Пенсионер негодует: чтобы получить к пенсии годы за детей ему посоветовали судиться

Вячеслав показал подпись на копии согласия, найденного в Департаменте социального страхования, и один из документов, который он подписал недавно (справа). «Ну как эти подписи могут быть похожи?» - удивляется он. Если он полностью уверен, что его подпись на документе подделана, и решит дать делу ход, ему придется обращаться в полицию.

ФОТО: Юри Саар

В последний четверг июля пенсионер Вячеслав отправился в тартускую контору Департамента социального страхования, поскольку хотел выяснить: как к его пенсионному стажу можно добавить годы за двух детей от первого брака. Вячеслав, бывший начальник отдела одного известного тартуского предприятия, вышел на пенсию в 2011 году, но этот вопрос пришел ему в голову только сейчас.

После посещения департамента Вячеслав (фамилия редакции известнаред.), мягко говоря, был взбешен, поскольку выяснилось, что годы за двух совместных детей уже давно добавлены к пенсионному стажу его бывшей жены, правда, с его согласия, которого он не давал. Еще в 2003 году.

Вячеслав упорно твердит, что он никогда никакого согласия не подписывал, и показывает другие документы со своей подписью: «Видите, они же не похожи!» Мужчина весьма эмоционален и явно столь же эмоциональным он был, общаясь с чиновниками, когда требовал, чтобы были остановлены выплаты пенсии, выданной на основании подделанного документа.

Родители равны

«Но там мне посоветовали обращаться в суд, - сказал он. – Против кого, я не знаю». Почему Вячеслав не уладил этот вопрос с бывшей женой? «Она ненавидит меня, не берет трубку», - объяснил он.

Мужчина не устает удивляться, почему чиновники не проверили подлинность документа. И более того: почему, назначая ему пенсию, ему не объяснили, что он имеет право на эти дополнительные годы?

«Мне не нужны эти восемь евро, мне нужна правда. Но и восемь евро не помешают», - сказал он.

По закону, воспитание детей хотя бы в течение восьми лет, дает право получить к стажу дополнительно два года. И так за каждого ребенка. И это дело родителей – договориться, как они будут их между собой распределять: все достанется одному родителю или годы будут поделены по количеству детей. Возможны и другие комбинации. Важно, чтобы оба родителя были с этим согласны, а согласие нужно предоставить чиновникам в письменном виде.

Конечно, бывают и особые случаи, когда, например, один родитель был лишен своих родительских прав, тогда никакого согласия не нужно.

Руководитель отдела компенсаций Департамента социального страхования Кати Кюмник объяснила, что, конечно, речь не идет о том, что Вячеславу ничем не помочь: если то согласие он не подписывал, или его желание изменилось, кое-что сделать все же можно.

Она объяснила, поскольку согласие Вячеслава было, у чиновников имелась причина предполагать, что он о нем знает, а потому при начислении пенсии ему не стали объяснять, что у него есть право на дополнительные годы.

Кюмник сказала, что если родители однажды договорились о распределении стажа за детей, это все же не является окончательным и бесповоротным решением. Можно сделать новое согласие, на основании которого изменится начисление пенсии. Обратного влияния у него нет. Кюмник не считает, что речь идет о мелком деле: около десяти евро за каждого ребенка в месяц к пенсии – это все же не такая маленькая сумма.

Все деньги назад

Но если Вячеслав уверен, что его подпись на согласии была подделана, и он хочет дать делу ход, ему придется обратиться в полицию.

«Наше предложение такое: мы подаем заявление в полицию, получим результаты экспертизы и тогда мы сможем сказать, что у нас есть основание считать, что речь идет о подделке, - сказала Кюмник. – Если это все же подделка, то правильнее всего будет идти в полицию. Мы не можем позволить, чтобы люди приходили и подавали ложные данные. Но нельзя и разбрасываться обвинениями».

Если подделка будет доказана, с бывшей жены Вячеслава придется потребовать возврата всей той части пенсии и за все годы, которые были начислены на основании подделанного согласия. Кюмник подчеркнула, что право использовать годы стажа за детей есть как у матери, так и у отца, но как они будут распределены, родители должны договориться сами.

Если договориться не получается, придется идти в суд. Нынешний закон действует уже 17 лет и за эти годы суды вынесли почти 30 решений по детским годам.

На прошлой неделе Вячеслав вновь сходил в Департамент социального страхования и написал заявление, что не согласен отдавать детские годы бывшей жене. Он надеется, что это поможет договориться, чтобы годы были распределены между ними поровну. Связаться с бывшей женой Вячеслава для получения комментария не удалось и редакции.

Обращаться в полицию Вячеслав не планирует: «Я же не хочу, чтобы ее посадили».

НАВЕРХ