Калев Стоицеску: коллапс путинской России неизбежен и очень близок (28)

Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Калев Стойческу.
Калев Стойческу. Фото: Eero Vabamaegi

Война Востока и Запада на истощение, к которой подталкивает мир движущаяся к северокорейской модели Россия с ее рухнувшей экономикой, закончится коллапсом вроде распада СССР, пишет сотрудник Международного центра оборонных исследований, дипломат Калев Стоицеску.

Холодная война, которую объявили законченной после мирного распада СССР и незаметного и бесславного конца Варшавского договора, была прежде всего идеологическим противостоянием Запада и Востока. Обе стороны – США с союзниками и СССР с вассалами и зависимыми странами – были тяжеловесами. В 1962 году в условиях Карибского кризиса мир сумел избежать горячей войны между НАТО и странами Варшавского договора: все осознали опасность взаимного уничтожения и уничтожения всего мира (Mutually Assured Destruction – MAD). При этом стороны десятилетиями вели опосредованные войны (proxy wars) по всему миру – в Корее, Вьетнаме, Анголе, Афганистане...

Распространяемая Москвой коммунистическая идеология многим на Западе казалась привлекательной – например, левым интеллектуалам, а также необразованным и низкооплачиваемым рабочим. Осмелюсь утверждать, что первые были во многом предтечей нынешних «людей, понимающих Россию» (Russland/Putin-Verstehers), а в число последних входили предшественники тех, кто голосовал за Брекзит и Трампа, – хотя коммунистические движения в Великобритании и США были значительно менее многочисленными, чем во Франции и Италии.

С другой стороны, СССР полностью замкнулся в себе, чтобы защищаться от «вредных» западных влияний. Но в конце концов Запад потому и победил: прогнивший коммунизм не мог противостоять либеральной демократии и очарованию западной жизни. Повсюду за железным занавесом люди жаждали свободы и благосостояния.

Большую роль сыграла и рухнувшая экономика СССР, которая не смогла, несмотря на неимоверно огромный военно-промышленный комплекс, угнаться за провозглашенной в 1980 году президентом Рейганом СОИ – Стратегической оборонной инициативой (т.н. программа «Звездные войны»).

Россия не способна смириться с переменами

После «величайшей геополитической катастрофы» (слова Путина) прошлого века выросло новое поколение. Многие освободившиеся от коммунизма государства обрели собственный путь. Даже оставшийся коммунистическим Китай успешно применил полукапиталистическую модель, сделавшись экономическим мотором мира.

Однако путинская Россия еще не способна смириться с этими переменами и сегодняшней реальностью и старается повернуть время вспять: будто бы после последнего лидера СССР Михаила Горбачева все пошло не так. Россия и сама не живет так, как может и должна жить, и другим не дает. Члены Организации договора коллективной безопасности и Евразийского союза (порожденные Россией извращения, которые имитирующие НАТО и ЕС) – это товарищи по несчастью и заложники Кремля.

Москва старается втоптать в ту же грязь Украину, Грузию и Молдавию, а также – почему бы нет? – Сирию и Сербию. Конечно, всякой стране нужны союзники, и России тоже. Но «союзники» Кремля – всегда либо страны с ограниченным суверенитетом, либо покорные вассалы. Кто не согласен с политикой Москвы, тот враг России. Мир делится на русофилов и русофобов, это, по сути, говорят и Путин, и Лавров.

Противостояние Запада и России взрывоопасно обострилось после оккупации Крыма и начала войны в Донбассе, но напряжение витало в воздухе давно. Военная операция НАТО против режима Слободана Милошевича с целью остановить геноцид албанцев в Косово в 1999 году раздражила и «унизила» Россию. Политически это был поворотный момент в отношениях России и Запада.

Тогдашний глава ФСБ Владимир Путин вскоре сел на царский трон и, используя приток денег от скачкообразно выросших цен на нефть, которым не успел насладиться бедный Борис Ельцин, начал строить в России «вертикаль власти» и прочее.

Вряд ли совпадение то, что почти одновременно случилось первое после холодной войны большое политическое размежевание на Западе: между США и Великобританией с одной стороны и Германией и Францией с другой возникли серьезные противоречия по поводу вторжения в Ирак, – и политический «разворот» в России: после сфальсифицированных итогов думских выборов в декабре 2003 года парламент очистили от «Яблока» и иных либеральных сил, после чего в России было положено начало нынешней, по сути однопартийной автократической системе.

Путин – как дон Корлеоне

Далее отношения Запада и России неизбежно пошли по пути эскалации противостояния, несмотря на все попытки Запада успокоить и удовлетворить Кремль: Большая Семерка уже стала Восьмеркой, действовал совет Россия – НАТО, на агрессию РФ против Грузии смотрели сквозь пальцы, Запад даже хотел продать России вертолетоносцы «Мистраль» и так далее.

На Россию вновь упал золотой – нефтяной – дождь, и резервы Кремля исправно пополнялись. Увы, Россия как раньше не могла, так и сейчас не смогла использовать богатство для иной цели, кроме создания мощной военной машины. К тысячам ядерных боеголовок следует, конечно, добавить модные танки и истребители, а также военный флот, чтобы мир боялся России – или, так сказать, уважал ее.

Параллельно, как ответ на «провалившийся эксперимент на людях» Ельцина (западная либеральная демократия не для нас, у нас свои ценности, лучше) восстал из пепла антизападный радикальный великорусский шовинизм.

Путин сделал российскому народу предложение, – по образцу дона Корлеоне, так что народ не смог отказаться – в соответствии с которым Россия отошла от свобод и построения правового государства ради кажущегося благосостояния и стабильности. Теперь Путин утверждает, что он поднял уровень жизни россиян в два-три раза. Он лжет – это сделали прежде всего цены на нефть, с которыми теперь всё нехорошо, как и с благосостоянием, и с потребительной корзиной россиян.

