НКО, принадлежащее руководству волости, бесплатно попользовалось электричеством почти на 50 000 евро

Подстанция. Снимок иллюстративный

ФОТО: Mihkel Maripuu / Postimees

Туристический магнит волости Кохтла-Нымме да и всего Ида-Вирумаа, Эстонский шахтерский музей обнаружил недавно, что у них украли электричества более чем на 46 000 евро. Утверждается, что виновны в воровстве местные чиновники. Протесты музея повлекли за собой такую издевательскую реакцию, которая существенно затрудняет работу музея, поддерживаемого Eesti Energia. Добавляет остроты тот факт, что один предполагаемых воров сам занимает высокий пост в Eesti Energia.

Руководитель музея Андрес Краас раздражен: “Воровство за спиной у музея, особенно, если это делает законодательная власть, совершенно недопустимо! Уголовные дела возбуждены, и я пойду до конца”.

Цепочка событий, привлекшая к конфликту, началась с электроподстанции 1960-х годов, которая вскоре станет экспонатом шахтерского музея. “Она очень мощная, в свое время от нее питалась и шахта, и карьер Айду. Сейчас мы больше не используем столь большие мощности”, - сказал Краас.

Так музей стал искать альтернативу. В ходе этого неожиданно был обнаружен большой перерасход энергии. “Я обнаружил, что каждый месяц куда-то уходит электричества на 1000-1500 евро. Мы столько не потребляем, в то же время счетчик подстанции показывает, что она расходуется”, - рассказал технический директор музея Ало Абель.

С подстанции шахтерского музея получают электричество несколько объектов недвижимости по соседству. В числе потребителей, например, два частных дома. “Я ходил в частные дома, там все было в порядке”, - сказал Абель. Предполагаемым злодеем оказался принадлежащий волости лыжный домик, с которым у музея также общая электросеть.

Заплатили лишь за часть

“Оказалось, что там два счетчика. По одному из них, который измерял только расход на освещение лыжней, нам заплатили. Но все потребление электричества в домике идет по другому счетчику, о существовании которого никто не подозревал”, - рассказал технический руководитель. У музея нет ни одного документа о том, когда счетчик был установлен и каковы были его изначальные показания.

“На месте был составлен акт, который подписал экономический директор волости Мадис Маакаар. Тогда мы вызвали специалистов Elektrilevi, которые пересмотрели все это, затем явилась комиссия Elektrilevi», - рассказывает директор музея Краас. Поскольку другого счетчика официально не должно было быть, Elektrilevi зафиксировала незаконное потребление электричества. Музей подал в прокуратуру заявление, оценив ущерб в 46 000 с лишним евро.

По странному стечению обстоятельств через день после того, как директор музея подал заявление о краже, в музее взломали лебедочное помещение. Со здания сняли навесной замок, дверь и вынули окна. Со стены сняли электрощит и отрезали провода. Снаружи остались следы волочения. Помимо того, отключили разъединители всех электрощитов в помещении и сняли один из навесных замков наклонной шахты. По оценке Ало Абеля, был нанесен ущерб в размере 2500 евро.

Что касается лыжного домика, то, по словам Абеля, потребление им тепла огромно. “Дом построен в 1970-х, это такое дачного типа строение c деревянным каркасом, вперемежку с опилками – ветер продувает, - описал Абель. – Там осталось центральное отопление с 1970-х, есть масляный котел, а помимо него еще и электрический». На наружных стенах домика видны и несколько тепловых насосов.

Лыжный домик подключен к электросети на 100 амперов. «Там можно потреблять больше электричества, чем ушло на наш фестиваль «Голоса гор». Если бы фестиваль к нему подключили, все бы работало, все четыре сцены, освещение, музыка, питание – она все потянула бы», - сравнил Абель.

В тот же день, когда была обнаружена предполагаемая кража, потребитель внезапно исчез. “Общее энергопотребление музея вдруг упало ниже 10 киловатт. Они, вероятно, выключили этот отопительный прибор”, - предположил технический директор.

Музей не может прекратить энергоснабжение лыжного домика, поскольку тогда и частные дома останутся без электричества. “Мы не можем репрессировать людей из-за того, что они оказались в такой ситуации. Это немыслимо”, - сказал Абель.

Отключить электричество невозможно

“Двери лыжного домика закрыты для работников музея, электричество они отключить не могут. “Мы планировали отключение на 10 июня. Андрес (Краасприм. автора) отправил письмо за неделю до этого, сообщив в нем дату и время. Я отправился на место, но дверь была заперта. Я позвонил экономическому директору волости, который заявил, что волостной секретарь Неэме Сильд запретил подпускать меня к помещению, в котором находится электрощит”, - сказал Абель.

