Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Деньги Союза автошкол текут в частные фирмы его руководителя

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Баллотирующийся по спискам Партии реформ в горсобрание Пярну председатель правления Эстонского союза автошкол Энн Саард сказал, что он внутренние дела союза не комментирует. | ФОТО: Антс Лийгус/Pärnu Postimees

Если кто-то думает, что Эстонский союз автошкол – это простой клуб автоинструкторов, то он ошибается. Через организацию проходят сотни тысяч евро, большая часть которых перетекает в частные фирмы председателя правления союза.

У союза есть что распределять между своими членами: будь то учебный материал на десятки тысяч евро, или курсы вождения, которые заказывают вооруженные силы: здесь объем достигает миллионов евро. И поскольку есть, что делить, в союзе под руководством пярнусца Энна Саарда уже долгое время происходит брожение, имеющее две основные причины.

Владельцы многих маленьких автошкол спрашивают, в чем польза этой организации для них - они-то дохода не получают. Но еще большее значение имеет вопрос: кто то меньшинство, которому союз раздает золотые яйца? В авангарде задающих вопросы находится член правления одной из самых крупных автошкол Autosõit Индрек Мадар.

У принадлежащей ему, Иллимару Маасингу и Тармо Салусу фирмы есть филиалы во многих городах, в прошлом году оборот предприятия составил 3,3 миллиона евро, в фирме работают 75 человек, а доход составляет около 400 000 евро. Кроме того, этим людям принадлежит еще целый ряд фирм по обучению вождению.

В правление Союза автошкол Мадар пока не попал, и сам он утверждает, что у него нет таких амбиций: «Мне есть, чем заниматься. По мне, так Саард может и дальше оставаться руководителем, но пусть он делает это открыто и честно.

Борьба доверенностей

Мадара и многих других членов союза все больше интересует, что происходит в финансовых делах союза. Летом по инициативе Мадара было созвано внеочередное совещание союза, целью которого было проведение специальной проверки в Эстонском союзе автошкол.

В результате проверки денежный вопрос мог бы стать понятнее, а воздух чище. Как Саард, так и Мадар пришли на совещание с пачкой доверенностей от других членов союза, но у Саарда их оказалось больше, поэтому было проще управлять сторонниками Мадара.

Против проведения специальной проверки было собрано 53 голоса, «за» насчитали всего 23. Собранием уверенно дирижировал предложенный крылом Саарда присяжный адвокат. Саард объяснил, что годовой экономический отчет прошел аудит и аудиторы не оставили ни одного замечания. Поэтому все должно быть в порядке. Подтверждает ли подпись аудитора, что все на самом деле в порядке? Журналисты видели сотни отчетов, в которых все вроде бы было в порядке, но почему же их все же приходится читать?

Большая часть вопросов, касающихся денежных дел союза, как раз и возникает после прочтения годового отчета, поскольку иной информации нет. Мадар утверждает, что правление союза не считает нужным отвечать на уточняющие вопросы.

Вся эта история во многом состоит из вопросов, поскольку руководитель союза Энн Саард просто не ответил на них: сначала мы договорились о беседе, после этого Саард позвонил и попросил прислать уточняющие вопросы, чтобы лучше подготовиться к теме. В ответ пришли обтекаемые ответы (читайте в конце текста Н.Н.), которые не разъяснили ни одного конкретного вопроса.

Во время согласованной встречи баллотирующийся в Пярнуское городское собрание по спискам Партии реформ Саард сообщил, что он внутренние дела союза не комментирует: «Мы обсудили и на правлении. Это все же внутренние дела союза, и у нас есть общее собрание, где можно все это обговорить – это и было обговорено и проголосовано. Я не считаю нужным обсуждать внутренние дела и управление союзом на страницах газеты. Для этого есть общее собрание».

Бесчисленный товарный остаток

Так, например, в отчете о деятельности можно прочитать, что союз выпускает учебные материалы. На самом деле это предусматривает и устав. Но в действительности союз покупает учебные материалы у фирм председателя правления Саарда, а потом продает их.

Авторские права принадлежат его фирме. В прошлом году союз купил учебных материалов почти на 62 000 евро, в позапрошлом - на 84 000 евро. А, например, в 2012 году их же было закуплено аж на 182 000 евро.

После этого товар поступает на склад, откуда его начинают перепродавать членам союза. Речь идет о свободном от рисков бизнесе: производишь в своей фирме и продаешь по подходящей тебе цене союзу, которым сам же и руководишь. Если фирмам нужно больше денег, можно продать и больше, на склад. У Эстонского союза автошкол солидный товарный остаток!

По состоянию на 31 декабря прошлого года у союза были запасы на 131 000 евро. Мадар и его сторонники хотели получить от Саарда обзор имеющегося на складе, и в итоге в начале августа они получили информацию, которая вызвала у Мадара новые вопросы.

