Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Политолог: если EKRE придет к власти, что изменится?

3
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Март Хельме. | ФОТО: Alar Truu/Õhtuleht

Политолог Рейн Тоомла уверен, что президент права: национализм вполне сочетается с либерализмом, а радикальных партий в Эстонии просто нет.

Президент в своей речи на годовщину республики сказала, что национализм и либеральная демократия не противоречат друг другу, и она права – при определенных условиях. Национализм сочетается с разными идеологиями: коммунистической, социалистической, консервативной, либеральной, праворадикальной и леворадикальной. В этом смысле национализм можно приспособить к идеологиям. Чаще всего национализм, конечно, идет рука об руку с консерватизмом, но он может быть и вполне левым - в истории такие примеры были. Что касается либеральной демократии, когда она сочетается с национализмом, тот проявляется больше в культуре.

Что до мессиджа президента «больших различий между эстонскими партиями нет», я всё время это говорю. Больших различий – нет. Хотя, может, президент это и не имела в виду. Но я как политолог могу сказать, что если взять классическую шкалу, «правые – левые», или любую другую шкалу, наши партии очень близки. У нас в парламенте нет радикальных партий, которые хотели бы избавиться от других партий. Так что соглашения между самыми разными партиями вполне возможны.

Да, бывает, что партии сцепляются друг с другом по разным поводам, но если вчитаться в их программы и прочие документы, окажется, что похожего в них больше, чем различного. И если разбить шкалу «правые – левые» на десять равных частей, все наши партии уместятся внутри одной из них. Это не совсем типично для Скандинавии – финские и шведские партии, например, разнятся между собой куда больше.

EKRE – все-таки не радикалы, если не брать высказывания несчастного Яака Мадисона. Если EKRE придет к власти, что изменится? Особенно – ничего. Да, их фракция отказалась говорить по-русски, но государственный язык в Эстонии – эстонский, и это стоит постоянно подчеркивать. И потом, может, они просто не владеют русским. Или владеют, но плохо.

Наверх