Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Аэт Аннист: гомосексуальность – мифы и факты

2
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
LGBT. Снимок иллюстративный. | ФОТО: MURAD SEZER/REUTERS

Во вспыхнувшем с новой силой споре о гомосексуальности упоминается несколько мифов, с которыми стоило бы разделаться, чтобы расставить факты по местам и двинуться дальше, пишет антрополог Аэт Аннист.

В любом сообществе есть множество мифов, задача которых – разъяснить или упорядочить общинную жизнь людей. В основном всё то, что построено на мифах, то и дело разваливается. Строительство домов и самолетов, а также общественные отношения лучше создавать на основе фактов и науки.

Миф о противоестественности

Первый такой миф – аргумент о противоестественности, согласно которому гомосексуализм – это вырождение, которого в природе быть не может. Несколько лет назад Тууль Сепп приводил в Sirp (6 марта 2014 года) примеры гомосексуализма в природе. Задокументированные свидетельства о распространении гомосексуализма есть по меньшей мере по 500 видам животных.

Заинтересованных отошлю к труду биолога Альдо Пойяни (2010) – основательному обзору результатов исследований гомосексуальности у млекопитающих и птиц, об истории и необъективности таких исследований. Пойяни приводит более 50 групп теорий, пытающихся объяснить распространенность явления – от генетических и эндокринологических до адаптивных, то есть теорий приспособления. В числе таких теорий в контексте нынешнего спора важнее всего последние – они указывают на то, что парадоксальным образом гомосексуализм увеличивает шансы вида или группы на выживание.

Получить потомство – не единственная причина, обусловливающая различные поведенческие паттерны животных. Потомство следует также успешно вырастить, то есть воспитывать до половозрелости. Чем длиннее срок жизни, тем больше потомков. Неисключительные гомосексуальные отношения, то есть бисексуальность, в некоторых случаях делает эту задачу более легкой. Пластичность, то есть гибкость сексуальной ориентации – готовность к гомосексуальным отношениям – помогает, например, павианам выживать в своей стае и увеличивает возможности размножения. Лесбийское поведение макак создает необходимую социальную стабильность для потомков.

Эксклюзивная гомосексуальность среди животных встречается меньше. В то же время известно, что среди социальных животных получение потомства распределено неравномерно. Те, кто «не открыт к потомству», в том числе индивиды с гомосексуальным  поведением, оказываются очень важны для увеличения шансов на выживание группы своих родственников – они предлагают им помощь и при необходимости берут на себя функции родителей. Так что аргумент «гомосексуализм неправилен, потому что у гомосексуалистов не бывает потомства», если опираться на научные факты, абсолютно неадекватен: у гомосексуализма большая роль – он увеличивают шансы остальных получить потомство и шансы этого потомства выжить. Таким образом, наличие гомосексуальности в популяции сообразуется с эволюционной логикой.

Миф об общекультурном презрении

Хорошо, пусть гомосексуальность достаточно распространена в природе – но не следует ли, руководствуясь здравым смыслом, оставлять наблюдаемую в природе склонность все-таки на периферии общества, чтобы она не превратилась в традицию? Разве мы свободные от морали животные, чтобы нуждаться в лесбийском сексе ради выживания потомков или в копулирующих самцах, которые готовы воспитывать детей других мужчин? Неужели отступники и представители выродившегося мира современности хотят отшвырнуть нас и нашу мораль на уровень обезьяньей стаи?

Если следовать фактам, окажется, что и это всего лишь миф. Гомосексуальность присутствует в очень многих традиционных сообществах, и вовсе не в качестве предосудительного, презираемого примера уродливых природных страстей, а в качестве нормальной части повседневности – или даже как отражение моральных ценностей, которые в этом обществе обладают высоким статусом.

В некоторых сообществах способность охотника убить добычу считается ослабленной при контакте с женщинами, поэтому охотникам предпочтительнее вступать в гомосексуальные связи, чтобы охотиться как следует. В Меланезии мы видим т.н. ритуализованную гомосексуальность: подросток становится мужчиной – то есть считается способным к созданию семьи – только пройдя через определенные ритуалы. Именно эти акты считаются правильным, моральным способом перейти к гетеросексуальным отношениям.

Представители т.н. третьего пола дополняют эту картинку сексуального многообразия и приемлемости гомосексуальных отношений во многих сообществах. По крайней мере в 155 племенах американских индейцев «люди с двумя душами» – это не биологически двуполые индивиды, а люди, которые приняли соответствующую социальную роль, игравшие (и играющие до сих пор) роли обоих полов при ведении домашнего хозяйства и имевшие сексуальные контакты с партнером своего пола. И у них, и у индийских хиджр были или есть важные задачи в религиозных ритуалах.

Что дальше?

Спорить можно, только опираясь на по возможности точные факты. Противоестественность и универсальное культурное презрение к числу таких фактов не относятся, так что споры следовало бы вести, используя другие доводы – в идеале исходя из настоящих причин, по которым сторонники или противники считают гомосексуализм приемлемым или относятся к нему враждебно.

Чисто практически? Но и здесь наука может помочь. Исследования указывают на то, что вероятность гомосексуальности может увеличивать сексуальная сегрегация, то есть разделение мальчиков и девочек с младых ногтей – в играх, в школах, в университетах. Если вы хотите, чтобы гомосексуальности стало меньше, поддерживайте равенство полов, иначе говоря, половую нейтральность. Половонейтральный детский сад и равноправное воспитание, когда у мальчик и девочек одни и те же интересы, могли бы быть важной сферой для борцов с гомосексуализмом.

Впрочем, антропологи, ученые, исследующие как пропаганду и мифы, так и практические последствия того и другого для общества, заверяют: в создании мифов нет ничего неестественного, мифотворчество свойственно любой культуре. Однако давать возможность настаивать на мифах в мире, где в шаговой доступности имеются факты, – это несколько непродуманный шаг. С течением времени человечество получило новые знания как о космосе, так и о природе, как о человеческом мозге, так и о сексуальной вариативности. Создавая новые законы, стоит исходить из этих знаний.

Наверх