ОБЗОР: кто выиграет, а кто больше всех потеряет евроденег после 2020 года?

Евро.

ФОТО: THIERRY ROGE/REUTERS

На фоне забастовки городского общественного транспорта, обсуждения будущего Каталонии и противоречий при переговорах по Брекзиту на прошлой неделе в Брюсселе анализировали использование евроденег и говорили об их будущем. К плохим новостям должны себя готовить аграрии, полегче может оказаться работникам науки и транспорта.

«Ситуация улучшается, но во всех странах и регионах еще нужно проделать большую работу», - сказала неделю назад на пресс-конференции в Брюсселе уполномоченный Европейской комиссии по региональной политике Корина Крецу.

Ознакомившаяся со свежим, седьмым по счету отчетом о политике общей принадлежности, она отметила, что хотя неравенство между разными регионами союза после 2015 года вновь начало снижаться, многие граждане ЕС по-прежнему живут в регионах, где ВВП ниже, чем был до последнего экономического кризиса: «У нас много неравенства, и не только между странами, но и между разными регионами одной страны».

Не секрет, что в течение последнего года целесообразность политики общей принадлежности подверглась серьезным сомнениям, поэтому Брюссель в своей риторике постоянно подчеркивает ее необходимость. «Мы можем говорить, как изменить применение политики, но не ставить под сомнение ее существование», - подчеркнул на прошлой неделе президент Европейского комитета по регионам Карл-Хенц Ламбертц.

Rail Baltic не оставят

И хотя официально период нового распределения евроденег начнут обсуждать весной, уже сейчас как высокопоставленные чиновники Брюсселя, так и другие находящиеся в курсе дела люди видят наличие проблем. «В ситуации, когда мы находимся в самом начале планирования нового программного периода, многие темы нуждаются в обсуждении: как распределять деньги, как оценивать проекты и анализировать прежние слабости системы», - перечислила Крецу.

По словам источников Postimees, можно быть уверенными в том, что после 2020 года Эстония в глазах ЕС больше не будет входить в число слаборазвитых стран, у которых ВВП меньше 75 процентов от среднего по Европейскому союзу. Одновременно это означает и то, что Эстония будет должна отдавать в бюджет союза больше средств, чем будет получать оттуда.

Сейчас у Эстонии, как и у Литвы, до этой границы не хватает одного процента, а Латвия является единственной из трех стран Балтии, которой нужно проделать больше работы. Кроме Эстонии в число развивающихся могут попасть также Чехия и Словакия. Также лучше дела могут пойти у Венгрии и у некоторых сильных регионов Польши.

Также весьма вероятно, что вместо, как это было до сих пор, семилетнего периода программы в 2020 году будет введен пятилетний период: на весах и модель «5+5 лет». Обязательно в новом периоде снизится объем софинансирования, хотя для Эстонии это не представляет большой проблемы. Скорее без финансирования останутся проекты сомнительной ценности, то есть, прежде всего, претворяющиеся в жизнь в политических целях.

И хотя в случае Эстонии при помощи евродотаций уже обновлена большая часть инфраструктуры – несколько больших больниц, школ, детских садов, построен целый ряд центров компетенции и здоровья, - после 2020 года проблемным ребенком останется транспорт, у которого, к счастью, есть надежда на получение евроденег. Развитие городов является приоритетом на уровне ЕС, но пока не ясно, как это будет зафиксировано в новом программном периоде. Но городской транспорт будет вписан туда обязательно.

Открытым остается будущее крупных проектов ЕС. В конце июля по этому поводу министры транспорта вышли с общим заявлением, в котором потребовали, чтобы и после 2020 года они могли быть уверены в инвестициях. О том, что они могут исчезнуть, говорили уже перед нынешним периодом финансирования 2014-2020 годов, но поначалу инвестиции отложили, поскольку качество части проектов не было хорошим. Стран Балтии и Польши это не коснулось.

В то же время, общавшиеся с Postimees источники заверили, что не стоит опасаться за доведение до конца проекта Rail Baltic, поскольку сотрудничество стран Балтии крайне важно для комиссии. В свете нового периода обсуждается и железнодорожное сообщение межу Таллинном и Хельсинки: через туннель или судами.

Плохие новости новый программный период принесет аграриям, дотации которым, вероятно, уменьшатся. Хотя в нынешних обсуждениях предложен и такой вариант, что после 2020-го о сельхоздотациях могли бы ходатайствовать только регионы, где положение хуже всего, сейчас все же взято направление на то, что дотацию должны распределять между всеми. Но не исключено, что после окончательного результата переговоров по Брекзиту ситуация может измениться.

Лучше всего положение в контексте евродотаций после 2020 года окажется в Эстонии у научной деятельности и инноваций, где по сравнению с другими странами мы сейчас показываем значительно лучшие результаты, и в которых ЕС видит большой потенциал. «Для того чтобы Европа могла быть конкурентоспособной, ее регионы и города должны быть готовы к постоянной адаптации и инновации», - подчеркнула Крецу.

