Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Любительские театры пяти стран под «Другим небом»

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Сцена из спектакля «Дон Кихот». | ФОТО: Владимир Вайкерт / архив фестиваля

Международный фестиваль любительских театров «Любителивы?», проходящий в Силламяэ раз в два года, был уже пятым по счету. На этот раз в театральном биеннале участвовали 9 коллективов из пяти стран: Эстонии, России, Германии, Израиля и Канады. О фестивале рассказывает театральный критик Борис Тух.

Мы мало знаем о жизни любительских театров, между тем это мощное движение, охватывающее все континенты (кроме Антарктиды, естественно) и объединенное Международной ассоциацией любительских театров (МАЛТ). Любительские фестивали проводятся едва ли не чаще профессиональных – и некоторые коллективы успели объездить если не весь свет, то полсвета точно.

Фестиваль «Любителивы» (ударения расставить можно так и так: «Любите ли вы?» и «Любители вы?») на карте МАЛТ занимает достаточно почетное место. Самые дальние гости были из Австралии, программа всегда очень серьезная. Жюри – президент Центрально-Европейского комитета МАЛТ, ответственный секретарь Российского центра МАЛТ и заведующая кабинетом любительских театров СТД РФ Алла Зорина, артист театра и кино, преподаватель ГИТИСа Роман Калькаев и автор этих строк – занималось именно тем, для чего нужно жюри. Не определением того, кто тут первый, а кто второй, а беседами с коллективами и разбором постановок.

«Бред вдвоем» – но по-своему

Инициатор и организатор фестиваля – местный театр-студия «Другое небо», руководит которым уже 35 лет Владимир Вайкерт, профессионал с режиссерским дипломом Щукинского училища при Театре им. Вахтангова, энтузиаст, чрезвычайно требовательный к актерам, но в первую очередь – к себе самому. Его постановка «Бреда вдвоем» по Эжену Ионеско, показанная на фестивале, особенно интересовала меня, потому что в Русском театре идет совершенно великолепный «Бред вдвоем», поставленный Артемом Гареевым. Есть ли почва для сравнения? Что привлекло Вайкерта в этой сложнейшей пьесе?

Оказалось – примерно то же, что и Гареева. Жизнь на границе между двух смертельно враждующих сил, попытка приспособиться к тому, к чему приспособиться нельзя, войне на уничтожение. Любительский спектакль аскетичен, в нем только два актера: Муж – Геннадий Тюляков, Жена – Наталья Борисова; их жизнь проходит на чемоданах, точнее, на картонных ящиках со всем необходимым. (На случай, когда придется уходить из разоренного дома, спасаясь от беспощадных террористов.)

Жена ведет бессмысленный спор об улитке и черепахе с азартом, заглушая страх. Муж, как часто бывает, даже спорит как-то устало; его постоянно преследует мысль о том, кто сейчас владеет этим кварталом, как выйти на улицу и уцелеть. Он надевает котелок с пейсами, стараясь походить на еврея-ортодокса; выглядывает наружу, видит, что ошибся, и тут же наряжается как арабский террорист.

В коробке на всякий случай хранятся другие головные уборы: легкомысленые женские шляпки, респектабельное борсалино, каска колониальной армии и даже ушанка со звездой. Война может принять любой оборот, спастись от постоянного страха можно только отупев. В финале кто-то вбрасывает в дом отрубленные головы, герои спектакля выставляют их в ряд и украшают всеми наличными шапками. Эстетика капитуляции, эстетика неизбежности жить в страшном мире...

Актеры играют с колоссальной самоотдачей, отношения между Мужем и Женой выстроены убедительно; словом – классный спектакль, показать который нигде не будет стыдно.

Память сердца

Постановки коллективов из Израиля («Лестница, Тель-Авив) и Канады («Удивительная кошка» , Торонто) роднила живущая сквозь время, несмотря на трагедии прошлого и едва ли не настоящего, разбросанность по свету, память о корнях, о великих людях своей культуры.

«Лестница» привезла спектакль для двух актеров «Песнь песней» по рассказу Шолом-Алейхема (реж. Ольга Туберовская, в ролях Николай Туберовский и Анна Гланц-Маргулис) – трогательную историю о расставании, не убившем любовь, но заставившем уйти в песок, как уходит вода в пустыне, надежду на счастье.

Спектакль «Удивительной кошки» «А вы не из Витебска?» (реж. Лилия Скляр) создан на основе стихов и прозы Марка Шагала – эта страница его творчества малоизвестна, но великий художник, столь поэтичный в своих картинах, был еще и замечательным лирическим поэтом.

Постановка, в которой стихи и воспоминания перемежаются с сочными картинами местечкового быта, такая же очаровательно наивная и искренняя, как живопись Шагала. Спектакль адресован не к ratio зрителя, а к сердцу, это как раз такой случай, когда очень легко убить в себе критика и остаться просто зрителем, от души благодарным театру.

Труппа из Лейпцига (реж. Рико Дитцмайер) называется Compania Sinсara («без лица») Это – театр маски и куклы, оперирующий пластическими образами и изысканными метафорами. Спектакль «Дон Кихот – отрыки из сказки о рыцаре по мотивам произведений Сервантеса и Булгакова шел без перевода, но в переводе и не нуждался.

Объекты и маски, летающие тени и блуждающие огни, Дон Кихот с Санчо Пансой в полный пост и они же – в виде плетеных из проволоки фиугрок, посаженных на соломенную лошадку. В спектакль входила завораживающая и жуткая атмосфера испанского барокко, где каждый шаг – к смерти, и ее пугающая маска становилась демиургом этого действа. Но жизнь во всех ее проявлениях, величии и малости, красоте и безобразии, не уступала, и Дон Кихот вновь садился на коня...

«Злой мальчик» и все, все, все

Алла Зорина участвовала в фестивале в двух ипостасях – как председатель жюри и как художественный руководитель теара-студии «Наш дом» из подмосковного города Одинцово. Город этот – из тех, которые в оны дни именовались почтовыми ящиками. И оттого в нем так много интеллигенции. Технической, но и гуманитарной тоже. Среди артистов есть даже федеральный судья.

Одинцовцы привезли в Силламяэ спектакль «Мелочи жизни» по ранним рассказам Чехова. И сыграли его с чеховской иронией, насмешливо любуясь людской наивностью и мелкими пороками, но не осуждая, словно глядя на все это с точки зрения Бога: «Людишки, конечно, не подарок, но других взять негде; я их такими создал, так что приходится терпеть».

Детские роли играли маленькие артисты из «Другого неба» (самых юных участников театр взять с собой не смог – школа!). Совершенно очаровал публику Яков Тюляков, которого ввели на роль Злого мальчика. Он так вдохновенно действовал на нервы молодым влюбленным, следя за ними и шантажируя по малости, что в финале, когда Иван Иваныч (Андрей Стригалев) наконец-то сделал Анне Семеновны (Вера Хромова) предложение руки и сердца и таиться уже не надо было, жених и невеста с таким удовольствием надрали уши мальчику, что даже за него страшно стало (хотя, конечно, все это было театральным трюком).

Ребенок был счастлив. А любительский театр и живет для того, чтобы дарить счастье. Тем, кто на сцене, и тем, кто в зале.

Наверх