Сегодня мы оказались в ситуации, когда единственная «идея» России – это ожидание роста цен на нефть, который вновь наполнил бы кассу Кремля, и появления «правильных» западных лидеров, хотя на Трампа Кремль явно больше не надеется. Если таковых и не появится, в любом случае падению Запада могут поспособствовать пропаганда и дезинформация, а также кибератаки, коррупция, поддержка радикалов, зависимость от газовой трубы, создание потоков беженцев (Сирия) и прочего.

Россия не чувствует за собой вины в эскалации противостояния и не считает возможным поиск компромиссов – она не намерена сама делать известные шаги не риторически, а практически: скажем, остановить войну в Донбассе. Не намерена потому, что Украина для Кремля – unfinished business (англ. "незаконченное дело"). Идет опосредованная война, РФ мерится силами с Западом, в том числе в Сирии и на Ближнем Востоке вообще.

При этом страны Запада не могут отказаться от антироссийских санкций, пока Кремль что-нибудь для этого не сделал. Возник заколдованный круг, санкции все время продлевают, и это, конечно, правильно, но поведение России становится всё более агрессивным, она настаивает на своих правах и на несправедливости и бессмысленности наказаний.

Кремль учится у Сунь-цзы

Хочешь не хочешь, – страны Запада очевидно не желали усугублять российский синдром неполноценности – началась взаимная война на истощение (war of attrition). Россия старается подорвать систему западной демократии всевозможными средствами – гигантской пропагандистской машиной, полезными идиотами и операциями спецслужб, киберхакерами и даже армией сетевых троллей. «Активные методы» времен КГБ ни в коем случае не забыты. Россия вмешивается в западные выборы. И мы в Эстонии должны быть готовы отразить кибератаки, направленные на систему э-выборов.

Путин хорошо знает изречение Сунь-цзы: «Война – это путь обмана. Если ты слаб, притворись, что ты силен. Если ты близко, притворись, что ты далеко» (и наоборот). (Сунь-цзы советовал как раз наоборот: «Если ты и можешь что-нибудь, показывай противнику, будто не можешь» – прим. РМ.) Россия действует строго по этой рекомендации. Кремль не устает отрицать участие российских вооруженных формирований в войне в Донбассе, которую он рассматривает как опосредованную войну между РФ и Западом, а не «гражданской войной», как заявляется официально. Кого Кремль хочет обмануть?

При этом пропаганда и умелое использование сравнительно дешевых методов для достижения по возможности большего эффекта (нанесение ударов по Сирии одиночными ракетами типа «Калибр») вроде как вернули РФ, экономика которой по номинальному объему сопоставима с мексиканской, статус супердержавы. Не сравнимой с прежним СССР, но все-таки. Весящий как муха может – если создать правильный имидж – выглядеть тяжеловесом.

И в-третьих («близко – далеко»), если ты пробрался в машины для голосования штатов США и на серверы Демократической партии, притворись, что к этому не имеешь никакого отношения. Настаивай, что с этим мог справиться кто угодно, любой толстый мужик, возлежащий с лэптопом на диване.

Западные санкции, безусловно, ослабили экономику РФ, прежде всего потому, что Россия не может больше брать долгосрочные кредиты под низкий процент и импортировать высокие технологии для нужд военной промышленности и для добычи нефти и газа из новых месторождений (Арктика). Но главные факторы тут – все-таки цены на нефть, пока РФ от них зависит, и нереформированная экономика.

Путин говорит о необходимости изменения и обновления экономики, но он понимает, что открытая экономика требует также политических и социальных реформ, которые поставили бы под удар нынешний режим. Китайская модель остается мечтой, которую проспали в свое время Горбачев и Ельцин. Вот почему Россия ступила скорее на путь Северной Кореи, где властвуют «мудрые» учения сонгун (абсолютное предпочтение ВПК и армии) и чучхе (экономическая независимость).

Пусть коллапс России будет мирным

США и НАТО в целом не создали новую СОИ. Россия стала сама истощать свою экономику непомерно большими военными расходами, практически не инвестируя в гражданскую инфраструктуру, которая ездит не на бензине, а по-прежнему на паре. Чтобы праздник удался окончательно, Кремль потратил миллиарды евро на олимпийские мероприятия в Сочи и потратит еще – столько же – на чемпионат мира по футболу. Конечно, по большей части эти деньги уйдут на сторону и в итоге окажутся на Западе, откуда их не вернет даже путинская «амнистия капитала».

И все-таки настоящей войны ждать не стоит – Россия точно не желает большого конфликта с НАТО. Что, конечно, не означает, что Кремль не нужно постоянно сдерживать, в том числе на севере и в районе Балтийского моря, чтобы у России не возникало искушений.

Однако взаимная война на истощение идет полным ходом, и конца ей не видно. И на этот раз, как и в последней фазе холодной войны, победит тот, кто продержится дольше, то есть сильнейший. Слабое место Запада сегодня – инфантильные лидеры, которые могут в чем-то уступить России. Кажется, Запад все-таки способен одолеть экономические трудности и раскачивание лодки демократии. Слабость России – негибкий и агрессивный режим, который останется таким из страха потерять власть. Вдобавок – параноидальное поведение Кремля, считающего, что цель США – свержение Путина.

Решающим фактором вновь оказывается российская экономика, которая по инерции может продержаться еще пару лет, но не слишком долго. Терпение россиян, которые напряженно наблюдают за соревнованием телевизора и холодильника, тоже не безгранично.

Будем надеяться, что когда наступит коллапс, он будет спокойный и с положительными последствиями. Как конец СССР.

Перевод с эстонского.

Наверх