Жертва кибертравли: заживут ли мои душевные раны - не знаю

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Foto on illustreeriv.

ФОТО: Aivar Aotäht / Sakala

Для молодых людей в Эстонии интернет и возможности, которые он открывает перед ними, сравнимы с правами человека. Уже невозможно представить свою жизнь без интернета. Мы привыкли общаться с семьей и друзьями в социальных сетях, делиться своими эмоциями и достижениями и узнавать новости. В то же время некоторые сообщения или комментарии находятся на грани допустимого, скатываясь, скорее, в нарушение тех самых прав человека. Так случилось со мной, пишет студентка Тартуского университета Элери Пиллироог.

В последнем классе школы я стала жертвой кибертравли. Мои тогдашние друзья шутки ради решили создать на Facebook ложный аккаунт от моего имени. Они обезобразили мою фотографию, а слова, которые были использованы в моем описании, были обидными и вульгарными. И что самое ужасное, по фейковому профилю можно было понять, о ком идет речь.

Я увидела этот аккаунт перед школьными каникулами. Мне стало больно, и я не могла понять, зачем кто-то мог такое сделать. Кроме того, кое-кто из моих одноклассников «подружился» с этой несуществующей «мною», а некоторые прокомментировали аккаунт, написав что-то вроде «Это вы сделали?» или «Смешно». Причем, «вы» было заменено конкретными именами моих одноклассников. Я постаралась не думать о происходящем, просто не хотела, чтобы всё это мелькало у меня перед глазами. Честно говоря, я не знала к кому обратиться за помощью и постаралась сконцентрироваться на других вещах.

После каникул классная руководительница и социальный работник вызвали меня на беседу. Информация о случившимся дошла и до них. В конце концов, после разговора с мамой мы решили написать заявление в полицию. Только тогда я поняла, к насколько серьезным последствиям может привести создание фейкового аккаунта. В том профиле было много моих личных данных, поэтому это действие можно было рассматривать как кражу идентичности.

Разбирательства длились два года. В результате при помощи примирителя мы с моими бывшими одноклассниками заключили соглашение, по которому им нужно было снять видео против травли и принять участие в толоке «Сделаем». В конце концов, можно сказать, что справедливость восторжествовала, но два ужасных года вымотали меня эмоционально. О случившемся узнал весь класс, создатели аккаунта угрожали мне тем, что сами напишут на меня заявление в полицию. Наступил день, когда я не захотела идти в школу. Заживут ли когда-нибудь эти душевные раны, не знаю, вы можете представить себя на моем месте.

Этот случай, который начался с «шутки», закончился совсем не смешно. Тут всем есть чему поучиться, и мне в том числе. Теперь я точно знаю, что всё, что я размещаю в социальных сетях, останется там навсегда.

Прошло несколько лет, но теперь я стараюсь быть внимательнее к происходящему в социальных сетях и, если замечаю неладное, даю понять обидчикам, что каждое их действие приносит страдания одному конкретному человеку. К своему сожалению, должна признать, что кибертравля принимает множество различных форм и по-прежнему присутствует в жизни молодых людей. Как утверждают исследования, сегодня в Эстонии уже каждый четвертый школьник сталкивался с агрессией в интернете, и это проблема отнюдь не какой-то отдельной школы или больших городов. Унижение, угрозы, обиды – травля влияет на всех, не только на детей, но и на учителей, и на родителей.

Я считаю нужным поддержать социальную кампанию против кибербуллинга, которая началась этой осенью. Она показывает нам, что заступиться за жертву – значит быть по-настоящему смелым. Травля – это не норма и никогда ею не станет. Если после моей истории хотя бы один человек, набирая оскорбительный пост или комментарий, задаст себе вопрос, а хотел бы он, чтобы кто-то поступил с ним так же, это будет значить, что мы уже сделали небольшой шаг вперед.

НАВЕРХ