Разразится ли на Ближнем Востоке война из-за Курдистана?

Курд - боец Пешмерги.

ФОТО: SAFIN HAMED/AFP

Характерно, что референдум о создании независимого Курдистана не поддержал почти никто, в том числе США, пишет политолог Ристо Киви.

К сожалению, референдум по вопросу независимости иракского Курдистана, прошедший в понедельник, лишь подлил масла в и без того ярко горящий огонь Ближнего Востока. Власти Ирака и соседние страны, в которых также живут миллионы курдов, в первую очередь – Турция и Иран, осудили волеизъявление курдов, пригрозили наказанием в виде экономических санкций и, если это не поможет, военными мерами. Чтобы сделать угрозы достоверными, упомянутые страны провели на границах Курдистана военные учения.

Референдум осудили и обычно дружественно настроенные к курдам США, посоветовав по крайней мере его отложить. Большая часть международной общественности также отреагировала критически.

Курдов поддержал один только Израиль. Премьер-министр Беньямин Нетаньяху сказал, что Израиль поддерживает «легитимную попытку курдов образовать свое государство». Россия курдов не критиковала, но и не поддержала. В данной ситуации это можно трактовать как молчаливое одобрение попытки курдов получить независимость. Или хотя бы как желание с курдами поладить.

У больших стран в этой игре – свои интересы. Иной раз они могут совпадать с интересами малых народов. Чаще бывает иначе. В случае с курдами дело осложняется тем, что они не такой уж и малый народ. Всего их около 40 миллионов. У них яркая национальная идентичность. Они уже с древних времен известны как первоклассные бойцы – это касается и женщин. С ними стоит считаться. Их стоит бояться. Поэтому страх Ирака, Турции и Ирана понятен. Главный интерес этих стран – стабильность. Которой на Ближнем Востоке нет.

Курды – самый большой народ в мире без своей страны

Страны с названием Курдистан на политической карте мира нет. Однако есть регион, в котором курды живут веками, а то и тысячелетиями. Регион немаленький, он занимает порядка 200 тысяч кв.км.

Сейчас он разделен между несколькими странами. Самые большие общины курдов – в Турции (14-20 млн), Иране (8-12 млн), Ираке (6-8 млн) и Сирии (около трех миллионов). Немало курдов живет также в Америке и Европе. Огромна община курдов в Германии – около миллиона.

Цифры приблизительны, потому что статистика недостоверна. Анкара не желает признавать курдов отдельным народом, в Ираке и Сирии попросту царит хаос. Так или иначе всего курдов – около 40 миллионов, а значит, это самый большой народ в мире без своей государственности, который уже давно желает ее обрести.

Курды – не арабы и не тюрки, они говорят на языке (с немалым количеством диалектов) иранской ветви индоевропейской языковой семьи. По вере они в основном мусульмане-сунниты, но есть среди них и шииты, и немусульмане (христиане, зороастрийцы). Религиозный радикализм среди курдов встречается редко, уже в древности говорили, что «в сравнении с неверующими курды – добродетельные мусульмане».

Иначе говоря, курды – народ со своим лицом, с яркой идентичностью. К тому же надо учесть, что курды очень деятельны и воинственны – были и есть. Курдская армия Пешмерга – одна из сильнейших на Ближнем Востоке. Их попытка обрести государственность потому мотивирована и очень серьезна.

Курдское движение за независимость возникло в конце XIX века и получило серьезный толчок во время Первой мировой войны, когда распалась контролировавшая большую часть Курдистана Османская империя. В Севрский мирный договор с Турцией (1920) по инициативе Антанты (прежде всего Франции и Великобритании) был сначала включен пункт о создании независимого Курдистана, но успешные военные операции лидера турок генерала Кемаля Ататюрка этот план подорвали. Так исторический Курдистан был разделен в основном между Турцией, Сирией и Ираком (в рамках системы Лиги наций последние две страны были поначалу подмандатными территориями соответственно Франции и Великобритании).

