Окно Овертона с видом на помойку истории

Максим Волков.

ФОТО: личный архив

Одним из ньюсмейкеров в бурном на инфо-поводы мае стал рядовой член партии EKRE Георг Кирсберг, предложивший длинный перечень предвыборных обещаний, среди которых оказались и, мягко скажем, нетипичные для цивилизованной Европы пункты. 

Я потратил час свой жизни чтобы ознакомиться в первоисточнике с, как их назвал лидер EKRE, «поступившими предложениями и информацией к размышлению». Уже в ходе ознакомления с этими "мыслями одного человека" возникло стойкое ощущение, что этому «одному человеку», выражусь максимально толерантно, срочно необходима услуга опорного лица. 

То, что «майские тезисы Кирсберга» не являются результатом напряженной работы интеллекта автора, подтверждается не только пестротой идей, но и откровенными ляпами. Взять, к примеру, пункт: «Pensionäridele XX eurone hambaravi toetus XX% oma osalusega!». Понятно, что автор не знал какие цифры указать, а при публикации просто забыл сделать проверку написанного. Еще большей юридической дичью является предложение забрать у неграждан право баллотироваться (чего нет и в помине) и идея, высказанная с прицелом на Европарламент, исключить Россию из состава Совбеза ООН – уж чем-чем, а этим правом Европарламент просто не наделен. Очевидно, что мы имеем дело с малоподготовленным вбросом, в котором главное - эмоции, и серьезно, как к политической платформе, к документу относиться нет смысла.

На самом деле, бог с ним, с этим Георгом Кирсбергом. Он не первый политический фрик. Таковых и среди русскоязычных хватает. Вспомним хотя бы Сергея Середенко, который заявил, что: «У эстонцев был шанс стать приличным народом. Но... Говорят, у русских, за какое бы дело они не взялись, всегда получается автомат Калашникова. А у эстонцев – нацизм». Признаться, из уст «антифашиста», коим себя Середенко позиционирует, более чем странно услышать заявления, в которых под один знаменатель подводится целый народ, а этот прием, как мы знаем из истории, как раз-таки фашисты активно и использовали.  Так что от Кирсберга можно было бы отмахнуться как от назойливой мухи, кабы это не был член парламентской партии, которого не одернуло его же партийное руководство.

Лично меня очень удивило, если не сказать больше, то, как была воспринята общественностью реакция партийного руководства Кирсберга. Вернее, то, что не последовало практически никаких комментариев и мнений. Единственное, что можно отметить, так это медиа-пикировку Кылварта и Михала. Да и то, все свелось к вопросу о готовности реформистов создавать коалицию с EKRE в свете высказываний ее членов, на что последовал ответ Михала в духе «сам дурак». Вот как бы и все. 

С моей точки зрения, проблема гораздо шире возможных коалиционных раскладов. Член парламентской партии озвучил дикие на сегодняшний день идеи, руководство партии де-факто не никак не отреагировало, а общественность предпочла практически не заметить произошедшее. И это на фоне того, как по рукам получил Корб за слова «я не сторонник членства в НАТО», а на Кылварта обрушились все, кому не лень за идею спеть русскоязычную песню на Певческом празднике. Оставим в стороне обоснованность и адекватность общественной реакции в этих и других похожих случаях - важно то, что в обществе, очевидно, есть темы, которых касаться на данном историческом этапе не следует.

Но, простите, а где же тогда справедливый гнев по поводу Кирсберга и где реакция на бездействие руководства парламентской партии на сказанное ее представителем? Почему Хельме не влетело так, как Ратасу за микрофон «Спутника»? Разве не странно, что высказывания о Холокосте или возможности депортации из Эстонии ее граждан (с лишением этого самого гражданства) только за их убеждения общество не раздражают, а логотип маргинального информагентства провоцирует скандал? Почему дискуссия на темы, затронутые Кирсбергом, не вызывает у общественности желания показать, что даже сама дискуссия на эти темы неприемлема?  

Лично у меня возникло ощущение, что Кирсберг своими действиями приоткрыл окно Овертона и, так как общественной реакции практически не последовало, нам надо ждать следующей проверки нашего общества на адекватность восприятия реальности. Если вам показалось, что я сгущаю краски, то обратитесь к совсем недавней истории и увидите, как происходил процесс внедрения в общественное сознание самых страшных идей, в том числе и тех, о которых говорит Кирсберг. Их, к сожалению, Европа в прошлом веке попробовала на практике и отправила на помойку истории в Нюрнберге. Тогда казалось, что навсегда. Теперь на эту помойку нам снова предлагается взглянуть через приоткрытое окно Овертона. Взглянуть, чтобы «просто поговорить». Для начала.   

НАВЕРХ