Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Расследование истории с деньгами в пластиковом пакете замарало и незапятнанного Певкура

5
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Ханно Певкур. | ФОТО: EERO VABAMÄGI/PM/SCANPIX BALTICS

Из недавно освободившегося от грифа «секретно» уголовного дела, касающегося финансового скандала в Партии реформ, выясняется, что с так называемыми деньгами в пластиковом пакете мог быть связан и нынешний руководитель партии Ханно Певкур. Так, по крайней мере, сказал сыщикам заинтересованный в принятии закона об акцизах на упаковку бизнесмен с криминальным прошлым Майро Кихо. Певкур называет эти слова выдумкой.

«Финансовыми вопросами Партии реформ занимался генеральный секретарь. Советую вам обратиться со своим запросом к Кристену Михалу»,- заявил Певкур в письменном ответе Postimees.

Политик высшего звена имел в виду ставшее в последние недели известным из материалов следствия обстоятельство, что пять лет назад, когда разразился так называемый скандал Silvergate, он знал о механизме финансирования Партии реформ намного больше, чем до сих пор предполагала общественность.

Большое желание получить выгодный закон

А именно, пять лет назад во время допроса, прошедшего в прокуратуре, связанный со многими предприятиями Майро Кихо очень подробно описал, как он вместе со своим партнером Мареком Леэнурмом хотел при помощи тогдашнего члена парламентской комиссии по охране окружающей среды Калле Паллинга (Партия реформ) "купить" в 2009 году за 20 000 крон подходящий ему закон об акцизе на упаковку. О том, дошли ли переданные Паллингу тремя частями деньги до партии, спрашивали у бывшего однокурсника Леэнурма Певкура, который предположительно подтвердил, что «деньги в кубышке».

Отвечавший на вопросы Postimees письменно Певкур признал, что знает Леэнурма, но отрицает какую-либо связь с так называемыми деньгами в пластиковом пакете. То же утверждает и Леэнурм, который нынче находится в ссоре со своим прежним компаньоном Кихо.

Срок действия постановления на пятилетнее ограничение, позволяющее использовать документ о прекращении производства по уголовному делу, касавшегося финансирования Партии реформ только внутри учреждений, истек 15 октября. В тот же день руководимая Певкуром Партия реформ добилась большого успеха во многих самоуправлениях Эстонии на местных выборах.

Из открытых теперь материалов уголовного дела видно, что в опубликованном еще осенью 2012 года постановлении о прекращении производства, за отметкой ХХХ на самом деле было спрятано имя Ханно Певкура. Его упомянул предприниматель Майро Кихо, говоря во время допроса о предъявленном подозрении его прежнему бизнес-партнеру Мареку Леэнурму.

Леэнурм был одним из пяти подозреваемых в уголовном деле о финансировании партии, наряду с Кристеном Михалом, депутатами Рийгикогу Калевом Лилло и Калле Паллингом, а также тогдашним советником министра иностранных дел Прийтом Каллакасом.

Пять лет назад на допросе Кихо сказал, что вместе со своим бизнес-партнером Леэнурмом в конце 2009 года через тогдашнего члена комиссии по охране окружающей среды Паллинга передал пожертвование Партии реформ в размере 20 000 крон наличными. В качестве благодарности депутат парламента должен был поспособствовать принятию выгодного для занимающегося бизнесом по производству биоразлагающихся упаковок Кихо закона.

По словам Кихо, он вместе с бизнес-партнером хотел быть уверен, что данные им деньги дошли до Партии реформ. Он два раза слышал, как Леэнурм после передачи наличных звонил Певкуру и спрашивал, дошли деньги или нет. Певкур предположительно два раза подтвердил, что «деньги в кубышке». В то время Певкур был членом правления Партии реформ и министром социальных дел.

И все же утверждения Кихо, о том, что находясь в комиссии по охране окружающей среды, Паллинг влиял на принятие льготного для предпринимателей закона, Государственная прокуратура доказать не смогла. Одним из самых больших препятствий стало то обстоятельство, что Рийгикогу запретил передавать сыщикам записи заседаний комиссии по охране окружающей среды, объяснив свой запрет тем, что право парламента исполнять свои конституционные обязанности без вмешательства извне перевешивает интересы следствия.

Государственная прокуратура проанализировала и Закон об акцизе на упаковку, но не нашла в нем положений, которые были бы полезны бизнесу Леэнурма и Кихо.

