Андрес Анвельт: случайный покупатель уже не достанет фентанил

Андрес Анвельт.

ФОТО: Лийс Трейманн

Ни Министерство внутренних дел, ни полиция не остаются слепыми в отношении фентанила, убивающего его потребителей из-за передозировок: напротив, уже много лет огромные силы брошены на борьбу с фентаниловым бизнесом, пишет министр внутренних дел Андрес Анвельт (СДПЭ).

Что фентанил делает с человеком, к сожалению, я знаю по личному опыту. Именно от него погиб один знакомый моей семьи, молодой мужчина. Согласно статистике, именно мужчины в возрасте от 30 лет, являются главными жертвами фентанила. Это вещество чрезвычайно опасно, поскольку является весьма сильным синтетическим наркотиком, с которым легко переборщить, особенно если на рынок попадает какая-то новая его модификация, о крепости которой не знает даже опытный наркоман.

Именно поэтому уже много лет полиция направляет большую часть своих ресурсов на борьбу с фентанилом, хотя, естественно, занимается охотой и на распространителей легких наркотиков.

Однако работа полиции – это лишь одна часть большой картины. Будем честны, (зло)употребление наркотиками – это социальная проблема. Полиция занимается лишь последствиями, ловит наркоторговцев и конфискует вещества, но если не заниматься профилактической работой с молодежью, то полиция никогда не сможет устранить причины происходящего. Я нисколько не хочу снимать ответственность с себя или с полиции, но хотел бы уточнить, что победить эту напасть мы сможем лишь тогда, когда каждый начнет хорошо исполнять свои обязанности. И тут с гордостью могу сказать, что полиция свою работу делает отлично.

Поговорим о цифрах. В 2014 году от передозировки наркотиками умерли 102 человека, в 2015-м таких было 85, в 2016-м – 94, а за первые семь месяцев этого года от передоза умерли 63 человека  (по данным Эстонского института судебной экспертизы ред.). Причиной смертей, в основном, стал фентанил, но по статистике видно, что появилась тенденция к снижению. В этом году фентанил составляет 81 процент всех смертей от передозировок, что является самым низким показателем за всю историю борьбы с ним. Ясно видно, как сокращается количество погибших, и одним из факторов этого является последовательная работа полиции по уменьшению возможности приобретения этого наркотика, то есть задержания как дилеров, так и распространителей, а также борьба с уличными торговцами.

Я сам будучи депутатом парламента несколько лет назад вел с тогдашним министром внутренних дел Кеном-Марти Вахером дебаты и требовал введения новых методов в борьбе с наркотиками. В 2013 году при наркослужбе Пыхьяской префектуры была создана уличная группа, с помощью которой уже за первые полгода работы были задержаны 60 подозреваемых в совершении наркопреступлений, то есть дилеров.

Через несколько лет такую же группу создали и в Идаской префектуре. На данный момент уличная торговля фентанилом, например, в Таллинне по сути исчезла или стала настолько скрытой, что случайный покупатель его больше достать не может. Большая часть смертей от фентанила наблюдалась именно в Таллинне и в Ида-Вирумаа.

Наряду с успешной охотой на продавцов выросло и количество изымаемых наркотиков. И тут нельзя утверждать, будто полиция занимается только коноплей. Если разделить конфискованное вещество на дозы, то ясно видно, что количество доз конфискованного синтетического наркотика (в том числе, фентанила) больше, чем количество доз конфискованной конопли. Так было и в 2015 году, так происходило и за семь месяцев текущего года.

Проще говоря, это означает, что если полиция конфискует большое количество конопли, то при сравнении с фентанилом в дозах это будет как половинка конфеты «Березка». Три года назад было изъято 24 500 доз фентанила и 37 600 доз конопли, а в этом году полиция конфисковала 36 654 конопли и 56 667 доз (то есть 1,7 кг) фентанила. Это огромная победа и, конечно, в этом году она не будет последней.

Крепость фентанила – это одна из причин, почему с этим так сложно бороться: дозы очень маленькие. Также полиция должна соблюдать в своей работе законы, поскольку кроме фентанила в обороте находится много веществ, созданных на его основе. Именно из-за этого закон пришлось уточнить таким образом, чтобы кроме собственно фентанила под запрет попали и все производные из него. Рынок синтетических наркотиков развивается очень быстро, и если не реагировать на это с той же скоростью и гибкостью, то битву можно считать заранее проигранной.

Работа по борьбе с наркотиками должна идти и на уровне чиновников и политиков. Уже в середине сентября в рамках председательства в Таллинне пройдет встреча, в которой примут участие чиновники, координирующие политику в области наркотиков 28 стран Европейского союза, а также представители Европейской комиссии, Европола и Европейского центра наркотиков и наркомании.

Главной темой встречи станет фентанил. Поскольку он широко распространен и в других странах ЕС, мы сможем рассказать о своем опыте и познакомиться с методами работы зарубежных коллег в борьбе с, как уже доказано, эпидемией и за снижение связанного с ней ущерба, а также обсудить действующую в Эстонии налоксоновую программу. Налоксон используется с 2013 года как метод борьбы с отравлением опиоидами и в случае передозировки, что постепенно ведет к снижению количества наркосмертей.

Второй страной в мире, находящейся в большой беде из-за фентанила и опиоидов, является США. В прошлом году от наркотиков в Америке погибли 52 000 человек. В начале августа из-за распространения эпидемии опиоиодов президент Дональд Трамп объявил чрезвычайное положение по всей стране, пообещав принять дополнительные шаги в борьбе против наркотиков. Один из этих шагов мы делаем вместе, уплотнив наше сотрудничество. Если у нас есть такие же проблемы, как у американцев, было бы глупо не поделиться опытом.

Так, в середине июня на Мальте на встрече министров Европейского союза и США, мы встретились с тогдашним заместителем министра внутренних дел, нынешним министром Элейном Дюком, с которым мы обговорили некоторые идеи, которые постараемся реализовать во время следующей встречи министров в ноябре, в Вашингтоне. Пока работа неначалась, об этом рано кричать, но зерно делового сотрудничества посажено, и я уверен, что собрать урожай мы сможем уже после окончания нашего председательства.

Все это не означает, что мы в Эстонии занимаемся только фентанилом. Да, на это направлена большая часть полицейского ресурса, но много сил брошено и на конфискацию всех наркотиков, поскольку печальный опыт показывает, что употребление тяжелых и опасных наркотиков часто начинается с так называемых легких веществ.

Зависимый от фентанила – это наркоман со стажем, это последняя стадия наркомании, и из вен получившего передозировку обычно течет коктейль из разных наркотиков. Это означает, что дела такого человека уже давно идут плохо, но часто мы не можем, а иногда и не хотим, это замечать.

И мать моего знакомого, этого молодого мужчины, не верила, что с ее сыном может происходить  нечто подобное, даже когда люди, замечавшие конкретные признаки, прямо ей об этом говорили. Я не знаю, можно ли было спасти его жизнь, но я знаю, что мы можем спасти многие другие жизни, если все вместе будем бороться с наркотиками. Я не говорю только о министерстве и учреждениях внутренней безопасности и здравоохранения. Мы должны сотрудничать и как члены общества – замечать, заботиться и помогать. Чтобы люди не оставались один на один со своими проблемами, чтобы они не искали решение своим проблемам в наркотиках.

НАВЕРХ
Back