По словам контактного лица Еврокомиссии по региональной политике Йоханнеса Бахрка, сейчас еще трудно сказать, в каких странах нетто-пользователи станут нетто-плательщиками, то есть теми, кто после 2020 года начнет вкладывать в бюджет ЕС больше, чем получать из него. По его словам, все зависимости от критериев, на основании которых в новый период будут распределять евроденьги: «Сейчас для этого служит ВВП, но в будущем это может измениться. Ими могут стать показатели миграции, климатические изменения».

Также он сказал, что Эстонии на самом деле не придется и после 2020 года вкладывать в ЕС больше денег. Например, дигитально более сильные предприятия Эстонии могут сотрудничать с менее развитыми регионами ЕС и приносить выделяемые для них деньги в Эстонию.

Влияние на нынешний период

Румынка Крецу, которая и сама неоднократно подчеркивала важность социальных показателей при распределении денег после 2020 года, на прошлой неделе не скрывала, что уход британцев может оказать влияние уже на нынешний период еврофинансирования. «Мы в определенном смысле оказались в тупике, поскольку не знаем, каким будет результат переговоров с Великобританией», - сказала она.

По ее словам, ЕС учел вклад Британии до конца этого программного периода: «Мы не наказываем их за уход, но мы учитываем, что они были на месте, когда все страны-члены с этим согласились».

По словам уполномоченного по региональной политике, теперь вопрос в том, уступит ли ЕС Великобритании и согласится с ситуацией, что у союза до конца программного периода будет меньше денег, или останется при своих изначальных амбициях.

То, что Британия должна нести ответственность за уже принятые на себя обязательства, подчеркнул в своей речи «о ситуации в стране» и президент Комитета по регионам. «В моих глазах Брекзит – это также провал для Европы, - сказал Лембертц, сравнив уход британцев из союза с миграционным кризисом. – Мы не удержим Европу, если страны-члены начнут отказываться от взятых на себя обязательств».

Но и вне зависимости от Брекзита, евроденьги текущего периода уже теперь перераспределены. В результате внесенных в июне 2016 года технических исправлений, пяти странам-членам, в том числе и Эстонии, были сокращены суммы выделяемых в этот период евроденег. Сумма, предназначенная для Эстонии, сократилась на 35,4 миллиона евро. Кроме того, в прошлом году дотации были сокращены для Чехии, Словакии, Хорватии и Швеции.

Причина проста: в отличие от Греции, Испании или Италии эти страны смогли лучше восстановиться после экономического кризиса. По данным Postimees, и Министерство финансов решило пропорционально сократить деньги для всех приоритетных проектов, но точный план изменений Брюсселю пока не предоставлен. Ранее таких коррекций не делали.

Существенное давление на бюджет сельского хозяйства

И хотя как для Эстонии, так и для многих других стран ЕС важно, чтобы дотация на аграрную политику и после 2020 года оставалась на нынешнем уровне в почти 40 процентов, давление ЕС на бюджет сейчас больше, чем было когда-либо раньше. Более четкой картина должна стать к декабрю, когда уполномоченный ЕС по сельскому хозяйству выступит со своим видением будущего.

«Весьма ясно, что в воздухе витает давление на сокращение всего бюджета ЕС», - ответил вице-канцлер по аграрной политике и сельской жизни Министерства сельской жизни Марко Гробан. По его словам, ни в одной области, равно, как и в сельском хозяйстве, нельзя быть уверенным, что объемы не сократятся.

А именно, после 2020 года влияние будут оказывать как новые бюджетные области, – борьба с терроризмом и миграционный кризис – так и Брекзит. Уровень влияния последнего на бюджет ЕС оценивается примерно в 12 миллиардов, а в бюджете аграрной политике – пять миллиардов евро. Для сравнения, годовой бюджет ЕС в последние годы (2017-2018) оставался в пределах 158-159 миллиардов евро.

Также вице-канцлер министерства сказал, что если посмотреть на представленные весной Европейской Комиссией пять будущих сценариев финансирования, то в четырех из них под ударом оказывается бюджет сельского хозяйства.

По словам Горбана, уполномоченный Европейской Комиссии по сельскому хозяйству Фил Хоган дал понять, что первичный документ видения будущего общей сельхозполитики появится в конце ноября. Поскольку для Эстонии как для председательствующего государства это тема важна, на декабрьское заседание совета запланировано и обсуждение сельского хозяйства и рыболовства.

«Для Эстонии и многих других стран-членов важно, чтобы имелось достаточно средств», - отметил Горбан. Желание Эстонии заключается в том, чтобы и дальше сохранялась нынешняя двухступенчатая структура аграрной политики, в которой пособия, относящиеся ко второй ступени, выплачивались бы на основе плана развития сельского хозяйства, составленного страной-членом, и учитывались ее условия существования. Кроме того, Эстония стоит за равноправие между странами-членам при прямом дотировании.

НАВЕРХ