После того, как вспыхнул скандал Silvergate, добровольно отправившийся на допрос в прокуратуру Кихо не скрывал, что дать показания против Паллинга его подтолкнуло нехорошее отношение к последнему. В постановлении о прекращении производства по уголовному делу написано, что, по мнению Кихо, Паллинг виновен в том, что тот оказался в затруднительном финансовом положении. Якобы он к нему относился негативно, поскольку Кихо был судим (Кихо наказали за кражу лесаА.Э.)

Певкур, Леэнурм и Паллинг отрицают произошедшее

Теперь, пять лет спустя, Певкур сказал, что не знает, почему Кихо сказал полицейским то, что сказал. По словам руководителя партии белок, подобное не может иметь к нему никакого отношения, поскольку он не мог видеть, поступили ли на партийный счет какие-то деньги, или нет.

И, по словам Леэнурма, такого не могло быть. Предприниматель припомнил, что в какой-то момент его отношения с Кихо очень обострились, и, может быть, мотивы поведения последнего нужно искать именно в этом.

«Мы были бизнес-партнерами. Я не помню из-за чего точно возникли эти трудности, видимо, бизнес-отношения не сложились. Я не хочу ни в кого бросить камень, наши отношения – это наше личное дело. Но являлись ли наши отношения мотивом для Кихо дать такие показания в прокуратуре, я точно сказать не могу», - сказал Леэнурм и добавил, что последний раз встречался в Кихо лет пять-шесть назад и больше с ним не общался.

По словам Леэнурма, рассказы Кихо не стоит воспринимать всерьез, поскольку речь идет о человеке, которому нельзя доверять и который был неоднократно наказан в уголовном порядке.

Паллинг отрицает все подозрения. Во время следствия он отказался от дачи показаний.

Вчера он сообщил Postimees, что слова неоднократно судимого Кихо не заслуживают доверия: «Мне приятно, что основательное расследование их не подтвердило».

Певкур: советую спросить у Михала

Находящийся в эти дни за границей Ханно Певкур прислал Postimees письменные ответы.

- Майро Кихо сказал полицейским, что Марек Леэнурм звонил вам лично. Знаете ли вы Марека Леэнурма?

- Майро Кихо я не знаю. Марека Леэнурма знаю, но долгое время с ним не общался.

- Откуда вы знаете Леэнурма?

- Один год мы были сокурсниками в Таллиннской школе экономики.

- Был ли у вас в конце 2009 года доступ к банковскому счету Партии реформ, а также возможность проверить, поступили ли на него какие-то деньги?

- Нет. Денежными делами Партии реформ занимался генеральный секретарь, которым в 2009 году был Кристен Михал. Советую вам с этими вопросами обратиться к нему.

- Может быть, тут нет ничего криминального? Например, Леэнурм просто обратился к вам как к знакомому, чтобы выяснить, дошло ли совершенно честное и легальное пожертвование до Партии реформ?

- Нет, как я уже сказал, контроль и информация о финансах были у генерального секретаря, которым тогда был Кристен Михал.

- Марек Леэнурм является членом Партии реформ. Насколько активно он действует в партии?

- Не слышал о том, чтобы он был активным членом.

- Связывалась ли прокуратура с вами в 2012 году, чтобы о чем-то спросить?

- В рамках этого расследования показания дали более 60 человек, я в их числе. Об этом неоднократно писали СМИ.

- Как сейчас в Партии реформ контролируются сделанные пожертвования. Уверены ли вы в том, что поступление так называемых черных денег в партии исключено?

- За финансовые дела партии отвечает генеральный секретарь. Предлагая Тынису Кыуву занять эту должность, я предупредил его, что финансирование Партии реформ должно быть очень прозрачным и законным.

- Насколько активно вы, как председатель Партии реформ, занимаетесь финансами партии и насколько вы в курсе происходящего там?

- Не занимаюсь, но это естественно, что время от времени генеральный секретарь дает обзор о финансовом положении партии как мне, так и правлению.

Михал намекал на причастность Певкура еще год назад

Упоминание Ханно Певкура в постановлении о прекращении производства по уголовному делу было темой разговора на общем собрании Партии реформ 7 января этого года, когда баллотировавшийся на пост лидера партии Кристен Михал сказал в своей речи, что в том постановлении упоминается и имя его противника по этим выборам.

Михал сказал, что кампания его противника стала грязной, поскольку сторонники Первкура для его очернения напомнили о Silvergate.

«Поговорим о грязи. Пластиковый пакет, кофта. Есть еще какие-то определения? Кто-то считает, что следствие касалось моего частного дела? Нет. Расследовали дело во имя и для партии. Нарушили правила? Правила тогда были другими и тех правил придерживались. Полгода расследовали. Каждый день писали. 60 человек дали показания. Ханно, чья команда сделала эту тему главной, в их числе. Раскрыто 82 банковские тайны. Дело прекратили, поскольку правила не нарушены.

