Джим Роджерс: грядет крупнейшая финансовая катастрофа нашего времени

Джим Роджерс.

ФОТО: SCANPIX

Известный американский инвестор Джим Роджерс недавно пообщался с исполнительным директором Bussines Insider Генри Блоджетом и в ходе интервью признал, что ожидает самого крупного в наше время обрушения рынка акций. 

Выдержка из интервью:

Блоджет: - Одна вещь, которой я в тебе, как в инвесторе, всегда удивлялся, это то, что ты никогда не спекулируешь на том, что можно было бы сделать. Ты выясняешь, что будет и действуешь на основании полученной информации. Исходя из этого, спрошу: что будет происходить на рынке акций? Свидетелями чего мы можем стать?

Роджерс: - За свою карьеру я довольно рано усвоил одну вещь: я не буду инвестировать в то, во что хотел бы. Я должен инвестировать в то, что происходит в мире. В противном случае, я останусь с пустым карманом и уйду в банкротство. Так это и продолжается. Многие американские акции превращаются в пузыри, и я говорю, что этот пузырь лопнет. Об этом стоит печалиться. Тебе, Генри, конечно, хорошо, поскольку кто-то должен будет об этом писать. Тебе везет.

Блоджет: - Правда, рейтинги телеканалов растут во времена экономических кризисов, но в то же время это становится причиной неизбежной потери надежды у людей. Тут надежду не сохранить. Когда это случится?

Роджерс: - Во второй половине этого года или в будущем году.

Блоджет: - В этом или в следующем?

Роджерс: - Точно. Так и запиши.

Блоджет: - И что к этому приведет?

Роджерс: - Такие вещи начинаются всегда там, куда мы не смотрим. В 2007 году обанкротилась Исландия. Люди удивились, что это вообще за Исландия, да есть ли где-то такая страна? После этого обанкротилась Ирландия. Обанкротились Bear Stearns и Lehman Brothers. Это всегда спираль, и начинается она там, куда мы не смотрим.

Так что я не знаю. Может получиться, что это начнется с пенсионных планов Америки, многие из которых уже находятся в банкротстве. Это может начаться с какой-то страны, на которую мы сейчас вообще не обращаем внимания. Есть, конечно, и другие причины. Это может быть война, хотя маловероятно. Но что-то  должно быть.

Блоджет: - Насколько серьезного краха можно ожидать?

Роджерс: - Самого крупного за мою жизнь.

Блоджет: - Я видел много крупных в своей жизни.

Роджерс: - Это будет самый крупный крах в моей жизни, а я старше тебя. Это может быть очень серьезно. Финансовые проблемы накрывают Америку примерно каждые четыре-семь лет. Так было с самого начала основания республики. Последний был восемь лет назад. Мы имеем самый большой или второй по продолжительности промежуток между крахами за всю историю страны. Поэтому он будет, и очень жесткий. Если в 2008 году наши проблемы во многом возникли из-за долгов, то, Генри, я скажу тебе: долг на фоне грядущего шторма будет ерундой.

В 2008 году китайцы накопили на черный день много денег. Дни настали очень черные, и китайцы начали их тратить. Теперь долг есть даже у китайцев. По сравнению с 2008 годом все долги выросли больше, чем в пять раз.

Это будет самый большой крах за наши две жизни, Генри. Я бы посоветовал тебе огорчиться.

Блоджет: - Я огорчен.

Роджерс: - Очень хорошо.

Блоджет: - Кто-то может нас спасти?

Роджерс: - Кто-то, конечно, попытается. Они начнут еще сильнее поднимать процентные ставки. Если все будет плохо, люди начнут звонить федеральному правительству и говорить: «Вы должны нас спасти. Западная цивилизация начала гибнуть». Федеральное правительство, которое состоит из бюрократов и политиков, ответит на это: «Мы что-то предпринимаем». Они и попытаются, но это не сработает.

Блоджет: - Мы уже сейчас находимся в ситуации, когда западная цивилизация выглядит озабоченной, и это даже в условиях, когда рынки растут. Обычно финансовые катастрофы приносят и большой политический хаос. Как ты думаешь, что будет происходить в политике?

Роджерс: - Это причина, по которой я переехал в Азию. Мои дети говорят на "мандариновом" языке, поскольку это будущая новая реальность. Правительства будут падать, государства будут падать. Последний раз пала Исландия, теперь падут другие.

Партии будут разваливаться. Исчезнут институции, которые работали очень долго. Так же, как исчез просуществовавший 150 лет Lehman Brothers. Большинство людей даже не помнит о нем. А потом мы увидим, падут ли музеи, больницы и школы. 

НАВЕРХ