Электропотребление за счет музея, по словам Абеля, происходит до сих пор. “Ни копейки из задолженности не было уплачено”, - констатирует он. В лыжном домике тем временем происходит бурная деятельность: “Там проводятся детские лагеря, корпоративы, предлагают услуги проведения досуга”.

По словам Абеля, на самом деле, лыжному домику не обязательно потреблять электричество с подстанции музея. “Щит, к которому мог бы подключиться лыжный домик, имеется. Там проходит кабель поперечного сечения 120 мм, который пропускал бы больше тока, чем домик получает у нас. Он поступает от Elektrilevi и был бы намного дешевле, чем при покупке у нас», - сказал Абель, указав на щит в паре десятков метров от домика. Однако электричество с подстанции музея лыжный домик получал совершенно бесплатно.

Ало Абель работает в музее четвертый месяц, ранее он осуществлял там технические работы в качестве частного предпринимателя. У него есть свидетельство о квалификации от Inspecta Estonia OÜ, доказывающее, что его образование, опыт работы и знания в области электробезопасности позволяют ему оценивать электроприборы напряжением до 1000 вольт.

Он сравнивает случившуюся кражу электричества с криминальными 1990-ми. “Для меня нет пути назад. Это ненормальная ситуация. И так не может продолжаться. Сейчас не 1990-е, когда такое поведение могло быть приемлемым. И если так ведет себя волость, тем более”, - заявляет Абель.

Бесплатно в аренду своим

Из договора аренды, который вывешен в регистре документов волости Кохтла-Нымме, можно вычитать, что волость по сути подарила в 2015 году лыжный домик НКО Kohtla & Nõmme Areng.

Здесь все становится еще более странным: собственниками управляющего домиком НКО являются член волостного собрания Роланд Тарум и председатель волостного собрания Тармо Кютт, которому волость бесплатно предоставила лыжный домик в аренду на десять лет.

Но это не единственный возможный конфликт интересов в деле. А именно: сам Кютт работает финансовым контролером в Eesti Energia, и если подтвердятся подозрения музейного руководства, то выходит, что НКО Кютта крало электричество, которое производит его собственный работодатель.

По словам директора музея Андреса Крааса, волость в действительности должна выступать потерпевшей, поскольку через электроустановку на принадлежащем ей участке незаконно потребляли электроэнергию и сетевую услугу. “Однако волость стала защищать интересы своего арендатора, предложив ему, помимо договора о бесплатной аренде на десять лет, бесплатное электричество и бесплатную услугу при оспаривании счета”, - сказал Краас.

В том же году, когда был заключен договор аренды, административный директор музея Сирле Парик впервые заметила, что арендатор лыжного домика более полугода никому не платил ни цента за электричество. В тот раз проблему помогло решить распоряжение волостного старейшины об оплате счета.

Ревизионный комедиант

Борьба местной власти и музея продолжается уже третий месяц, все это время волостное собрание Кохтла-Нымме и Эстонский шахтерский музей заполняли письмами о ревизии почтовые ящики друг друга.

В начале мая волость решила провести в музее проверку. Юридически – как у одного из учредителей музея – у волости есть право проводить ее, однако музей не посчитал инициативу волости ревизией. “Недавно проходил аудит отчета за 2016 год, - пояснил бывший член совета музея и сотрудник Таллиннского технического университета в области горного дела Вейко Кару. – Тогда я говорил с независимым аудитором, который его проводил. Я напрямую спросил, есть ли что-то подозрительное в отчетности или документах, что могло бы опорочить репутацию музея”.

По словам Кару, аудитор сделал единственное замечание относительно степени износа, поскольку у музея много старой техники и старых зданий. «У самого меня сердце спокойно: раз независимый аудитор говорит, что все в порядке, то все в порядке – у волости нет необходимости проводить дополнительную проверку», - сказал Кару. Музей был также обеспокоен тем, что у членов ревизионной комиссии, одним из которых является Роланд Тарум, существует конфликт интересов, поскольку члены ревизионной комиссии имеют свои НКО. Музей предоставил волости возможность сформировать новую ревизионную комиссию.

“Потом снова были неправильно оформлены документы, потом задним числом оказался нелогичным график”, - вспоминает Кару. Краас указал на то, что так дела не делаются. “Если с документами неправильно обращаются, мы будто бы сами становимся незаконопослушными”, - добавил Кару.

Как утверждает музей, они, в принципе, ничего не имеют против ревизиии. “Если они хотят провести аудит, пусть проводят, но пусть бумаги будут в порядке, - сказал Кару. – Какой-то документ они оформили так, что там не было сроков ревизии. На этом основании можно было бы постоянно ходить и проверять”.

