Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Умерла Лариса Ильинична Вольперт

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Лариса Вольперт. | ФОТО: ЭТВ2

Литературовед, почетный профессор Тартуского университета Лариса Ильинична Вольперт скончалась сегодня, 1 октября, в Нью-Йорке на 92-м году жизни.

Лариса Вольперт родилась в 1926 году в Ленинграде, окончила романо-германское отделение Ленинградского университета. С 1962 по 1977 год Вольперт преподавала в Псковском пединституте. Муж Ларисы Ильиничны, Павел Семенович Рейфман, работал в Тарту, где уже сложилась сплоченная кафедра, которая вскоре стала известна далеко за пределами Эстонии как «кафедра Лотмана». Фактическим ее членом стала и Вольперт.

В 1977 году Вольперт прошла по конкурсу на место доцента кафедры русской литературы Тартуского университета, с 1985 года работала на кафедре зарубежной литературы. В 1990 году она была избрана на должность профессора. В качестве приглашенного лектора Вольперт читала лекции в Сорбонне, Иерусалиме, Хельсинки, в Нью-Йорке.

Среди монографий Вольперт — «Пушкин и психологическая традиция во французской литературе», «Пушкин в роли Пушкина», «Лермонтов и литература Франции», «Пушкинская Франция», «Лермонтов и литература Франции», «Пушкинская Франция».

Ларисе Вольперт был 91 год.

От редакции

Сухие строки биографии, черточка между датами рождения и смерти… Тем, кто не знал Ларису Ильиничну лично, невозможно рассказать, какая озорная у нее была улыбка, какой добротой она была переполнена по отношению к своим не слишком путевым и совсем непутевым студентам, которых она не только учила, но и кормила, и лечила. И как стояла – если это было нужно – за них стеной.

Невозможно рассказать – в том числе и потому, что очень трудно подобрать слова. Какие-то нужные, важные, подходящие случаю, когда умирает твой учитель – а среди сотрудников нашей редакции тоже есть ее ученики… Много лет назад, когда мы приезжали в Тарту на похороны Зары Григорьевны Минц, а затем – и на похороны Юрия Михайловича Лотмана, Лариса Ильинична печально спрашивала: «А ко мне на похороны приедете?»

Мы отвечали, что да, конечно же, как она может сомневаться… Но невозможно приехать на похороны в Америку. Поэтому – просто эти короткие строки, для которых преград не существует.

Да будет пухом Вам земля.

Что я скажу в последний час?

Куда же вы, учителя? –

Мы так беспомощны без вас!

Мы молчаливы и жалки,

Мы ошалели от потерь,

Мы до сих пор ученики,

Осиротевшие теперь.

Куда бежать, о чем просить,

Где взять лицо, коль нет лица?

Лишь мелкий дождик моросит,

И панихидам нет конца.

Наверх