В результате войн с Саддамом Хусейном заселенная курдами часть Ирака стала полунезависимым государством с официальным названием Курдский автономный район. В регионе, управляемом из столицы Эрбиль, живет больше шести миллионов человек, а в ходе войны с ИГИЛ курды захватили территории, которые автономному району не принадлежат, но заселены в основном курдами.

Курдский автономный район – самый стабильный и пригодный для жизни регион Ирака - благодаря как нефтяным доходам, так и дисциплинированности курдов, а также отсутствию там радикализма. Хотя доходы от нефти после падения цен на нее упали и в регионе есть проблемы с коррупцией, за Курдистан проголосовало ногами множество не-курдов, которые туда переселились.

Нападут ли соседи на курдов?

Курдский автономный район в качестве полунезависимой страны существует уже больше десяти лет, причем довольно успешно, до последнего времени он не спешил провозглашать независимость– чтобы вконец не рассориться с Багдадом, Анкарой и Тегераном и не потерять поддержку Вашингтона.

Недавно президент района Масуд Барзани все-таки решил провести референдум. Частично виной тому – внутриполитические причины: популярность Барзани упала вследствие экономических трудностей (из-за падения цен на нефть), к тому же он подозревается в причастности к коррупции. Политикам всегда выгодно перевести внимание с внутренней политики на «большую». Барзани удалось это сделать.

Результат референдума предсказуем: 92 процента проголосовали за независимость. Эмоции переполняли и курдов, и тех, кто держал за них кулаки. Рейтинг Барзани также стал более высоким. Но что будет дальше?

Референдум носит всего лишь рекомендательный характер. Вероятно, Курдский автономный район поначалу не станет провозглашать независимое государство – получить его международное признание было бы чрезвычайно трудно. Международная позиция курдов скорее ухудшилась бы.

Багдад считает референдум незаконным. Турецкий президент Эрдоган пригрозил «заморить курдов голодом», если они провозгласят независимость. У Эрдогана есть такая возможность – экспорт нефти, за счет которого живет курдистанская экономика, проходит через Турцию. Кроме того, Эрдоган недвусмысленно пригрозил курдам войной. Очень воинственно настроен и Тегеран, до сих пор ладивший с иракскими, «своими курдами». Вашингтон, как и большая часть стран мира, боится раскачивать лодку.

Поддержка Израиля частично обусловлена наблюдающимся уже какое-то время душевным родством евреев и курдов (это отдельная тема), а частично – старой доброй политикой «разделяй и властвуй». У России в игре Курдистана крупные экономические интересы – государственная нефтяная компания «Роснефть» инвестировала в регион около четырех миллиардов долларов. Но ни Москва, ни Тель-Авив  не станут поддерживать курдов, если дело может обернуться войной. Но пока что их поддержка означает, что инициативы курдов невозможно задушить совсем.

Желание курдов обрести свое государство обосновано и морально, и политически. Этого не может отрицать никто. Власти Ирака и Сирии вряд ли смогут противопоставить курдам хоть что-то. Иранское правительство более деятельно и амбициозно, но в долгосрочной перспективе позиция Тегерана неясна. Положение Анкары еще более неопределенно. По сути, Турция воюет с местными курдами уже десятки лет. Однако естественный прирост курдов превышает таковой у турок. Самое позднее через два десятка лет больше половины солдат в турецкой армии будут курдами. Как Анкара сможет их контролировать - вопрос.

Вся политическая карта Ближнего Востока, мягко говоря, под вопросом: после Первой мировой войны ее де-факто перекроили по договору Сайкса – Пико Франция и Великобритания – по своему разумению, не считаясь с интересами и реалиями местных жителей. Эта карта трещит по швам. Курды рано или поздно окупят свои высокие ставки. Но пока что нестабильность лишь растет.

НАВЕРХ