Никто не хочет брать ответственность за иностранных работников на стройплощадке

ФОТО: Михкель Марипуу

Работавшие в Эстонии грузины утверждают, что не получили от польского работодателя денег за свою работу в нашей республике.

Член правления строительной фирмы Mitt & Perelbach Кристьян Митт прямо признается: «Я не знаю даже законов, в соответствии с которыми проходит регистрация иностранной рабочей силы». В то же время на стройобъектах его предприятия задействованы и украинцы, и грузины, о которых Postimees писал на прошлой неделе. 

Грузины, которые в конце апреля строили в Харку жилой дом, и, по их словам, остались без денег, отряхнули с ног эстонскую пыль и отправились на автобусе в сторону дома. Бороться за деньги они предположительно поручили местной грузинской общине.

Но для Эстонии проблема вместе с грузинами не уходит – на стройплощадках может работать еще какое-то количество иностранцев, ответственность за которых никто не хочет брать на себя.

«У нас нет ни одного строителя, я никогда с этим не сталкивался. Я знаю ровно столько, сколько об этом писали в газетах - что иностранную рабочую силу нужно регистрировать. Но как проходит этот процесс – не знаю, никогда не сталкивался», - сказал Кристьян Митт, у которого нет никакого мнения и о том, должен ли генеральный подрядчик убедиться, что находящиеся на его объекте иностранцы вообще имеют право работать в Эстонии.

«На работу должен регистрировать тот, у кого они работают, кто платит зарплату, - считает Митт и добавляет, что их договоры подряда заключены с эстонскими фирмами. – Мы отвечаем за тех людей, которые получают у нас зарплату, но у нас нет на зарплате ни одного строителя. Так сейчас у всех генеральных подрядчиков Эстонии».

Грузины строили дом для OÜ Mitt & Perelbach по сложной схеме и при посредничестве трех субподрядчиков. У строительного предприятия есть договор с эстонской фирмой Seltronik ltd. на общие строительные работы, у которой в свою очередь есть договор на субподряд на общие строительные работы с зарегистрированной в Польше фирмой Buffo Ehitus z.o.o. Последняя использует рабочих другой польской фирмы, TVI Inc, в числе которых были и грузины, о которых писал Postimees.

«У меня есть договор о субподряде с польской фирмой, и все работы оплачены, - заверил член правления Seltronik ltd Тауно Ару. – У моих субподрядчиков улажены все дела, но у них есть свои субподрядчики. Я не могу контролировать, выплатили они людям зарплаты или нет».

Не могут отвечать

Кто отвечает за то, чтобы работник был зарегистрирован для работы в Эстонии и мог получать справедливую и официальную зарплату, если субподрядчики субподрядчика субподрядчика находятся в Польше? «Но это же согласуется с законами Польши! Польша должна отвечать, а не Эстония, - сказал Ару, который, по его словам, ничего не знает о договорах своего субподрядчика. – Зачем мне это знать? Моя работа сделана, налоги выплачены, и все улажено». Он добавил, что в договоре о сотрудничестве с субподрядчиком записано, что польское предприятие отвечает и за то, чтобы иностранная рабочая сила была зарегистрирована.

Позже Ару прислал для уточнения юридическую тираду того же содержания: «Эстонское законодательство регулирует то, кто и в каком объеме отвечает, если у работодателя возникла задолженность по выплате зарплаты перед приехавшим работником. За заработную плату приезжего работника и ее выплату согласно регуляции закона, отвечает работодатель (в том числе зарегистрированное в иностранном государстве предприятие)».

Представителем зарегистрированной в Польше фирмы Buffo Ehitus является занимающийся в Эстонии предпринимательством Денис Боронин. «У меня есть договор с польской фирмой, в которой работают эти грузины. По нему я каждый месяц перевожу деньги, из которых предприятие выплачивает зарплату работникам», - объяснил Боронин на прошлой неделе. Того, были ли грузины вообще зарегистрированы для работы в Эстонии, не знал и Боронин, поскольку «на самом деле грузины не являются и их работниками». С польской фирмой TVI Inc у него контакта больше нет.

Дело полиции

Митт сказал, что главный подрядчик не может контролировать всех работников субподрядчика: «Мы сейчас строим 20 объектов, у нас пара сотен субподрядчиков. И у других субподрядчиков есть иностранная рабочая сила. Мы должны и их считать? Нет, мы не регистрируем работников, - сказал Митт и привел в пример то, что иностранцев на стройках Эстонии сейчас работает очень много. – Мы предполагаем, что люди зарегистрированы. То, что все больше иностранцев работает на стройках Эстонии, - это тенденция последнего времени. Прежде всего, это те, кто возводит коробку». Он отметил, что работы в строительном секторе намного больше, чем людей.

