнейшие задачи, стоящие перед Литвой и другими странами Балтии в ближайшее время?

- Наибольшую проблему представляет собой Россия, которая проводит около наших границ все более агрессивные военные учения. Это вынуждает нас все больше усиливать нашу военную готовность. Поэтому нам предстоят реформы внутри НАТО, которые повлекут за собой существенное переформирование системы планирования.

Чтобы обеспечить экономический рост в наших странах, мы должны показать себя как динамичные и инновативные страны, чтобы вызвать у иностранных предприятий интерес к инвестированию в нас. Наше сотрудничество со скандинавскими странами очень хорошо, и мы должны вкладываться в него, поскольку по отдельности мы слишком малы, чтобы добиться успеха. Мы должны показать свой высокий уровень дигитализации и в ЕС и в НАТО, это демонстрирует нас конкурентоспособными и готовыми к инновациям.

Социальные взаимосвязи и благосостояние также являются темами, которыми мы должны очень серьезно заниматься, поскольку, к примеру, наши пенсии уступают уровню многих европейских стран.

НАВЕРХ
Back