Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Варшавский треугольник Андреса Пуустусмаа

1
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Андрес Пуустусмаа - режиссер "Варшавы", играющий в фильме одну из главных ролей. | ФОТО: Кадр из фильма

Одной из картин игрового конкурса прошедшего недавно в Выборге в 25-го фестиваля российского кинофестиваля «Окно в Европу» стала работа эстонского режиссера Андреса Пуустусмаа «Варшава».

Сюжет ленты внешне достаточно прост. Герой картины - дипломат одной из балтийских стран. Его жена - уроженка России. По долгу службы Томасу в командировках приходится немало колесить по Европе, задерживаясь на одном месте на полтора-два года. Из-за этого, а еще из-за отсутствия постоянного круга общения возникает жизненная неопределенность, а вместе с ней - разобщенность в отношениях супругов. Отдел посольства занимается подготовкой визита в Россию, и Томас явно не справляется с тем, что ему поручено. Потому в Варшаву прилетаетновый сотрудник, давний друг Томаса Марк. Между ним и женой Томаса вспыхивает роман. И в Россию, в Смоленск летит уже не Томас, а Марк...

На показ своего фильма сам Андрес Пуустусмаа, занятый очередным проектом, приехать не сумел, и о его новой ленте мы поговорили с генеральным директором и продюсером российской AMALGAM STUDIO Андреем Феофановым.

– Как возник этот российско-эстонский проект?

– С Пуустусмаа мы встретились однажды на совсем другом проекте, и он рассказал мне о «Варшаве», которая была уже в запуске. Позже у картины возникли финансовые проблемы, и Андрес предложил нам продюсерское участие. В результате мы финансировали производство и делали – у нас своя киностудия, постпродакшн, – не вмешиваясь при этом ни в картину, ни в ее замысел.

– Только что «Варшава» встретилась со своими первыми зрителями. Совпали их реакции с теми, которых ждали, на которые рассчитывали?

– Мне показалось, зал откликнулся на картину. Я не ждал конкретных реакций – для нас самих картина оказалась достаточно необычным экспериментом. Я имею в виду переплетение отношений и судеб, любовный треугольник здесь – только лакмусовая бумажка. В данном случае я бы обратил внимание на киноязык, которым рассказана история. Конечно, было интересно наблюдать за зрителем, «читать» его реакции. Главным на наш с сопродюсером Сергеем Новиковым взгляд было то, что зритель не был вежливо-формален: что-то в картине его определенно зацепило.

– Удивляться здесь особенно нечему: речь идет о драме, любовном треугольнике. Вы как продюсер отлично понимаете, что именно такая коллизия – любовь, измена, рок – обычно вариант беспроигрышный...

– Наверное, это так, тем более, что взаимоотношения трех людей на экране достаточно остры, непредсказуемы и, как всегда в подобных ситуациях, практически делят аудиторию на части. И точка зрения каждой такой части аудитории кажется зрителям единственной верной – такова природа восприятия.

Мне хотелось бы отметить то,, что картина отмечена запоминающимися актерскими работами. Это и исполнившая роль жены героя Анастасия Клюева, и необычная, на мой взгляд, работа Алексея Барабаша, и, наконец, непростой характер, который создал на экране сам Андрес Пуустусмаа, сценарист картины, ее режиссер и замечательный драматический актер. Мне, во всяком случае, представляется, что «Варшава» – это еще и очень мощное актерское высказывание. Попутно замечу, что в картине снимались артисты, хорошо знакомые таллиннскому зрителю: Илья Нартов, Александр Кучмезов. И, конечно, в небольшой роли – «талисман» Пуустусмаа, актер Кирилл Кяро.

– Об Анастасии Клюевой, если можно, чуть подробнее...

– На самом деле в кино она не новичок, но зрителю больше знакома по сериалам, преимущественно молодежным. Она актриса смелая, рисковая. ГИТИС закончила у Евгения Стеблова, работает в московском театре «Практика». Мне кажется, ее работа в «Варшаве» – это заявка на роли героинь роковых, несущих в себе какую-то тайну. Так что Андрес не случайно обратил на нее внимание. Их актерский дуэт в картине наверняка запомнится зрителям. Кстати, Андрес очень хотел снимать и Алексея Барабаша, который в этой истории столь важный персонаж. Особо Алексея, думаю, представлять не стоит, разве что напомню, что он снимался в нашумевшем «Мы из будущего 2». Андресу так хотелось снять его, что он готов был ждать, пока Алексей закончит работу в другом проекте.

– И конечно же, для нас в Эстонии настоящий сюрприз – присутствие в картине Пеэтера Волконского, актера, музыканта, человека не просто популярного, но очень любимого в стране.

– Поначалу роль Волконского, «старик на скамейке», ограничивалась лишь одним эпизодом: крупный план, глаза, в которых можно прочесть всё. Но когда этот эпизод практически с одной фразой, наполненной какой-то вселенской тоской, был снят, он произвел столь сильное впечатление, что обойтись им одним было невозможно. Этот эпизод и для героя Пуустусмаа стал в некотором смысле определяющим – на этой скамейке он оказался как бы в соседстве с вечностью, и Волконский был ее воплощением. У нас возникло огромное искушение расширить роль, дать Пеэтеру больше экранного времени. Подобному искушению нельзя не поддаться, в итоге появился закадровый текст, и вся история в подобной версии теперь была рассказана как бы от лица этого человека.

– Какое послевкусие от картины осталось после фильма у вас лично?

– Хороший вопрос. В кино я пришел как композитор, это был конец 90-х и начало нулевых, среди фильмов с моей музыкой – «Турецкий гамбит», «Детям до 16…», но не в этом дело. Для меня всегда важна эстетика фильма, его визуальный ряд. Мне кажется, «Варшаву» португалец Тимо Салминен – оператор Пуустусмаа – снял прекрасно. И, разумеется, нельзя не сказать о пластике фильма и его музыкальности даже тогда, когда в кадре не звучит ни звука.

– Какова перспектива представления этого проекта в Таллинне?

– Мы ждем этого с удовольствием, ведём переговоры с «Темными ночами», надеюсь, всё получится.

Наверх