На сегодняшний день изменилось правовое пространство. Под нашим руководством в числе прочих, как сказал Рейн Ланг журналистам. Была взята ответственность и за то, в чем мы не были виноваты. Я ее взял. Не пытаясь спрятаться, не запутывая никого. Я был под своим именем и со своим лицом. Потому что так поступают руководители – отвечают. И все же, давайте еще раз скажем. Чтобы все было ясно и обговорено. Показания по тому же делу давал и Ханно Певкур. На основании утверждений пять раз наказанного за кражу леса. Не Мейкара. Неоднократного лесного вора. В чем разница? Слова обоих не нашли подтверждения - ни Мейкара, ни вора. Но это все равно используют для внутренней борьбы. Друзья, нельзя остаться чистым человеком во время грязной кампании. Те, кто продают незапятнанный товар, не могут оставлять повсюду следы грязи. Грязь делает грязным», - сказал Михал в своей речи на общем собрании.

Кихо в прокуратуре: наши деньги перевели в кубышку

«Первая выплата денег произошла осенью 2009 года в ресторане Fahle, в этом принимали участие я, Марек Леэнурм и Калле Паллинг. Деньги на моих глазах наличными Калле Паллингу передал Леэнурм. Сумма была 5000 крон 500-кроновыми купюрами. То, что сумма была 5000 крон, я знаю точно потому, что о ней мы договорились с Леэнурмом. Сумму собрали так, что я дал 2500 крон, и он дал 2500 крон. Моя доля была взята из моих личных денег. /…/

До передачи денег мы договорились, что каждый месяц платим по 5000 крон, а потому при передаче денег больше не уточнялось, за что деньги передаются Паллингу. Паллинг сказал, что взятые у нас деньги он передаст в кубышку. Я понял, что «кубышка» означает Партию реформ. Я приказал Леэнурму проверить, дошли ли наши деньги туда, куда нужно. Леэнурм позвонил Ханно Певкуру, который сказал, что деньги на месте. То, как Певкур проверял, что деньги поступили в «кубышку», этого я сказать не могу.

Вторая выплата денег произошла также где-то в конце 2009 года, примерно через месяц после первой. Передача денег вновь произошла в Fahle, и участниками были я, Леэнурм и Калле Паллинг. Леэнурм при мне передал Паллингу 5000 крон наличными. Сумму для Леэнурму собрали поровну. Паллинг спросил, сколько в пакете, и окинул деньги взглядом (не считал по одной купюре). /…/

Третья передача денег произошла в конце 2009 или в начале 2010 года также в ресторане Fahle, и участвовали я, Леэнурм и Калле Паллинг. В этот раз при мне Леэнурм передал Калле Паллингу 10 000 крон наличными. О том, что в третий раз сумма была 10 000 крон, мне сказал Леэнурм. Сумму в 10 000 крон мы собрали с Леэнурмом пополам. Я снова попросил Леэнурма проверить, добрались ли деньги до кубышки, после чего он пообщался в Ханно Певкуром и сообщил мне, что деньги попали в кубышку. /…/ Точного времени я назвать не могу, но акциз на упаковку и связанная с этим передача денег от меня и Леэнурма в тот момент был на повестке дня работы комиссии по охране окружающей среды, но никаких решений принято не было».

Silvergate

Название Silvergate получил скандал с финансированием Партии реформ, который вспыхнул весной 2012 года, когда 22 мая входивший тогда в партию Сильвер Мейкар опубликовал в Postimees мнение «О финансировании партий. Честно».

Мейкар написал, что в 2009-2010 годы шесть раз жертвовал Партии реформ деньги, всего 115 000 крон, о  происхождения которых он не знал. «Эти деньги в конверте мне дал Калев Лилло, который тогда работал на руководящей должности в конторе Партии реформ. Перед пожертвованием мне звонил генеральный секретарь Кристен Михал и спрашивал, согласен ли я помощь партии».

В тот же день Государственная прокуратура возбудила уголовное дело для проверки утверждений Мейкара. 24 мая в конторе Партии реформ был проведен обыск. В ходе следствия прокуратура предъявила Кристену Михалу, Калеву Лилло и Прийту Каллакасу подозрения в подозрительной экономической деятельности в партии и нарушении введенных ограничений на имущества, Калле Паллингу - в получении взятки, а Мареку Леэнурму - в даче взятки. До предъявления кому-либо обвинений дело не дошло.

Наверх