Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Адреналин зашкаливал: депутаты из Эстонии пережили в Кремле опасные моменты

4
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
ФОТО: Marianne Loorents

Когда Арнольд Рюйтель во время встречи с Горбачевым в Кремле ударил кулаком по столу, мгновение спустя он подумал, что теперь его ждет отправка в лагерь. А Юло Вооглайд заметил золотую коробку с ядерной кнопкой на зеленом сукне углового стола в кабинете, которую ревностно охранял офицер.

Все эти яркие и волнующие моменты участники тех событий вспоминали во время открытия в Национальной библиотеке фотовыставки Юхана Ааре и Ивара Райго «Эстонцы в Кремле».

Профессор социологии с белоснежно седой бородой Юло Вооглайд встает перед фотографией, на которой он запечатлен с еще темной бородой, и заявляет, что это фото для него очень важное.

На снимке зафиксирован момент, когда профессор Вооглайд объяснял Горбачеву системную неизбежность развала Советского Союза. Это был 1989 год.

Вооглад: «Так это было»

«Он понял?»

«Я надеюсь, что да, поскольку он специально пригласил меня выйти из зала, чтобы поговорить с глазу на глаз. Его жена Раиса была социологом, да и сам он не был профаном».

Вооглайд выпрямляет спину и говорит, что считает годы, проведенные в Верховном совете, самыми сложными и богатыми на события в его жизни.

Сравнивая тогдашние мечты о свободной Эстонии и то, куда мы пришли, профессор использует собственную формулировку: «Принцип компетентности не смогли применить. Государство до сих пор не имеет ни сцепки с будущим, ни сцепки с прошлым. Поэтому, к сожалению, оно неуправляемо и не может работать по созданным регуляциям. Для имеющей цели системы подобная сцепка абсолютно необходима».

Другими словами, такой ли Эстонии мы хотели? Совсем не такой.

Фотосерия, где сначала Игорь Грязин оптимистично и крайне усердно через стол жмет руку Горбачеву, а Сийм Каллас угодливо предлагает ему стул, заканчивается итоговым снимком, на котором руководитель разваливающегося СССР грозит кулаком нашим представителям.

На этих же фотографиях видна и коробочка с золотой кнопкой, которую Вооглайд принял за ядерную кнопку.

«Это было в кабинете Горбачева, где мы сидели. Темой разговора была перестройка. Человек с черном мундире стоял, ноги чуть раздвинуты, автомат на груди. Я думаю, что он охранял эту коробку», - вспоминает Юло Вооглайд.

Господь с ней, с этой кнопкой, но он рассказывает еще одну красочную историю: на сей раз о кнопке для голосования.

«Когда мы были в Большом зале Кремля, выяснилось, что там никогда на самом деле не голосовали – все обычно были «за». Поэтому не было и приспособлений для голосования. Только поднимали руку, девочки ходили между рядами и считали эти руки. Теперь было ясно, что для Большого зала заседаний нужно озаботиться каким-то аппаратом. Для этого была создана техническая комиссия, которая должна была составить заказ для Siemens. Мне посчастливилось быть членом этой комиссии. Под председательством Лукьянова мы начали обсуждать эту тему, и первым вопросом было: сколько нужно кнопок?»

Выяснилось, что нужно три кнопки, но Вооглайд предложил установить даже четыре: наряду с кнопками «за», «против» и «воздержался» установить и такую, которой можно было бы подать сигнал о том, что депутат не участвует в голосовании.

Выступавший на открытии выставки руководитель НКО Eesti Vabaduse Eest («За свободную Эстонию») Юри Крафт считает положительным моментом то, что и эта часть прошлого стала весьма важной для Эстонии.

Крафт особенно благодарен избранному от Вирумаа в Верховный совет Тийту Маде, который написал на эту тему десятки книг.

«Эта выставка очень важна. Вспоминаются те легендарные дни и годы, когда на весах была судьба как Эстонии, так и Европы», - сказал Крафт под одобрительные кивки своих единомышленников. В их клубе осталось меньше 30 человек.

Один из авторов выставки Ивар Райг посоветовал обратить внимание на то, что в действительности Исландия не была первой страной, признавшей независимость Эстонии: «Для некоторых это может быть шокирующим или удивительным, но я сам слышал и видел, как первым независимость Эстонии признал президент Российской Федерации Борис Ельцин, отдав еще днем 21 августа распоряжение о подготовке признания независимости Эстонии. Так что de facto первой была Россия и de jure – Исландия, за которой последовали и другие».

Второй автор выставки, живущий в Раквере журналист Юхан Ааре, который в конце 1980-х годов находился в эпицентре фосфоритной войны и после которой также был избран в Верховный совет, подготовил и фильм об истории развала Советского Союза, который можно посмотреть на его сайте и который уже сейчас посмотрели около четверти миллиона человек по всему миру.

Фотовыставка «Эстонцы в Кремле» охватывает 1989-1991 годы, когда избранные от Эстонии члены Съезда народных депутатов СССР – всего их было 48 – принимали непосредственное участие в поворотных событиях, в результате которых развалился Советский союз, и Эстония обрела независимость.

Далее выставка будет показана в здании парламента, а в феврале доберется до Раквере.

Участник фосфоритной войны Юхан Ааре - автор выставки и один из участников тех событий. / Марианне Лоорентс | ФОТО: Marianne Loorents

Арнольд Рюйтель: главным было избежать человеческих жертв

- Каким взглядом тогдашний председатель Президиума Верховного совета Эстонской ССР Арнольд Рюйтель смотрит на те поворотные события сегодня?

- Мы являемся независимой республикой и наша независимость гарантирована и на случай возникновения возможных угроз и отклонений в сторону. Мы являемся страной-членом Европейского союза и НАТО, они поддержат нас случае возникновения возможных угроз. Конечно, есть проблемы, и в целом известно об опасностях, когда мы говорим о противоречиях на Украине или в нашем регионе. Теперь все зависит от того, как мы сможем обеспечить развитие нашей страны – во всех смыслах, а не только в плане безопасности, но и в экономическом смысле и по социальным вопросам.

- Нынешняя Эстонии такова, какой вы ее себе тогда представляли?

- Мы серьезно развились. Если сравнить с другими переходными обществами или с республиками бывшего Советского Союза, то Эстония оказалась одной из самых успешных. Но использованы далеко не все возможности, в то же время, не были предусмотрены многие угрозы: например, можно назвать большую миграцию и низкую рождаемость. Поэтому мы не в достаточной мере обеспечили жизнеспособность нашего общества.

В экономике должно быть больше творчества, чтобы мы могли быть конкурентоспособными в мире. То же и при выплате зарплат. Проблем достаточно много, но, повторю, что, по сути, мы все же успешны.

- Как вы считаете, насколько оценена сегодня ваша роль?

- Я никогда не думал над вопросом, на должном ли уровне оценена именно моя роль. О многих делах тех напряженных лет вообще никогда не было разговора, и я тоже не говорил о них, поскольку в свое время, когда мы боролись за независимость, которая началась с принятия декларации о суверенитете, главным вопросом было суметь сделать это без человеческих жертв.

- У вас были причины опасаться за свою жизнь?

- Мне неоднократно напоминали о статьях Уголовного кодекса, касающихся нарушения Конституции СССР и сопровождающее их наказание. Поскольку в результате моих нарушений в действительности развалился Советский Союз.

Наверх