Согласно обзору, на складе союза находится товара почти на 79 000 евро (что на 52 000 евро меньше, чем в конце прошлого годаН.Н.). Так, например, на складе хранится 498 футболок на сумму в 5800 евро и 1209 учебных материалов по автобусам на сумму в 8700 евро. Резаков для ремней безопасности – 1603 штук на сумму в 4500 евро. В документе о товарном остатке указано, что это лишь первая страница их двух, но второй страницы Мадар вообще не получил.

В прошлом году союз приобрел у своих членов товаров и услуг на сумму в 95 000 евро, в позапрошлом году сумма была 224 000 евро, но у Мадара и других членов союза нет данных о том, у кого и что покупали. Можно только предполагать, что большая часть этих денег ушла в две фирмы Саарда: AS Aide и/или OÜ Aide Autokool. Aide Autokool занимается обучением вождению, а AS Aide – выпуском учебных материалов.

Мадар – активный деятель, появление таких заставляет ощетиниваться многих владельцев маленьких автошкол.  Но поговорим лучше о Хели Айнъярве, человеке, который на самом деле основал союз в 1990 году, и которого вытурили из правления в 2004 году. Тогда к власти пришел Саард.

Сейчас Айнъярв руководит в Таллинне автошколой "Нигулисте", а также является преподавателем по безопасности движения в Хаапсалуском колледже Таллиннского университета. Университет является членом союза и именно представителем вуза Айнъярв является в Эстонском союзе автошкол.

По оценке Айнъярва, сделки союза с фирмами своего руководителя нельзя считать этичными: «Для этого даже не спрашивали согласия общего собрания». Айнъярв задает вопрос: почему был закуплен товар, который лежит на складе? «Бизнес-интересы Саарда в покупке учебных материалов в союзе защищены и риски сведены к нулю, поскольку союз просто скупает все, - сказал Айнъярв. -И только потом смотрят, что стало с этими материалами».

Насколько известно Postimees морально устаревшие материалы на сумму в десятки тысячи евро были списаны, но насколько велика эта сумма в реальности, неизвестно. «В любом случае наличие запасов на складе - в интересах членов союза», - добавил Айнъярв.

По его словам, при помощи спецпроверки автошколы хотели получить ответы на свои вопросы, но председатель правления не был в этом заинтересован: «Мы предполагали, что для устранения подозрений правление будет готово к спецпроверке, но они не согласились».

«Я считаю крайне неэтичным, когда появляется предложение проверить деятельность членов правления, а они по сути сами принимают решение, что мы этого делать не будем. Просто соберут доверенности и проголосуют против предложения!» Члены союза подозревают, что фирмы Саарда, кроме учебных материалов, продавали союзу что-то еще, но что именно, они не знают.

Армия как золотой теленок

Почему же добрая половина членов союза все же поддерживает Саарда и других членов правления? «Он распределяет между людьми армейские заказы на обучение вождению, и если они начнут голосовать против, то не получат этой работы».

Речь на самом деле идет о больших суммах. В прошлом году Центр оборонных инвестиций провел конкурс на господряд, через который государство заплатит в течение четырех лет за курсы вождения около 3,3 миллиона евро. Это сумма может и здорово вырасти.

Госзаказ делает курьезным то обстоятельство, что в нем автошколы участвовали по отдельности, но в то же время с ними конкурировал Союз автошкол, который должен не соревноваться со своими членами, а представлять их.

Государство разделило госзаказ на восемь регионов, на каждый из которых могло быть до четырех победителей. Если договор заключен, армия, в свою очередь, интересуется ценовыми предложениями и делает свой выбор, кто будет проводить курсы. Например, в Тапа договор об обучении вождению получили союз и фирма заместителя председателя его правления Неэме Кюлмаллика Tapa Autokool.

Недоходное объединение – союз – выиграл конкурс во всех регионах, а фирмам такое счастье не обломилось, из них самый большой куш – в четырех регионах – сорвала фирма Саарда Aide Autokool.

Или возьмем Таллинн. Тут также выиграли автошколы Haja Autokool, принадлежащая члену правления союза Ану Лийсер, и Aide Autokool председателя Саарда. Можно только гадать, договорятся ли сидящие в правлении Саард и Лийзер между собой, как и какие предложения делать армии, или предложение сделает союз.

Или достигнут ли руководитель союза Саард и его заместитель Кюлмаллик компромисса, кто будет проводить обучение вождению в Тапа: союз или фирма Кюлмаллика? Яркие примеры можно найти и в других регионах.

В тех регионах, где курсы проводит союз, решение, кому будет дана работа, принимает правление. Поэтому союз конкурировал в конкурсе со своими членами, чтобы после распределять внутри организации работу по проведению курсов без какого-либо конкурса. И это то, что вызывает у многих членов союза тоску.

«Когда союз выиграл конкурс, я также задал правлению вопросы: на каком основании и кто получит работу – мы тоже заинтересованы, - сказал Айнъярв. – Я интересовался, на основании какого прейскуранта мы могли бы получить эту работу, но на этот вопрос не ответили до сих пор. Когда не знаешь цены на работу, ты не можешь и предложить ее».

