Ахто Лобьякас: реформисты отказываются от русской карты?

Ахто Лобьякас.

ФОТО: Eero Vabamägi

Неужели Партия реформ откажется от разжигания розни между эстонцами и русскими? Об этом рассуждает эксперт Ахто Лобьякас.

Обещание лидера Партии реформ Ханно Певкура отказаться в дальнейшей предвыборной борьбе от противопоставления по национальному признаку – это объявление войны партийной закулисе, наиболее легендарным представителем которой сделался Кристен Михал.

Сидевший в пятницу на «Горячем стуле» Äripäev (речь о радиопередаче – РМ) Певкур вряд ли может думать, что вопрос о самоидентификации, омрачавший эстонскую политику эпохи восстановления независимости, исчезнет сам собой.

Все дельные вопросы ведущего Айвара Хундимяги были связаны с личностью Михала, и Певкур в каждом ответе заверял, что связь тут есть. Противопоставление национальных общин – которому место, по самому яркому выражению Певкура, «в мусорке эстонской истории», – это стратегия Михала в Таллинне. В столице Партия реформ погибла в том смысле, что на следующие четыре годы загнала сама себя в аут.

Конечно, следует обратить внимание на то, что разыгрывание национальной карты – единственная политика, которую Партия реформ проводила в течение последних десяти лет. Эта политика была успешной для партии – на выборах 2011 и 2015 годов она принесла реформистам победу. Русская карта стала для реформистской закулисы тузом не только в прагматическом смысле, но и в идеологическом – она превратилась в убеждение. Поэтому Певкур сильно рискует.

Впрочем, тот, кто не знает, чем дышала Партия реформ в последние годы, может добавить ряд причин, которые делают этот риск более рациональным, чем кажется на первый взгляд.

Поворот Певкура происходит в момент, когда он становится вторым вице-спикером парламента – вместо бесславно уходящего из эстонской политики Таави Рыйваса. Может показаться, что этот странный шаг может задвинуть аса оппозиционной политики Певкура куда подальше. Ежедневная работа, хочешь не хочешь, отходит теперь главе фракции Юргену Лиги.

Но тут стоит вспомнить вдохновляющий пример Юри Ратаса. А именно, Ратас показал, что место второго вице-спикера – великолепное место, с которого, путешествуя по всей Эстонии, можно создать серьезную и мощную сеть связей и помощников.

Результативность гамбита Певкура мы сможем оценить в марте 2019 года. Партия реформ традиционно была партией меритократии. Большой урожай голосов гарантирует и солидную позицию при разделе власти. Тот, кто соберет в два-три раза больше голосов, чем Михал, поставит амбициям последнего подножку.

Вторая причина менее очевидна. Чем Певкур собирается компенсировать недостачу межнациональной розни в арсенале партии?

В упомянутой выше беседе он не раз и не два сопоставляет скверный результат реформистов в Таллинне с хорошим результатом за его пределами. Отсюда можно заключить, что Певкур постарается перенести центр тяжести Партии реформ на места (так поступил и Ратас). Целью может быть превращение партии в народную по образцу Германии. Сейчас у реформистов структурное затруднение: Центристская партия доминирует в центре и на левом фланге. Реформа – первая среди равных на правом фланге, но там слишком много конкурентов. Для победы на выборах нужно как-то отобрать голоса у IRL и EKRE. Однако националистический радикализм не сработает – и IRL, и EKRE запросто перекричат реформистов и намертво закрепят за Реформой место «вечного второго» после Центристской партии.

Само собой, у плана Певкура есть слабые места. Реформистами никто никогда не руководил без участия закулисы. Естественные союзники Певкура – отец и дочь Калласы. Каю Каллас Певкур упомянул в беседе по контрасту опять же с Михалом, но она далеко, в Брюсселе. Сийм Каллас движется по любопытной траектории, он стал главой волостного самоуправления в Виймси, но остается аутсайдером в большой политике.

Певкур ведет войну на два фронта: центристы с одной стороны и три оставшиеся правые партии на другом. Но, может быть, он поставил на верную карту, рассчитывая на то, что ядро поддержки Партии реформ, новейший средний класс Эстонии, устал от военной истерии.

Перевод с эстонского.

НАВЕРХ