Если в будущем закон обяжет генерального подрядчика контролировать иностранную рабочую силу субпордядчика, то, по словам Митта, этим придется заниматься: «До сих пор мы это не делали. Это новая тема, и решение будет найдено, поскольку давление на приход рабочей силы велико. Это был лишь вопрос времени, когда кто-то станет героем публикации».

И председатель правления Nordecon AS Яано Винк сказал, что генеральный подрядчик достаточно далек от того, что касается иностранной рабочей силы, поскольку обычно у них нет большого количество наемных работников. Винк объяснил, что Nordecon не проверяет в полиции отдельно данные каждого работника, работающего на стройплощадке. Он считает, что это задача государственных учреждений.

«Но в заключаемых с субподрядчиками договорах четко и конкретно указано требование о том, что их деятельность должна соответствовать законам. В случае если возникает обоснованное подозрение в нарушении, мы можем реагировать на конкретный случай, и мы это делаем. И речь тут идет о выполнении других исходящих и законов требований, кроме работников без разрешения не работу», - сказал Винк.

Член совета строительной фирмы Rand ja Tuulberg Райво Ранд говорит, что они все же проверяют данные иностранной рабочей силы, хотя на объектах предприятия не так много иностранцев.

«На наших объектах иностранцев не так много, хотя я знаю, что в целом их приезжает достаточно, - заверил руководитель Astlanda Ehitus Каупо Колсар. – У нас есть постоянные партнеры, и у них нет кочующих работников. В то же время, не у всех есть конкретные партнеры и сформировавшиеся отношения».

Закон разрешает

Советник отдела политики гражданства и миграции Министерства внутренних дел Яна Лаане сказала, что на самом деле работающая в одной стране-члене ЕС фирма может использовать граждан третьих стран на территории другой страны-члена ЕС, но их нужно зарегистрировать в Эстонии. Передать данные в Трудовую инспекцию о работнике должен работодатель, то есть иностранный налогообязанный.

Если предприятие само берет иностранца на краткосрочную работу, то его нужно зарегистрировать в Департаменте полиции и погранохраны, и это может сделать только зарегистрированный в Эстонии работодатель. По словам Лаане, часть предприятий уклоняется от этой обязанности.

«Работодатель должен зарегистрировать законно находящегося в стране иностранца для выполнения краткосрочных работ, и он обязан придерживаться как трудового права, так и требований Закона об иностранцах», - сказала Лаане и согласилась, что обнаружение злоупотреблений системой и нарушений законов, а также наложение санкций – это вопрос государственного надзора.

Полиция выявляет нарушения во время рейдов. В этом году вместе с Трудовой инспекцией и Налогово-таможенным департаментом было проведено 18 совместных рейдов, в прошлом году полиция участвовала в 350 проверках.

«Трудовая инспекция в ходе целевых проверок обнаружила 18, предположительно, приезжих работника (иностранцы с польскими визами), в отношении которых начатоы производства. Это работники, о которых инспекция ничего не знала. Часть производств пришлось передать полиции, поскольку возникло подозрение, что человек находится в Эстонии нелегально», - прокомментировала заместитель генерального директора Меэли Мийдла-Ванаталу происходящее в этом году.

По состоянию на конец июня, полиция зарегистрировала 180 нарушений, которые связаны с условиями работы иностранцев.

Фирмы Тауно Ару живут недолго

Тынис Оя

По данным бизнес-регистра, с Тауно Ару связаны девять предприятий, из них три уже ликвидированы или находятся в состоянии ликвидации.

Самая первая, связанная с ним фирма, была OÜ Riveter, основанная в феврале 2005 года, единственным собственником которой он стал через месяц после основания. Чуть больше, чем через год предприятие ушло к Владиславу Поплавскому, а в октябре 2009  фирму удалили из бизнес-регистра.

Единственный экономический отчет был подан за 2005 год, когда оборот фирмы составил 1,88 миллиона крон и прибыль – 216 411 крон.

В 2006 году было учреждено паевое товарищество A.E.&L. Ehitus, членом правления которого Ару был до 2009 года, когда предприятие начали ликвидировать.

После этого три года была тишина, и, по крайней мере, в Эстонии Тауно Ару официально не был ни собственником, ни руководителем ни одной фирмы.

В ноябре 2012 года вместе в Тынисом Вяндре он основал фирму Baumann Ehitujuhtimine, которая работает по сей день, но экономические отчеты за 2015 и прошлый годы до сих пор не поданы.