Старшего научного сотрудника ТТУ Вейко Кару избрали в совет Эстонского музея шахт в сентябре 2016 года. “Мы сумели хорошо сработаться с Краасом. Мне понравилось его видение, что музей может быть музеем лишь в том случае, если ведется научная работа. Я видел вариант, как свести  науку с музеологией и шахтами”, - сказал Кару.

Однако на данный момент Вейко Кару больше не работает в Эстонском шахтерском музее. “В конце июня волость приняла решение отстранить меня и другого члена совета, известного учредителя Hansapank Андреса Сааме, от должности», - сказал он.

По словам Кару, волость не пояснила свое решение, и по крайней мере, ему подобное поведение кажется подозрительным. “Лично я вообще не общался. Если есть проблема, в основном обращаются лично, договариваются о встрече или звонят. Но сейчас все происходило по электронной почте”.

Председатель волостного собрания Тармо Кютт ответил на вопросы Postimees также по электронной почте, но весьма немногословно. В своих ответах Кютт отрицает незаконное потребление электроэнергии. «По моему мнению, у обвинений нет никаких оснований. Поскольку в части этой темы ведется уголовное расследование, я не могу детально ответить на вопросы», - ответил Кютт.

Кютт не видит никакой проблемы в том, что сам работает в Eesti Energia. «Моя работа в качестве председателя собрания и члена НКО никак не касается моей повседневной работы», - ответил он.

Комментарий Eesti Energia относительно деятельности Кютта, работающего в фирме финансовым контролером, также был осторожным. «Мы поняли, что в данном случае Тармо Кютт фигурирует как председатель собрания и член НКО, то есть его место работы в Eesti Energia никак не относится к делу, поскольку работникам Eesti Energia не запрещено занимать общественные должности (например, работать в волостном собрании или НКО)», - заявил Postimees руководитель фирмы по связям с общественностью.

____________

Роланд Тарум был связан с кражей металла из музея

Роланд Тарум, компаньон председателя собрания Тармо Кютта, арендатор лыжного домика и член Кохтла-Ныммеского волостного собрания, и ранее попадал в сферу внимания СМИ в связи с кражей металла из шахтерского музея.

Газета Põhjarannik писала в 2015 году, что на участке НКО Tetaro Grupp, принадлежащего Роланду Таруму, был найден металлический лом на сумму 2000 евро. «Когда директор музея пригрозил сообщить о краже в полицию, металлолом быстренько перетащили обратно на территорию музея. По словам директора музея Андреса Крааса, Тарум признал, что перемещал металлолом, мотивировав это тем, что хочет защитить музей от воров», - писал тогда Põhjarannik. Кроме всего прочего, Тарум разрезал металлолом на части, пригодные для скупки.

Два года назад недавно вступивший в должность Краас не стал писать заявление в полицию.

Непонятная возня с металлом стоимостью несколько евро

Утром 1 июля директор музея шахт Андресу Краасу позвонили из службы информации и сказали, что произошла кража металла, вор пойман и просят представителя музея.

Звонил член волостного собрания Тоомас Халликсаар, который сообщил, что вора задержал Роланд Тарум около своей лесопилки.

Краас якобы пошел на место происшествия, где никого не оказалось, и снова позвонил Халликсаару, который обещал выяснить, в чем дело. В следующем звонке член волостного собрания сказал, что Роланд Тарум ждет его вместе с вором на месте преступления около механического цеха с провалившейся крышей. Цех находится далеко от лесопилки, в другом конце музея.

Когда Краас пришел туда, там уже находилась полиция, вместо Тарума вора охраняли председатель волостного собрания Тармо Кютт и волостной секретарь Неэме Сильд. “Кютт заявил, что Таруму надо было уйти. Было ясно, что мое присутствие в музее в субботу стало для них неприятным сюрпризом”, - сказал Краас. Когда пришел директор музея, полиция стала выяснять, что случилось, именно у него, и волостные чиновники ушли.

Вором оказался говоривший по-русски асоциал, который украл с развалин механического цеха металлолом стоимостью примерно в три евро и на ржавой тележке отвез его на участок Тарума, находящийся примерно в полукилометре оттуда, где Тарум его и поймал. “Поскольку полиции вся эта история и поведение Тарума показались очень странными, я сказал, что мы позовем этого жулика обратно и выслушаем его. Вор утверждал, что знает Роланда Тарума, и тот ему сказал, что оттуда можно брать металл, поскольку он якобы ничей. Он был удивлен, что Тарум вызвал полицию, поскольку поначалу тот как будто обещал ему, что не станет этого делать”, - сказал Краас.

“Вот на таком уровне это делается, за гранью разумного!” – в отчаянии сказал директор музея.

НАВЕРХ