Передовица Postimees: потери IRL могут привести к катастрофе

Марко Михкельсон и Маргус Цахкна.

ФОТО: Tairo Lutter

Коалиция стала на два голоса слабее, а усугубляющаяся в преддверии местных выборов борьба за власть в Центристской партии, несомненно, проявится и на Тоомпеа, и что будет дальше – не очень понятно, пишет редакция Postimees.

Есть старинная эстонская сказка о том, как гусь и свинья оказались на одной льдине в Нарове во время ледохода. Гусь вышел на передний край льдины, будто лоцман или капитан, свинья же осталась сзади, чтобы рулить. Когда впереди обозначился высокий порог, гусь крикнул: «Поверни в сторону!» Свинья уперлась копытами: «Вперед!» К общему мнению они не пришли: гусь в конце концов улетел, а свинья ухнула вниз и утонула.

Точно так же улетели со своей льдины два ведущих политика Союза Отечества и Res Publica (IRL) – бывший председатель Маргус Цахкна и вице-председатель Марко Михкельсон. К словам и мыслям обоих в партии прислушиваться не захотели. Вспоминая сказку, можно сказать, что до тех, кто поплыл дальше, наверняка уже доносится шум приближающегося порога. Те, кто наблюдает за политиками, и политические конкуренты IRL слышат, как льдина крошится, – для кого-то эти звуки громче, для кого-то тише. Даже если кто-то воображает себе крах более жутким, чем он будет на самом деле, от порога впереди никуда не деться.

Цахкна был одним из авторов взрыва, вынесшего реформистов из правительства. Теперь ударная волна смела и его самого. От больших партийных прожектов никакого толка, если они не проводятся в жизнь. В программе «Отечество 2.0» Цахкна хотел описать консерватизм нового времени, подходящий 2010-м годам и последующим десятилетиям. Об этих идеях спорили, их много обсуждали, однако стержня для партии из них не вышло. Напротив, на весеннем съезде партия не согласилась с программой реформ Цахкна, выбрала нового председателя в лице Хелира-Вальдора Сеэдера и вроде как двинулась дальше под политтехнологическим флагом Res Publica. В том самом духе бой-бенда, в котором перед выборами в парламент в 2015 году прошла знаменитая кампания Юхана Партса с ее налоговыми яйцами.

И хотя потеря двух политиков с именем – еще не конец партии, в которой состоит девять тысяч человек, событие это знаменательное. Национально-консервативный избиратель, ставивший на одну партию со времен «Отечества» и Партии национальной независимости Эстонии, ощущает себя тем более неуютно. В правой части политического спектра у этого электората предпочтительного выбора просто нет – пошатнувшаяся популярность IRL показывает это весьма ярко. Ничего стоящего не предлагают ни акцентирующая отдельные темы популистская EKRE, ни Свободная партия с мутными взглядами, ни Партия реформ, не оправившаяся от контузии после падения. Имеются ли перспективы у новой партии – предсказывать пока рано, но тот факт, что многие политики решили на предстоящих муниципальных выборах предпочесть своим партиям избирательные союзы, доказывает: какая-то ниша в политике есть.

Фракция IRL в парламенте сократилась на два голоса. Коалиция сделалась на два голоса слабее. Пятидесяти четырех голосов достаточно для правления большинства, но усугубляющаяся в преддверии местных выборов борьба за власть в Центристской партии, несомненно, проявится и на Тоомпеа.

Перевод с эстонского.

НАВЕРХ