В августе 2014 года Ару учредил OÜ Betoonitööd 24. Единственный экономический отчет касается прошлого года и был подан уже 27 января. В нем приведен лишь баланс, который касается обязательства в 7805 евро и паевого капитала, который составляет 2500 евро.

В 2015 году вместе с Ангелой Каскемаа Ару учредил OÜ Suurkoritus, первый экономический отчет которого показывает, что экономической деятельности у фирмы пока не было.

Интересна судьба учрежденного Ару 18 августа 2015 года паевого товарищества Galuben Ehitus (первое имя – Krt Ehitus). За девять месяцев жизни фирма дважды сменила собственника, а долг по налогам составил 107 740 евро. С 18 мая прошлого года собственником предприятия стал гражданин России Магомед Мусаев, а через месяц фирму начали ликвидировать.

Такая же схема прослеживается у учрежденного в январе прошлого года OÜ VVV Ehitus. Уже в августе фирма ушла тому же Мусаеву и сейчас предприятие имеет долг по налогам на 41 983 евро.

Паевое товарищество Seltronik Ltd было учреждено в конце апреля прошлого года. Отчет фирмы был подан 27 января этого года, а по состоянию на начало июня у фирмы был долг по налогам на 12 377 евро.

Магомед Мусаев, по данным бизнес-регистра, связан (собственник) с 11 предприятиями, из них одно удалено из регистра, одно находится в стадии ликвидации, еще две имеют предупреждения об удалении.

«В Эстонии можно иметь много фирм», - прокомментировал Ару свою деятельность.

Член правления OÜ Mitt & Perlebach сказал, что Тауно Ару их долгосрочный партнер: «90 процентов наших субподрядчиков – это долгосрочные партнеры, он также много лет выполняет работы для нас. У нас так: кто предложит лучшую цену и время, того руководитель проекта и выбирает».

Союз: нужно ввести солидарную ответственность

Тийна Кауквере

Исполнительный директор Эстонского союза строительных предприятий Индрек Петерсон сказал, что из общения союза с Налогово-таможенным департаментом возникла мысль, что, выбирая определенных партнеров, солидарную ответственность должны нести и генеральные подрядчики.

«Если генеральный подрядчик использует субподрядчика, чье платежное поведение не отвечает нормам общества, то солидарная ответственность распространяется и на него», - описал Петерсон находящееся на обсуждении предложение, которое правление союза в большей степени одобрило.

«Была идея, что участники рынка и налоговый департамент договорятся, что какие требования предъявляются к поведению и где граница, после которой считается, что заключение договора с субподрядчиком свободно от рисков и ответственность не распространяется на генерального подрядчика», - сказал Петерсон.

Если критерии оговорены, то департамент может создать виртуальную среду, где генеральный подрядчик может быстро проверить репутацию возможного договорного партнера. «Если выбирается предприниматель, который имеет отметку, что он свободен от рисков, то это снимает ответственность с генерального подрядчика. А те, кто выбирают предприятие, у которых отметки нет, принимают на себя и известные риски. Если что-то происходит, отвечают оба».

Возникает вопрос: а заказчик может попасть в круг ответственных?

«Мы обсуждали с союзом различные варианты, как выявить обман в секторе, и одним из решений стал вариант солидарной ответственности. В то же время эти изменения требуют кроме обсуждений и изменений в законах», - сказала пресс-секретарь Налогово-таможенного департамента Майлин Аамяэ и добавила, что тему еще слишком рано комментировать.

Отдельной проблемой иностранной рабочей силы Петерсон назвал то, что квота, которая позволяет законно привозить людей из-за пределов ЕС, в этом году уже выполнена. «Наш рынок труда не покрывает потребности строительного сектора. Нужно со стороны государства создавать исключения, основываясь на секторе – временно отпустить квоты, или значительно их увеличить». Он добавил: то, что квота выполнена, не означает, что люди не приедут сюда на работу: «Объемы строительства выросли, давление на рабочую силу увеличилось – если нельзя привезти официально, привезут неофициально».

Временно работников в Эстонии можно регистрировать на девять месяцев. И регистрация таким образом, в этом году резко выросла. Член совета строительной фирмы Rand ja Tuulberg считает, что такая возможность потворствует тому, чтобы люди приезжали в Эстонию по туристической визе и начинали тут работать: «Правильнее было бы поддерживать долгосрочных работников, тогда сюда не попадут лихие люди, которые не умеют работать».

То же сказал и Петерсон, который настаивает на необходимости увеличивать квоту: «Мы смогли бы официально привезти строителей с Украины или из Белоруссии, у которые есть квалификация, и который замечательно работают».

Сейчас правительство создает рабочую группу по регулированию внутренней миграции. 

НАВЕРХ