Неизвестно даже то, какую часть заказа Центра оборонных инвестиций в итоге забрали себе Aide и предприятия других членов правления: сами или через союз.

И Мадара тревожит, что если выигранная в конкурсе на господряд работа должна равно распределяться между членами союза, то большая часть этих заказов уходит школам членов правления.

«Да, и простые члены получали письмо с вопросом, кто готов участвовать в курсах вождения в армии, - сказал Мадар. – Мы ответили, что заинтересованы, но на этом все и закончилось. Интерес проявили и другие автошколы, но, насколько мне известно, и их письма остались без ответа».

Мадар признал, что по сути его Autosõit проиграл другим автошколам последний конкурс на этот господряд, но это не тема для беспокойства – после драки кулаками не машут.

«Главный мой вопрос все же заключается в том, как правление Эстонского союза автошкол может идти против Закона о недоходных объединениях и заключать сделки с самими собой без решения общего собрания».

Изготовление учебного материала в бесчисленном количестве и продажа его на склад союза - это, по оценке Мадара, замечательный бизнес: «При этом, в последние три финансовых года союз оставался в минусе».

Мадар считает, что большая часть членов союза слишком пассивна и не проявляет интереса к тому, что происходит в организации: «Союзом руководят хорошо в том смысле, что во главе большой царь, а остальные ему подчиняются».

Письменные вопросы Postimees Энну Саарду:

  1. В 2015 году союз сделал закупки на сумму в 224 500 евро, а в 2016 году – на 95 000 евро. У каких организаций совершались эти покупки (названия предприятий и имена лиц)?
  2. В 2015 году союз купил учебные материалы на 84 000 евро, а в 2016 году – на 62 000 евро. У кого покупались эти материалы (предприятия и имена лиц)?
  3. В каких объемах союз списал устаревшие учебные материалы в 2015, 2016 и 2017 годах (по каждому году просим ответить отдельно)?
  4. По состоянию на 2016 год для членов союза были куплены десять симуляторов езды в темноте. У какого предприятия (название, пожалуйста) были приобретены эти симуляторы? Или члены союза покупали симуляторы напрямую у какого-то предприятия? Если да, то назовите это предприятие.
  5. Почему у союза такой большой товарный остаток? По состоянию на 31 декабря 2016 года на складе хранился товар на сумму в 131 000 евро, по состоянию на 2 августа этого года, по моим данным, - на 79 000 евро. За счет чего произошло уменьшение товарного остатка на складе?
  6. Союз участвовал в конкурсе на господряд Центра оборонных инвестиций. Почему в этом конкурсе союз конкурировал со своими членами? Поскольку союз выиграл конкурс (насколько известно, сам союз курсов вождения не проводит), то на какой основе будет распределена работа между членами союза?

Ответы руководителя Эстонского союза автошкол Энна Саарда на вопросы Postimees:

Все сделки и отчеты союза проверены как ревизором, так и присяжным аудитором. Аудиторская проверка не является обязательной для союза, но мы используем ее для исключения возникновения любых подозрений и для независимой проверки бухгалтерии.

Сделки союза служат союзу целиком, а не финансовым интересам отдельных членов организации. Членов союза знакомят с годовыми финансовыми отчетами на общем собрании и обычно с заметным перевесом голосов при голосовании его одобряют.  Отмечу, что доход союза, прежде всего, состоит из членских взносов членов организации и дохода от продажи учебного материала, а не из государственных и европейских денег.

Вы задали мне вопросы на уровне специальной проверки. Из вопросов можно понять, что за журналистским интересом скрыты вопросы отдельных членов союзов, на которые, как они считают, они не получили ответа.

Я не считают правильным публично обсуждать в прессе расхождения во мнениях членов союза. Члены союза получают больше информации и объяснений, чем предусматривают закон и судебная практика. Если члены союза утратили доверие к членам правления, у них есть право сменить правление на общем собрании или самим выставить свои кандидатуры на должности в правлении.

Возможность смены правления союза была четко объяснена на последнем общем собрании союза в июле этого года, но большая часть членов не посчитала это нужным. Разработка и распространение учебных материалов – это цель, записанная в уставе союза.

Внутри союза был поднят вопрос, не нужно ли изменить порядок разработки и распространения учебных материалов. Мы это обсуждали и на правлении, и на уровне общего собрания. Я призвал членов союза дать знать, если кто-то хочет помочь советом или делом в составлении учебных материалов, но желания до сих пор никто не высказал. Я участвую в деятельности союза с 2002 года и вхожу с правление с 2005 года. Я делал свою работу с полной отдачей и, находясь на посту председателя правления, всегда соблюдал интересы союза. Прискорбно, что некоторые члены союза, которые не ценят мой вклад, пытаются искать дешевую популярность на страницах газет.

Наверх